Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции - файл B7451Part14-121.html

Азаркин Н.М. Всеобщая история юриспруденции
скачать (935.1 kb.)
Доступные файлы (71):
B7451Part1-5.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part10-90.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part11-97.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part12-105.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part13-114.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part14-121.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part15-128.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part16-136.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part17-144.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part18-151.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part19-158.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part2-19.html37kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part20-167.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part21-175.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part22-182.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part23-189.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part24-197.html25kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part25-204.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part26-211.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part27-218.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part28-225.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part29-237.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part3-29.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part30-246.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part31-254.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part32-261.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part33-268.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part34-277.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part35-289.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part36-297.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part37-305.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part38-312.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part39-319.html23kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part4-39.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part40-325.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part41-333.html28kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part42-340.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part43-347.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part44-357.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part45-365.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part46-375.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part47-381.html30kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part48-389.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part49-397.html34kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part5-47.html27kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part50-406.html35kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part51-415.html38kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part52-425.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part53-433.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part54-444.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part55-454.html42kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part56-465.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part57-475.html26kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part58-482.html41kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part59-493.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part6-54.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part60-501.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part61-513.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part62-521.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part63-530.html29kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part64-538.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part65-547.html32kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part66-555.html22kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part67-561.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part68-569.html39kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part69-579.html33kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part7-63.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part70-588.html31kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part71-597.html16kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part8-71.html44kb.24.09.2008 22:50скачать
B7451Part9-83.html26kb.24.09.2008 22:50скачать

B7451Part14-121.html

121 :: 122 :: 123 :: 124 :: 125 :: 126 :: 127 :: Содержание

ЛЕКЦИЯ 13. Полибий

Далее допустим, что кто-нибудь получил от другого поддержку и помощь в беде, а вместо благодарности вздумал бы когда-либо вредить своему благодетелю, подобный человек, понятно, должен возбуждать недовольство и раздражение в свидетелях как потому, что они огорчаются за ближнего, так и потому, что ставят себя в подобное положение. Отсюда у каждого рождается понятие долга, его силы и значения, что и составляет начало и конец справедливости.

ПОЛИБИЙ



Полибий (200-118) - деятельный, плодотворный юрист, современник всемирных событий эллинизма - завоевания Греции Римом и Третьей Пунической войны. Он не сторонний их наблюдатель, а ведущий политик и военный, что сильно повлияло на его юриспруденцию. Его отец Ликорт - стратег Ахейского союза. Сыну, отличавшемуся блестящими способностями, светила такая же карьера: в 30 лет он - посол в Египте, еще немного - и тоже стратег. Но судьба распорядилась по-своему. После победы Рима над Македонией Греция окончательно лишилась суверенитета. Специальная комиссия десяти (коллегия децемвиров) по поручению сената с помощью проримски настроенных деятелей предприняла меры подавления "духа партий и прочного утверждения тех, которые имеют в виду только власть римлян". По надуманному подозрению в симпатиях царю Персею Полибий в числе тысячи влиятельных ахейцев интернирован в Рим. Формально они обвинялись в антиримской борьбе, затем утвердился их статус заложников.

В Риме Полибий был наставником кружка Сципиона - аристократов, повязанных симпатиями к эллинской юстиции, риторике, изучением которых завершалось их высшее образование. Большинство из них - стоики, консерваторы, отвечали "Катонову идеалу" гражданина - "сурового, но справедливого, врага роскоши и изнеженности".

Преподавание было использовано на благо родине и высоко оценено земляками: известен барельеф в Мегалополе с изображением "знаменитого мужа Полибия, сына Ликорта", надписью о его странствиях, дружбе с римлянами, смягчившей их гнев против Эллады. В храме города его бюст венчала эпитафия: "Эллада не пострадала бы вовсе, если бы следовала во всем указаниям Полибия; потом, когда ошибка была сделана, он один помог ей".

В методике Полибий - новатор эмпирико-научного подхода к государственности в контексте причинно-следственного охвата событий. Юспроцесс для него - скорее политический (а не метафизический) и в этом смысле - прагматический. Изучались развивающиеся во времени правовые феномены с точки зрения их пространственно-временной упорядоченности. Полибий назвал эту методику "аподейктической", доказательной, достоверной, ибо знание законов истории полезно для "мужей, стоящих у кормила правления". Им особенно важно знать, по какой причине и из какого источника проистекают факты для предвидения. Изучение минувших событий во всех подробностях и в истинном значении может дать руководящие указания относительно будущего.

121

Признавая вслед за стоиками решающую роль судьбы в юспроцессе, Полибий, однако, изучает реальную логику правовых факторов. Первый в их ряду - образ правителя. По его мнению, "толпа всегда проявляет те самые свойства, какими отличаются вожаки ее и советчики". Следовательно, "и характер народов меняется в связи с различными характерами правителей". Народ действует в юспроцессе, но его роль нельзя признать сколько-нибудь значительной. Элитизм, признание выдающихся способностей для политика у Полибия - ив оценках вождей демократии Клеомена, Набиса, Хилона, называемых им тиранами. К правовым факторам Полибий, развивая подход Аристотеля, относит и географическую среду: "Нравы их (аркадцев) суровы вследствие холодного и туманного климата, ибо природные свойства всех народов не избежно складываются в зависимости от климата. По этой, а не по какой-либо иной причине народы представляют столь резкие отличия в характере, строении тела и в цвете кожи, а также в большинстве занятий".

Особо подчеркивались правления: "Важнейшею причиною успеха или неудачи в каком бы то ни было предприятии должно почитать государственное устройство. От него, как от источника, исходят все замыслы и планы предприятий, от него и осуществление их".

Эмпирический подход к событиям с учетом факторов юспроцесса дал основания назвать Полибия "отцом всеобщей истории", "части" которой - отдельные этносы в их эволюции. Именно так следует понимать следующий пассаж: "История по частям дает очень мало для точного уразумения целого; достигнуть этого можно не иначе, как посредством сцепления и сопоставления всех частей".

Отметим: в понятиях "часть" и "целое" представлена краеугольная мысль Полибия об иерархии времен в юспроцессе: наряду со временем, хронологически обозначенным и вплетающимся в канву событий, есть время хронологически открытое - измерение всей ойкумены. Оно течет в те моменты, когда решаются судьбы народов и государств, становясь естественным циклом. Полибий осмысливал юстицию через этот цикл, уподобляя развитие права и государства жизни индивида. Они проходят последовательно через юность, зрелость, затем стареют, приходят в упадок и исчезают. Зная этот порядок, можно ошибиться, пытаясь предсказать длительность того или иного правления, но редко ошибаются относительно фазы государственности цикла.

Более того, впервые Полибий явным образом выразил идею круговорота юспроцесса, ибо, опираясь на его естественные циклы, проецируя их на эволюцию права и государств, он предвидел, что за возвышением Рима когда-нибудь неизбежно последуют его закат и падение. Как все события восходящей фазы цикла протекают сообразно законам природы, так равным образом будут протекать и ожидаемые перемены, связанные с его нисходящей фазой.

Наконец, эмпиризм методики виден в последовательности изложения и в причинном обосновании правовых событий, ибо только такая история отвечает на вопросы, что, почему и для чего происходит, иначе она не приносит никакой пользы, превращается в забаву. По Полибию, "необходимейшие части истории те, в которых излагаются последствия событий, сопутствующие им обстоятельства и особенно причины". Допускалась лишь причинность, коренящаяся в реальности самих событий.

122

Государство возникает постепенно из-за слабости людей, страха, который рано или поздно формирует однородную толпу. В самой толпе природой выделяется тот, кто превосходит остальных физической силой, отвагой. Со временем сила возникших сообществ заменяется связью, сотрудничеством в единовластии, где еще отсутствуют юридические понятия. Их появление приходится на второй цикл государства, правление которого - тоже единовластие, царская власть, но уже на основе юридических понятий, сначала возникающих в семьях. Отец и мать видят в детях кормильцев в старости. Если чей-то сын не выполняет этой роли, люди негодуют. Они опасаются, что если оставят без внимания сыновнюю неблагодарность, то подобная участь постигнет их тоже.

Отсюда понятие долга - начало и конец справедливости. Вслед за ним возникает одобрение. Поступки, его заслужившие, влекут к подражанию и соревнованию. Одновременно появляется порицание, чтобы избежать неблаговидных поступков. Одобрение и порицание - база для различения юридического и преступного. Вождь, поддерживая справедливых и наказывая правонарушителей, обретает легитимность и добровольное подчинение подданных, становясь царем.

С власти вождя начинаются циклы простых правлений. Полибий не согласен с юристами-предшественниками, которые выделяли только царскую власть, аристократию и демократию, ибо рядом с ними существуют три других вида власти, которые одновременно и отличаются, и похожи. Так, от царской власти отличаются монархия и тирания, хотя они стараются придать себе вид царской власти. В отличие от них, последняя устанавливается разумом, а не страхом и силой.

Аристократия - правление на выборной основе справедливейших и разумнейших людей. Олигархия же - правление с противоположными качествами: нет выборов, царят глупость и произвол стоящих у власти. Принципы родовитости для аристократов и богатства для олигархов у Полибия не играют никакой роли в классификации. Разница между олигархией и аристократией - не социальная, а юридическая.

Демократия - власть большинства, причем этот признак противопоставляется не олигархии, как можно было бы ожидать, а охлократии (власти толпы). Остальные ее признаки - юскритерии: почитание богов, забота о родителях, уважение старших, законность. Охлократия определяется так: "Нельзя считать демократическим устройством такое, в котором чернь может делать то, что хочет и мыслит для себя". Явный намек с позиции элитизма на демократические Афины.

Классифицировав шесть правлений, Полибий приступил к их описанию. Три хороших и три испорченных правления последовательно сменяют друг друга. Их правовая эволюция - эмпирико-историческая.

Первое правление - монархия с властью сильнейшего. Юспонятия придают ей черты упорядоченной царской власти. Через несколько поколений она вырождается в тиранию, которая во многом сходна с монархией, но возникает тогда, когда уже укоренились ценности права.

Злоупотребления тирана вызывают протест лучших граждан, они его свергают, учреждается аристократия. Во втором поколении она естественным образом

123

вырождается в олигархию. Недовольство этой формой приводит к демократии. Начиная с тирании, смена каждой следующей формы происходит эмпирически и зависит от предшествующего опыта. Так, после тирании люди не рискуют вверить власть одному человеку, а после свержения олигархии уже не отваживаются вверить ее группе людей.

Демократия в третьем поколении тоже разлагается. Ее лидеры - демагоги, развращают народ подачками, формируя предпосылки власти толпы - охлократии. Затем они обретают неограниченные полномочия. В итоге - опять правление одного человека. Полибий не уточняет, является ли это монархией или тиранией, но цикл начинается снова.

Цикл правлений имманентно несет в себе семена своего разложения, подобно тому как ржавчина свойственна железу. Поэтому каждая форма в своем развитии проходит несколько этапов. По мнению Полибия, их знание так же важно с прагматической точки зрения (то есть для предсказания дальнейших путей развития того или иного государства), как и знание цикла в целом. Любое правление проходит пять стадий: зарождение, возрастание, расцвет, изменение, завершение. Схему эту Полибий, очевидно, заимствовал, из мира флоры и фауны. Знатоки наследия ахейского юриста называют ее "биологическим законом".

Показав циклическую и стадиальную нестабильность простых правлений, Полибий перешел к анализу смешанного правления, в котором соединяются преимущества простых, но благодаря взаимному контролю они не развиваются сверх меры, что позволяет государству пребывать в равновесии, подобно плавающему кораблю. Смешанная форма останавливает законы развития цикла. Однако "биологический закон" все равно действует, что позволяет, например, предсказать будущее Римского государства. Сравнивая Рим и Карфаген, Полибий говорил: преимущество первого в сенате, то есть аристократическом элементе, в то время как во втором перевес - на стороне демократии. Поэтому Карфаген дальше продвинулся в упадке.

"Всеобщая история" детально описывает правовые институты Рима как смешанного государства. Полибий начал с консулов: им подчиняются народ и должностные лица, за исключением народных трибунов; они докладывают сенату о всех делах, вводят посольства, наблюдают за исполнением постановлений, созывают народные собрания, вносят предложения, исполняют постановления, имеют неограниченную власть в военных делах, подвергают наказанию в военном лагере.

Сенат распоряжается казной; в его юрисдикции - все преступления, совершенные на территории Италии; он ведает отправлением и приемом посольств, решает вопросы войны и мира. Ни в одном из перечисленных мероприятий народ не принимает никакого участия. Возникает впечатление, что на долю народа не остается ничего существенного, но Полибий спешит его опровергнуть: народ награждает и наказывает, выносит смертные приговоры, накладывает денежные штрафы, решает вопросы войны и мира, ратифицирует заключенные договоры и союзы.

Полибий в деталях излагает механизм взаимодействия консулов, сената и народного собрания: как они, конкурируя между собой, уравновешивают друг друга, обеспечивая правопорядок и стабильность. Кстати, смешанное правление покоится не только на институтах власти, но и на внеконституционных

124

элементах: воспитании молодого поколения, системе поощрении и наказании, религиозных верованиях.

Римское воспитание развивает гражданскую и воинскую доблесть. Без него невозможно полисное ополчение, в котором Полибий усматривал преимущества Рима перец Карфагеном. Весьма юридично почитание памяти прославленных предков в погребальных церемониях граждан, имеющих заслуги перед государством. Эти тризны возбуждают гражданское рвение не только у потомков данного человека, но и у всех римлян. Поощрения и наказания, существовавшие в Риме, тоже вызывают у Полибия полное одобрение. Если они распределяются неправильно, то теряют правовой смысл. Для доказательства Полибий приводит мысль Платона из "Законов": "Государство, как кажется, если только оно намерено существовать и благоденствовать, обязательно должно правильно распределять почести и наказания". Он с особой силой подчеркивал этот принцип, делая его важной частью своих рассуждений. Как политик и военный Полибий хорошо знал эффект воздействия наград и наказаний на поведение людей.

Большое преимущество Рима Полибий видит в мифоюстиции, страхе перед богами. Народ ведь исполнен легкомыслия, ему свойственны противозаконные стремления, бессмысленный гнев, насилие. Удерживать его от преступного можно только террором и таинственными обрядами. Если бы государство состояло из одних мудрых мужей, то в религии не было бы необходимости. Неправильно поступают законодатели, стремящиеся изгнать мифоюстицию из государства, что уже имело место у эллинов. Римляне, наоборот, ее бережно сохраняли, потому магистраты у них пользуются доверием: теономный страх заставляет соблюдать клятвы.

Полибий высоко ценил армию. Благодаря тому, что она - сильная и современная, Рим, в отличие от Спарты, вел победоносные войны, закреплял свои успехи на покоренных территориях. Способность к экспансии, фактор силы стабилизируют правление. В этом отличие Полибия от сократиков, рассматривавших армию лишь как средство защиты полиса. Более того, в военной системе Рима он видел инструмент сверхъестественной силы, судьбы, преобразующей мир и превращающей его в единое целое.

Смешанное правление - решающий фактор возвышения Рима на мировой арене. Читаем во "Всеобщей истории": "Важнейшею причиною успеха или неудачи в каком бы то ни было предприятии должно почитать государственное устройство. От него, как от источника, исходят все замыслы и планы предприятий, от него же зависит и осуществление их". Правление Рима - наилучшее из-за смешения принципов простых форм: "Если мы сосредоточим внимание на власти консулов, государство покажется вполне монархическим и царским, если на сенате - аристократическим, если, наконец, кто-либо примет во внимание только положение народа, он, наверное, признает Римское государство демократией".

Отстаивая смешанное правление, Полибий предвосхитил теорию разделения властей Нового времени. Действительно, существует их некоторая общность, заключающаяся, как нам кажется, в стабилизирующем всю систему власти сочетании различных уравновешивающих друг друга властных начал, образующих некое единство.

125

В правопонимании, оперируя традиционными терминами "эвнономия" (благозаконие), "дике" (справедливость), "темис" (обычай), "номос" (закон), "дисноме" (беззаконие), Полибий различал естественное и позитивное право, восходящее к софистам. Юстиция - должное основание и мотив поступков отдельных людей, одного государства в отношении другого. Правоотношения строятся на общепризнанных, справедливых законах (дикайон номой). Соглашаясь с совпадением законного и справедливого, он в то же время конкретизировал юридическое. Его подход отразил специфику эллинизма, а также влияние стоицизма.

Для стоиков мироздание детерминировано, предопределено причинной связью, сущность которой выражается категорией "судьба". Ее я уже упоминал в анализе методики, но не стал раскрывать в деталях. Теперь дадим определение Полибия: "Судьба - это разум мироздания или закон всего сущего в мироздании, управляемом провидением, сообразно с которым ставшее стало, становящееся становится и предстоящее станет". Жить по разуму - жить по природе, "не делая ничего, что запрещается "общим законом", и закон этот - верный разум, всепроникающий и тождественный с Зевсом, направителем и распорядителем всего сущего".

Юридичность людей - в поступках согласно познанным разумом естественным нормам: почитать родителей, отечество, законы. Подобных утверждений у Полибия много. Приведем для примера еще одно: "Мы убеждены, что совершенство отдельного человека удостоверяется единственно умением сохранить самообладание и благородство души среди всесокрушающих превратностей судьбы". Правда, ядро юстиции стоиков - долг понимается Полибием исторически, как аксиома правовой жизни, как некая конкретная закономерность, согласно которой люди должны действовать. Это синоним "общепризнанного" права. Типична его мысль об уважении "общечеловеческих законов", даже по отношению к противнику в войне.

В отличие от стоиков, Полибий не озабочен метафизикой долга, выводит его из конкретных событий в их взаимосвязи, больше занят оправданием общепризнанных законов внутри государства, в международных связях, чем упорядоченностью Космоса богами. А традиционная тема соотношения законного и справедливого привлекает его в ином, эмпирическом ракурсе: как исследование форм и ситуаций, когда государство, выдвинутое судьбой на роль гегемона, придерживается общепризнанных справедливых правил мирного и военного времени.

Оригинальна и во многом реалистична у Полибия картина происхождения права, тесно связанная с генезисом государства, которую я уже изобразил выше. Люди, собирающиеся из-за страха в сообщество, похожее на стадо животных, подчиняются вожаку. Мера права в таком случае - физическая сила, господство "силы и страха". Со временем властеотношения упорядочиваются, смягчаются утверждающейся среди людей справедливостью. Возникает понятие о долге. Опыт наполняет его смыслом, само оно приобретает юссилу, примеры соответствующего поведения получают положительную оценку ("знаки благоволения"), а идущие вразрез с ним - "презрение и хулу".

126

Совокупность эмпирически утвердившихся среди людей правовых начал формирует нормы поведения. Это и есть право - выражение в поступках долга, правды, блага и других добродетелей. Оно превращает отношения в "товарищеские прочные связи". Лишь теперь состояние отваги и силы уступает место правопорядку.

Юстиция - нечто предшествующее праву, действующему в государстве законодательству и определяющее их высшее мерило, способное урегулировать отношения и тогда, когда для конкретного случая нет нормы закона или обычая. Поэтому особое значение имеет ее соблюдение между государствами. Справедливо то, что благородно, правдиво, отвечает требованиям долга. При этом юридическое у Полибия нередко совпадает с политически полезным и целесообразным.

Напротив, те законы, которые установлены в противоречие со справедливостью, противоправны. В отношении тирана даже убийство справедливо и полезно. Весьма показательно следующее утверждение, вложенное Полибием в уста одного из деятелей Греции: "Если долг чести велит сохранять верность писаным договорам, то в большей еще мере бесчестно идти войной на своих спасителей". Поступать в межгосударственных отношениях вопреки юридическому - "дело более бесчестное, нежели поступать вопреки принятым и письменно оформленным договорам".

Полибий отличал от позитивного закона обычай - установление, исторически ему предшествующее, а иногда и определяющее его. Так, в Риме власть принадлежит сенату в силу обычая: если кто-либо решит в какой-то мере изменить это установление, он должен выступить с проектом соответствующего закона, согласуемого с общим смыслом сложившегося обычая. В рассуждениях об эллинских и римских обычаях содержатся мысли о взаимозависимости социальных регуляторов, их обусловленности политической обстановкой. Итог этих рассуждений - констатация преимуществ правовой системы Рима перед эллинской.

Итак, право, обозначаемое как общечеловеческие установления, - выражение справедливости, оно предшествует законам и обычаям и определяет их. Юстицию Полибия с учетом таких взглядов можно обозначить как естественно-правовую с меняющимся содержанием. Оперируя фундаментальными понятиями "справедливость", "право", "закон", Полибий рассматривал их соотношение, выясняя влияние естественного права на правовую жизнь и законодательство, уделяя большое внимание роли права как внутри государства, так и в международных отношениях.

В целом юриспруденция Полибия отражала естественно-закономерный ход событий, ведущую роль юстиции в государстве, взаимосвязь политических и юридических феноменов. Подобная трактовка позволила предвосхитить ход римско-эллинской истории, стать основой для дальнейшего развития правовой культуры римскими юристами, например Цицероном, в рамках национальной и международной правовых систем. Об этом речь ниже в лекциях, посвященных римскому правоведению.

127
121 :: 122 :: 123 :: 124 :: 125 :: 126 :: 127 :: Содержание


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации