Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции - файл B7451Part7-63.html

Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции
скачать (935.1 kb.)
Доступные файлы (71):
B7451Part1-5.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part10-90.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part11-97.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part12-105.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part13-114.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part14-121.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part15-128.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part16-136.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part17-144.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part18-151.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part19-158.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part2-19.html37kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part20-167.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part21-175.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part22-182.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part23-189.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part24-197.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part25-204.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part26-211.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part27-218.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part28-225.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part29-237.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part3-29.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part30-246.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part31-254.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part32-261.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part33-268.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part34-277.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part35-289.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part36-297.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part37-305.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part38-312.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part39-319.html23kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part4-39.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part40-325.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part41-333.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part42-340.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part43-347.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part44-357.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part45-365.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part46-375.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part47-381.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part48-389.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part49-397.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part5-47.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part50-406.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part51-415.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part52-425.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part53-433.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part54-444.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part55-454.html42kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part56-465.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part57-475.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part58-482.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part59-493.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part6-54.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part60-501.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part61-513.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part62-521.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part63-530.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part64-538.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part65-547.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part66-555.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part67-561.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part68-569.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part69-579.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part7-63.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part70-588.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part71-597.html16kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part8-71.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part9-83.html26kb.24.09.2008 22:50скачать

B7451Part7-63.html

63 :: 64 :: 65 :: 66 :: 67 :: 68 :: 69 :: 70 :: Содержание

ЛЕКЦИЯ 6. Ветхий Завет

Я Господь, Бог твой... да не будет у тебя других богов пред лицем Моим Не делай себе кумира... Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно... Помни день субботний, чтобы святить его. Почитай отца твоего и мать твою... Не убивай. Не прелюбодействуй. Не кради. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего.

МОИСЕЙ

Ветхий Завет - юридический иудаизм с признанием воли Бога Яхве сущностью государства и права, догматом богоизбранности евреев, верой в загробное воздаяние и мессианство. Долгое время он существовал в виде лишь устной традиции и был записан в первом тысячелетии после учреждения теократии. Персидский царь Кир разрешил иудеям вернуться в Палестину, где жрецы сосредоточили в своих руках всю полноту власти и скрепили это записью Ветхого Завета.

Ключ к его пониманию - договор Израиля с Богом, по которому человек выполняет его заветы, а Бог оберегает свой народ. Вся предшествующая ему история рассматривается как подготовка этого договора, а вся последующая - как претворение его в жизнь. Соответствующие гимны выстраиваются в хронологически упорядоченную Священную Историю. Половина Ветхого Завета есть не что иное, как ее изложение, другая же половина - дополнения к ней.

Теоконтракт отразился в структуре памятника, делящегося на три части. Первая, наиболее авторитетная часть - "Закон". Это Пятикнижие Моисеево: книги Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие. Это, по сути дела, и есть рассказ о заключении договора, которому предпослано изложение того, как Бог с самого сотворения мира вел народ к этой кульминационной точке как израильскую, так и мировую историю.

На второй ступени канонического достоинства находится часть "Пророки", подразделяемая на "первых" и "последующих". "Первые пророки": Книги Иисуса Навина, Судей израилевых, Книги Царств. Их тема - Израиль после заключения договора, претворение его в жизнь.

"Последующие пророки" - Книги Исайи, Иеремии и других пророков - по преимуществу записи повелений и угроз, которые Бог провозглашал устами пророков (разница между книгами, именуемыми "Первые пророки", и книгами, именуемыми "Последующие пророки", вопреки названию, не столько хронологическая, сколько жанровая). Обе важнейшие части Ветхого Завета - "Закон" и "Пророки" - образуют, таким образом, единое полотно, центр которого, повторяю, теоконтракт.

В круг "Писаний", как именуется третья часть, входят Псалтирь, Книга Иова, Притчи Соломона, Песнь Песней Соломона, Книга Руфи, Плач Иеремии, Книги Екклесиаста, Эсфири, Даниила, а также "Вторая Священная История": Книги Ездры и Неемии. Пользовавшиеся определенным авторитетом, но оттесненные на периферию канона по одной из двух причин: либо они были написаны позже того, как состав первых двух частей стал уже жестко закрепленным в традиции, либо же они не были связаны непосредственно с договором и Священной Историей, - эти книги не могли претендовать на центральное место.

63

Человек - венец творения Бога; собственно, мир затем и сотворен, чтобы человек вошел в него и стал его господином. Человек одновременно и виновник того проклятия, что пало на землю после познания добра и зла (человеку Бог сказал: "За то, что послушал ты голоса жены твоей и ел с дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя..."). Обоснованием возможности союза человека с Богом являются слова книги Бытия о творении человека по образу Божию. Человек свободен от власти любых космических сил, кроме воли Божией; не какое-либо расположение звезд, а нарушение этой воли приводит его к поражениям и бедам.

Эти положения являются фундаментом для юридических построений. Нужно сразу сказать, что стройности в них нет. Историку-юристу можно лишь вычленить правовое из текстов противоречивых и многочисленных книг, написанных разными авторами и в разное время. В целом просматривается патриархальная концепция государства, базирующаяся в конечном счете на воле Бога. "Израиль" - племенной союз, называемый "амфиктионией" или "федерацией", рыхлое предгосударственное образование, существовавшее в XII-XI вв. до н.э., а затем - государство, образованное в последней трети X века до н.э. и уже в VIII веке исчезнувшее в результате ассирийского завоевания.

Сначала речь шла, скорее, о создании родоплеменной общины из потомков Адама и Евы, наделенных Богом свободой воли, зафиксированной в словах Второзакония, которые вложены в уста пророка Моисея и обращены к Израилю: "Вот, я предлагаю вам сегодня благословение и проклятие: благословение, если послушаете заповедей Господа, Бога вашего... а проклятие, если не послушаете заповедей Господа, Бога вашего, и уклонитесь от пути, который заповедаю вам... и пойдете вслед богов иных, которых вы не знаете".

В первой книге Библиии - "Бытие" говорится: "И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его: мужчину и женщину сотворил их. И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю и обладайте ею... И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма".

За описанием творения и грехопадения следуют рассказы о первых людях, о братоубийстве Каина, о нечестии дочерей человеческих и потопе, наведенном Богом на землю, о неудачном строительстве Вавилонской башни и о рассеянии людей по земле. Мрачный колорит этих рассказов резко контрастирует с благословениями первой главы книги Бытия.

"Костяком", связующим вместе все части Священной Истории, становится генеалогическое древо, на котором находят свое место и Адам, и первые люди, и прародители еврейского народа, и цари Израиля. Поскольку о каждом сообщается, сколько лет он прожил и когда родил первенца, то отдельные рассказы не просто срастаются в повествование с единой "временной осью", но эта ось обретает еще и свой "масштаб", а расположенные на ней события - "датировку": мы можем точно вычислить, сколько лет прошло, например, от потопа до ухода Авраама из Харрана.

Государствообразование мыслится как последовательный ряд сменяющих друг друга договоров Бога с людьми и его благословений, обращенных к людям. Первое в ряду таких благословений я уже приводил. После потопа, чуть не уничтожившего все живое, Бог заключает с Ноем новый договор: "И сказал Бог Ною и сынам его с ним: вот, Я поставляю завет Мой с вами... не будет более истреблена всякая плоть водами потопа и не будет уже потопа на опустошение земли".

64

С этим контрактом соседствует благословение, повторяющее в основном благословение первой главы книги Бытия: "И благословил Бог Ноя и сынов его, сказал им: плодитесь и размножайтесь и наполняйте землю... да страшатся и да трепещут вас все звери земные, и все птицы небесные, все, что движется на земле, и все рыбы морские..."

Следующий договор, отделенный от истории Ноя рассказом о строительстве Вавилонской башни и о рассеянии людей по земле, - договор Бога с Авраамом. Он уже непосредственно касается будущей истории Израиля: "...и поставлю завет Мой между Мною, тобою и между потомками твоими... в том, что Я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя; и дам тебе и потомкам твоим... всю землю Ханаанскую, во владение вечное..."

Поле зрения Священной Истории, до того охватывавшее собою весь род человеческий, постепенно сужается до истории одной семьи - праотцев еврейского народа: Авраама, Исаака, Иакова и двенадцати сыновей его, пасущих стада в палестинских долинах. Голод заставляет детей Иакова поселиться в Египте. Фараон притесняет пришельцев (отсюда в позднейшем образном языке литератур библейской традиции "Египет" становится символом рабства, унижения и греха). Еврейский народ взывает к своему Богу и вспоминает о договоре с Авраамом. Под водительством пророка Моисея и с непосредственной помощью Бога израильский народ уходит из Египта и вновь заключает договор с Богом: "...в самый день новолуния... пришли они в пустыню Синайскую, и расположился там Израиль станом против горы. Моисей взошел к Богу, и воззвал к нему Господь с горы, говоря: "... так... возвести сынам Израилевым: ...если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет Мой, то будете Моим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля, а вы будете у Меня царством священников и народом святым".

В контекст Синайского договора с Богом Священная История помещает все законы, регламентирующие частную и публичную жизнь общины, предстающие как заповеди Бога и, следовательно, условия договора. При соблюдении этих условий противоположная сторона гарантирует народу владение Палестиной, процветание и помощь в борьбе с внешними врагами; несоблюдение их влечет за собой проклятие и порабощение чужеземцами.

После нескольких столетий борьбы с врагами, покушающимися на Палестину, двенадцать еврейских племен объединяются в единое царство со столицей в Иерусалиме, где правит сначала Давид, затем его сын Соломон. С именем Давида связывается еще одно обетование Бога, относящееся уже не только к Израилю в целом, но и лично к Давиду и его династии: "Я устрою место для народа Моего, для Израиля, и укореню его, и будет он спокойно жить на месте своем, и не будет тревожиться больше, и люди нечестивые не станут более теснить его..."

Итак, государство, право - плод договорных отношений с Богом, где Израиль являлся "владением Его", а община - "народом Божиим". Это предопределило форму древнееврейского государства - теократию, власть самого Бога с иерархическим устройством.

Теократические властеотношения определяют собою не только строение государства, но и его территорию. Имеются в виду видение пророка Иезекииля и циклы преданий о скинии и стане в пустыне. И тот и другой циклы рисуют идеальное устроение общины самим Богом. "Сыны Израилевы" располагались станом вокруг скинии (шатра). Ее внутренний круг образовывал двор, обнесенный завесами, вокруг двора размещались станом левиты (служители культа), внешний круг

65

образовывали станы остальных 12 израильских племен. В скинии находились светильник, стол для хлебной жертвы, кадильница и за завесой, в Святая Святых - Ковчег (ларец), где лежало Откровение, представлявшее собой, согласно интерпретации Второзакония, каменные скрижали (таблички) с заповедями. Над Ковчегом Бог (у иудеев - Яхве) "открывался" сынам Израилевым.

Такое же концентрическое членение территории и в видении Иезекииля: Храм, внутри которого находится Святая Святых, окружен внутренним и внешним дворами, расположен в самой середине территории, распределенной меж коленами Израиля - от Средиземного моря до Иордана - протяженностью с севера на юг 325 тысяч локтей. Если от мистической географии Иезекииля мы обратимся к реальной географии Палестины, то сакральный центр ее - Иерусалим, а сакральный центр Иерусалима - Дом Яхве (Храм) на горе Сион.

Обрисованная иерократия во главе с первосвященником мыслится как составная часть теократии. Первосвященник - лишь слуга Бога. Бог - над ним, кроме того, над ним - Закон, что находит свое символическое выражение в том, как рисует Пятикнижие отношения между Моисеем - подателем Закона и Аароном - первым первосвященником Израиля. Вот что говорит Яхве Моисею об Аароне: "Ты вложишь эти слова в уста его... Он будет вместо тебя говорить к народу. Он будет устами твоими, ты ж будешь ему богом". Так в символической форме выражается примат Закона Моисеева над иерократией.

Особняком стоит вопрос о том, как соотносится иерократия со светской властью. Впрочем, слово "светский" необходимо взять в кавычки, так как власть царя в доплеменную эпоху мыслилась не только как светская, но и как духовная. Вот псалом, посвященный, как принято считать, интронизации царя: "Сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих. Жезл силы Твоей пошлет Господь с Сиона: господствуй среди врагов твоих".

Примечательно, что в видении Иезекииля, где перед пророком разворачиваются картины возрожденного Израиля, о государстве нет ни слова. Может быть, это связано с тем, что память о царской эпохе была у книжников и священников эпохи плена и восстановления не самой лучшей: из 42 царей Израиля, упоминаемых в Ветхом Завете, похвалы заслужили лишь Давид и еще шесть царей из его династии. Образ Соломона двоится: с одной стороны, он - мудрец, построивший храм в Иерусалиме; с другой - он делал неугодное в очах Яхве, и за это его гнев постиг преемников. Остальные цари однозначно рисуются в самых мрачных тонах.

Однажды израильские племена из-за желания "быть как все", создавая государство, пожелали иметь царя: "Пусть будет над нами царь, а мы будем как другие народы, пусть наш царь правит нами, и предводительствует нами, и сражается в наших битвах". Здесь, таким образом, указываются две причины установления царской власти: желание быть "как другие народы" и необходимость в едином и полновластном военном предводителе, то есть и соображения престижа, и соображения чисто практические.

Вызывает удивление ответ пророка Самуила израильтянам, требовавшим, чтобы он поставил над ними царя. Пророк объявил, что их затея неугодна Богу, что их сыновей и дочерей царь сделает своими слугами, часть их имущества заберет себе, "и заплачете вы тогда из-за нашего царя, которого вы себе избрали, но Господь не ответит вам тогда". Бог же, разгневавшийся на израильтян за то, что они пожелали себе другого царя кроме него, тем не менее велит Самуилу исполнить их

66

желание и указывает ему, кого именно следует помазать на царство, дабы этот помазанник (Саул) спас "народ Мой от руки филистимлян". И в дальнейшем Бог был благосклонен к Саулу, пока тот не согрешил, нарушив повеление Божие. Однако и тогда Бог не уничтожил царскую власть, но лишь отнял ее у Саула и его сыновей (все они погибли в бою) и передал ее Давиду.

Рассказ этот, следовательно, весьма противоречив. Он выглядит и вовсе странным, если вспомнить, что еще задолго до Саула Авимелех, сын Гедеона, был помазан на царство и "властвовал над Израилем три года". Никаких высказываний о неугодности Богу самой идеи царства в Книге Судей не содержится, а знаменитая притча о деревьях, искавших себе царя, говорит скорее о том, что порядочный человек в цари не пойдет (Авимелех был храбрый воин, но злодей и братоубийца). Поэтому хотя повествование единодушно считается достаточно достоверным, приходится констатировать наличие в Ветхом Завете двух и даже трех тенденций по отношению к светской власти. Первая из них (в Книге Судей) почти целиком негативна, она и стала ведущей в иудейской мысли. Вторая в целом позитивна. Особняком стоит рассказ о гневе Божием и перечислении тягот, налагаемых на народ монархами. Эта часть, видимо, самая поздняя или даже относящаяся к послеплеменной эпохе и связана с усилением теократических тенденций.

Что же до возможных тиранических действий царя и злоупотреблений, то они в Ветхом Завете представлены как неизбежное зло. Бог без всяких возражений, как дело вполне естественное, дозволяет иудеям поставить над собой царя. Но предупреждает, что монарх должен проявлять умеренность касательно жен, коней, золота и серебра, а также не впадать в гордыню и не слишком возноситься над людьми. Вот эта заповедь: "Только пусть он не умножает себе коней и не возвращает народ в Египет, чтобы умножить коней, а Бог сказал вам: не возвращайтесь больше на этот путь". "Возвращение в Египет", очевидно, следует понимать не буквально, а метафорически, как запрет изнурять людей "египетской работой" на царя, то есть чрезмерными податями и повинностями.

Некоторые греческие историки, например Гекатей Абдерский, в целом неплохо знающий историю евреев, категорически утверждали, что евреи - единственный народ, никогда не знавший светской власти. Лишь появление на греческом языке трудов Иосифа Шлавия (вторая половина I века) положило конец этому недоразумению. Он впервые формулирует понятие о еврейской теократии: "Хотя, если смотреть по отдельности, - бесчисленно разнообразие нравов и законов у рода человеческого, но вкратце можно было бы так сказать: одни - монархиям, другие - олигархиям, третьи же - толпам вручили правление обществами. Наш же Законодатель ни к одной из этих форм правления обращаться не стал, но претворил наше общество, если только так можно выразиться, насилуя греческий язык, в теократию, предоставив Богу и начальство, и власть". И далее: "Самим образом законодательства своего он весьма превосходил всех законодателей; ибо не благочестие сделал составной частью добродетели, но, напротив, все прочее - справедливость, благоразумие, усердие, согласие граждан во всем друг с другом - считал составными частями благочестия; ибо все поступки, занятия, слова соотнесены у нас с почитанием нашего Бога. Ничто не оставил он без внимания, ничто не оставил без устава".

Перед нами то, что можно было бы назвать "автопортретом" иудейской юриспруденции. "Автопортрет" этот, как и полагается автопортрету, сильно идеализирован. "Такое законодательство и породило среди нас удивительнейшее

67

единодушие: ибо иметь одно и то же понятие о Боге и не разниться между собою ни образом жизни, ни обычаями - это приводит к прекраснейшей гармонии в нравах человеческих".

Реальная жизнь Иудеи, как мы знаем, в частности из сочинений того же Флавия, была отнюдь не столь безоблачна. Но для характеристики юридической мысли, в отличие от политической истории, важно не столько то, что было на самом деле (дворцовые интриги, злодейства мелкие и крупные), сколько то, какой она видела себя (или хотела видеть), какой идеал ей рисовался; и этот-то идеал прекрасно выражен Флавием.

С теократических позиций изложены и вопросы права, сущность которого в теономном законе - выполнении Божественных заповедей. "Юридическое" и "богоугодное" нераздельны, создателем права не может выступать ни земная власть, ни самое авторитетное собрание. И даже когда изменившиеся условия потребовали особых предписаний, они возникли на основе прежних законов Бога, в гармонии с ними.

Теономная природа права получила принципиальную формулировку в тезисе "Будьте святы!" В знаменитых словах пророка Иеремии ясно выражено требование того, что человек должен познать о Боге: "Да не хвалится мудрый своей мудростью, да не хвалится сильный своею силою, пусть не хвалится богатый своим богатством. Но кто хочет похвалиться, пусть похвалится только тем, что разумеет и знает Меня, что я Господь, творящий милость, ад и правду на земле".

Правда Ветхого Завета наиболее полно представлена в Пятикнижии Моисея. Последний - легендарный законодатель, сыгравший в истории Израиля роль исключительную и ни с чем не сопоставимую. Моисей - тот, через кого Бог не просто возвещает свою волю; через Моисея Бог создает иудейский народ, спаянный Божьим избранничеством, служением Богу, выполнением дарованных Богом юридических принципов, законов.

Именно поэтому Пятикнижие завершается тем, что Моисей прославляется как пророк, равного которому не было в Израиле: его Бог знал в лицо, он творил неслыханные чудеса. Моисей выступает как раб Божий и человек Божий (то есть его слуга и избранник), а иудаизм многократно именуется учением Моисея.

Повествователь Пятикнижия, рисуя Моисея, обильно использует мифологический материал. Фольклорен уже рассказ о необычных обстоятельствах рождения и воспитания Моисея; фольклорны, несомненно, и рассказы о чудесах, сотворенных Моисеем по велению Господа. Перед нами возникает фигура сверхъестественная: чудотворец, непосредственно общающийся с Богом, в том числе и на Синае, и в Шатре Закона, получающий от Бога правовые нормы, которые он возвещает Израилю. Все это должно убедить читателя в сверхчеловеческой природе Моисея; об этом же говорят и лучи, которые испускает его лицо.

Вначале перед нами легкомысленный и необузданный юноша, воспитанник царевны, чинящий суд и расправу по своему произволу. Опасаясь за свою жизнь, он бежит в пустыню и там входит в семью египетского жреца. Внезапное явление Бога в горящем и несгорающем терновом кусте ("неопалимая купина") круто меняет его жизнь. Правда, Моисей пытается противиться своему предназначению, но в конце концов принимает на себя свою миссию: отныне он пророк, возвещающий и исполняющий Божью волю, предводитель и освободитель своего народа. Мы видим развитие и углубление образа Моисея как водителя народа, его превращение в мудрого законодателя. Моисею не чужды минуты слабости, и за одну из них он расплачивается смертью на горе Нево, перед тем как израильтянам войти в Обетованную землю. Моисей вспыльчив, хотя его

68

и называют кротчайшим из людей. Но главное в нем: он твердо и последовательно ведет свой народ, выполняя волю Бога.

Фундаментом норм, зафиксированных в Пятикнижии, было понятие о справедливости. В ситуации острой социальной борьбы первой половины I тысячелетия до н.э. проблема "жизни по правде", то есть юридичности, не могла не оказаться в центре исканий. Так, в псалмах Давида милосердие, благополучие, истина и правда выступают в обличий мифологических персонажей, порождаемых космическими первоэлементами и олицетворяющих собой вселенский миропорядок и всеобщую гармонию. Примечательно, что правда как мифологическая сущность определяет и направляет действия Бога. Практически любое нарушение правды, то есть мирового порядка (а именно это и было в архаическом сознании преступлением), могло иметь далеко идущие неблагоприятные последствия не только для данного коллектива, но и для всего мироздания; запреты были способом избегать таких нарушений и вторжения в мир разрушительных сил. Эта общая концепция имела своим последствием крайнюю жестокость наказаний (как правило, смерть, то есть удаление преступника в потусторонний мир) и регулирование обычаем либо законом всех сторон жизни человека. Например, прелюбодеяние как нарушение мирового порядка считалось преступлением и жестоко каралось, кроме тех случаев, когда оно могло быть исправлено браком, то есть когда правда торжествовала. Соответственно правда - основа и сущность государственной власти и выполняемых ею исполнительных и судейских функций. Применительно к отдельному человеку юридичность - это жизнь как воплощение правовых норм. В конечном счете нормы восходят к образу жизни родоплеменного общества. Они обеспечивают его тесное сплочение, без чего такое общество вообще не может существовать.

Особенность правотворчества Ветхого Завета заключается в том, что Закон (Учение) всегда записывается. Самый термин "закон" происходит от корня со значением "вырезать, выгравировать" и обозначает, в сущности, текст, вырезанный на камне и таким образом зафиксированный. Типичным стало писаное право. Текст заповедей дан раз и навсегда, искажение его, убавление, расширение, всякое самовольное обращение с ним - грех. Письменная фиксация как раз и предотвращает текст от порчи. К тому же это не просто текст, а договор с Богом. Такие веши обязательно должны быть записаны, что, в свою очередь, служит свидетельством важности и истинности записанного. У Исайи запись ключевых слов пророчества служит дополнительным подтверждением неотвратимости того, что оно сбудется: "И сказал мне Господь: возьми себе большой свиток и начертай на нем человеческим письмом: спешит грабеж, ускоряет добыча... ибо... богатства Дамаска и добычи Самарийские понесут перед царем Ассирийским".

У Иеремии речь идет уже о составлении целой книги пророчеств: "Было слово такое к Иеремии от Яхве: возьми свиток и напиши на нем все слова, что Я говорил тебе об Израиле, и об Иудее, и обо всех народах... Быть может, услышит народ иудейский про все то зло, что Я собираюсь сделать с ним, и отвратится каждый от злого пути своего, и тогда Я прощу грехи их и беззаконие".

Тема письменного текста проходит красной нитью через всю историю договоров Израиля с Богом. Моисей сходит с горы Синай после разговора с ним и заключения договора - в руках у него каменные скрижали с текстом заповедей: "И когда Бог перестал говорить с Моисеем на Синае, дал ему две скрижали Откровения, скрижали каменные, на которых написано было перстом Божиим".

69

Перед смертью, отдавая последние наставления народу, Моисей записывает Закон и отдает его священникам, повелев при этом регулярно читать его "вслух всего Израиля". Иисус Навин после завоевания Палестины вновь заключает договор с Богом. Текст его опять-таки записывается: "И вписал Иисус слова сии в книгу Закона Божия".

Значение записи легко объяснимо: ведь вопрос вопросов - судьба договора зависит от того, насколько полно и правильно располагает община сведениями о его условиях. Более того, он должен быть заучен наизусть, должен заполнить своим звучанием и своими буквами весь мир правоверного иудея: "Итак, вложите эти слова Мои в сердце свое и в душу свою, как знак повяжите их на руку свою, памятным знаком да будут меж глаз ваших. Обучайте им детей своих, говорите о них: и когда ты сидишь в дому своем, и когда ты идешь по дороге, и когда ты ложишься, и когда ты встаешь. Напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих".

С позиций правды отвергаются произвол и насилие, какие-либо нарушения прав и интересов людей, живущих по соседству, разврат, сколь бы привлекательным он ни казался. Укрепление семьи - важнейшая забота. Проповедуются милосердие и сострадание к социально слабым и незащищенным - рабам, вдовам и сиротам. Формы их проявления многообразны - от наказаний за убийство раба, считавшегося, по-видимому, младшим членом семьи, до материальной помощи разного рода, запрета взыскивать процент по займу, брать в залог вещи, без которых человек не может жить, задерживать плату батраку. В особенности важно настойчивое требование защищать в суде интересы вдов и сирот. И все это мотивируется тем, что иудеи никогда не должны забывать рабства и угнетения в Египте. Пятикнижие требует утверждения справедливости, причем справедливости для всех - как для богатых и знатных, так и для бедняков. Ответственность за нарушение юридических норм индивидуализирована. Человек не может ссылаться на мнение и действия большинства в оправдание своих поступков. В конечном счете определяет и оценивает его поведение только один судья - голос совести, а критерием для оценки тех или иных поступков является их соответствие или несоответствие Божественному учению.

Ветхий Завет ориентирован на воспитание человека, служащего Богу, в частности выполнением установленных Богом правовых норм, то есть он с самого начала формулирует некие общесоциальные установления (что не мешает ему, разумеется, быть локализованным во времени и пространстве). Думается, что эти специфические черты способствовали тому, что Ветхий Завет нашел свой путь не только к разуму, но и к сердцам людей и не только в иудейском обществе, но и далеко за его пределами. Однако решающую роль в этом процессе сыграло, конечно, то обстоятельство, что он был воспринят христианством и стал его краеугольным камнем, а десять заповедей легли в основу юридических принципов Нового Завета.

Художественно Ветхий Завет как автономная часть "Вечной Книги" - Библии сопоставим с поэмами Гомера, драматургией Шекспира, поэзией Пушкина и Гёте, романами Достоевского и Толстого. Мировая литература, изобразительное искусство постоянно обращались и обращаются к его сюжетам и темам (достаточно отметить такие монументальные творения, как великий роман Томаса Манна "Иосиф и его братья", драма Байрона "Каин", картина Рембрандта "Жертвоприношение Авраама" или статуя Моисея работы Микеланджело).

70
63 :: 64 :: 65 :: 66 :: 67 :: 68 :: 69 :: 70 :: Содержание


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации