Малинин А.С. Проблемы и приоритеты развития мировой экономики. Часть 2 - файл n1.doc

Малинин А.С. Проблемы и приоритеты развития мировой экономики. Часть 2
скачать (1736.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1737kb.24.11.2012 02:27скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7

Глава 5 ФОРМИРОВАНИЕ МИРОВОГО СОЦИАЛЬНОГО РЫНОЧНОГО ХОЗЯЙСТВА


В XX в. универсальное значение приобрели отношения меж­ду производителями и потребителями. Система социально-эко­номического регулирования достигла того высокого уровня зре­лости, который предполагает переход от простого взаимодействия обособленных субъектов к глобальному взаимопроникновению их интересов.

Становится все более значимой ориентация материального производства на решение социальных проблем. Сильное воздей­ствие на этот процесс оказывает научно-технический прогресс.

Предыдущее столетие войдет в историю как век беспрецеден­тного роста международных экономических связей во всех фор­мах - торговли, вывоза капитала, производственного коопери­рования, научно-технического взаимодействия, миграции рабо­чей силы. Анализу причин и факторов, обусловливающих эти процессы, взаимосвязи глобализации и социальной ориентации экономики посвящена эта глава.

5.1. Становление социально-экономической системы

Наиболее сложной проблемой любого развивающегося об­щества было, есть и будет накопление капитала, от которого в решающей степени зависят темпы роста экономики. Участвует ли в нем население, зависит от распределения собственности на средства производства. Для становления индустриальной эконо­мики, предопределившего географию ее дальнейшего развития и формирования социально-экономической системы, решающее значение имело распределение земли.

Наиболее справедливо и экономически рационально распре­деляли землю в США. Американское государство раздавало фер­мерам землю, а не лишало их земли, как в большинстве стран Европы. Тем самым была обеспечена широкая демократическая основа накопления. В США оно с самого начала осуществлялось не только горсткой богачей, но и множеством фермерских домашних хозяйств.

Каждодневный труд фермеров, вносивший в экономику по 12-16 часов рабочего времени, создал фундамент национального богатства Америки в виде первоначального жилого фонда, рас­тущего поголовья скота, непрерывно совершенствующегося сель­скохозяйственного оборудования. Он обеспечил также и рост человеческого потенциала в виде работоспособности, здоровья и психологического благосостояния нации.

Целью вступающих в бизнес новых предпринимателей в боль­шинстве случаев было накопление денег, необходимых для того, чтобы начать дело и выжить. Это в точности совпадало с объек­тивными задачами, которые стояли перед страной и отчетливо ощущались всеми государственными деятелями независимо от того, какие цели выдвигались на первый план на отдельных эта­пах. Другими словами, предпринимательство не только не встре­чало негативного отношения в обществе, а воспринималось так же положительно, как успешная работа фермера, выращивание хорошего урожая.

Расширение слоев общества, которые были способны осу­ществлять накопление, происходило за счет непрерывного пере­мещения вверх представителей среднего класса и появления мно­гочисленных «нуворишей» в регионах. В XX в. верхушка обще­ства, составляющая главный потенциал национального накоп­ления, на 30-40 % изменилась за счет притока выходцев снизу, главным образом из среднего класса. Аксиомой является то, что чем больше непосредственных участников накопления, тем ста­бильнее его норма, устойчивее рост экономики.

Потенциал правового государства США оказался достаточ­ным для соединения процесса накопления с интересами среднего класса. В результате он осуществлялся при помощи народа, а не в ущерб ему. Этот путь накопления стал исключительно эффек­тивным. Показательно, что даже в период интенсивной индуст­риализации прошлого века удельный вес потребления в США составлял 83 %, а накопления 17 %, т.е. лишь незначительно от­клонялся от более чем вековой тенденции - 84,7 и 15,3 % за 1869-1989 гг. [72. С. 84].

В табл. 5.1 приведены данные о накоплении капитала и росте ВВП в США за 1971-2002 гг. Для сравнительного анализа в нее включены Германия как наиболее репрезентативный представи­тель ЕС - второго центра мирового экономического развития, Япония - третий центр развития мировой экономики, Испания и Португалия как страны, где в отличие от США изначально не были созданы благоприятные предпосылки для участия широ­ких слоев населения в накоплении капитала и развитии предпри­нимательства, главный из которых является, как отмечалось, спра­ведливое распределение земли в начале промышленной револю­ции. Такой подход корректен, поскольку предпринимательская активность населения в последующем стала важнейшим факто­ром социально-экономического развития любой страны.

В анализируемый период норма накопления в США была практически такой же, как и ранее: минимальная - 16,3 % в 1991 г., максимальная - 20,9 % в 2000 г. Изменение нормы накопления составило всего лишь 4,6 процентных пункта. В течение 90-х го­дов имело место ее равномерное из года в год незначительное увеличение, что объясняется последовательной экономической политикой по формированию «новой экономики» на основе ин­формационной революции. Годовой индекс ВВП за этот период изменялся от - 0,5 % в 1991 г. до 4,4 % в 1997 г., т.е. разница между максимальными и минимальными годовыми темпами роста ВВП - 4,9 %.

В Германии разница между максимальной (26,8 % в 1971 г.) и минимальной (18 % в 2002 г.) нормами накопления составляла 8,8 процентных пунктов - больше, чем в США в 1,9 раза. Разни­ца между максимальными (13,2 % в 1991 г.) и минимальными (-1,3 % в 1975 г.) темпами роста ВВП составляла 14,5 процентных пунктов - почти в 3 раза больше чем в США. Так количественно выражается менее значительное участие населения Германии в процессе накопления и предпринимательской деятельности, бо­лее низкий уровень развития фондового рынка и акционерного капитала.

Соответственно, роль государства в процессе накопления в Германии более значительная, чем в США. Удельный вес дохо­дов государственного бюджета (табл. IV. 17) в Германии более 30 %, а в США - не более 21 % от ВВП, в то время как доля в госбюдже­те расходов на экономику (табл. IV. 20) в США и Германии раз­личаются в незначительной степени - 6 и 8 % соответственно. Кроме того, в накоплении и распределении капитала в Германии велика

Таблица 5.1

Норма накопления капитала* и индекс ВВС** в США, Германии и Японии в 1971—2003 гг.


Страна

Показатель

Год





1971

1975

1980

1985

1990

1991

1992

1993

1994

1995

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

США

Норма накоп­ления капитала

Индекс ВВП

18,5 3,3

17,0 -0,4

19,7 -0,2

19,7 3,8

18,0 1,8

16,3 -0,5

16,5 3,0

17,2 2,7

18,3

4,0

18,3

2,7

18,7 3,6

19,6 4,4

20,3 4,3

20,6 4,1

20,9 3,8

18,9 0,3

18,4 2,4

18,4 3,0

Германия

Норма накоп­ления капитала

Индекс ВВП

26,8 3,0

19,8 -1,3

25,1 1,0

21,8 2,3

24,6

5,7

22,9 13,2

22,3 2,2

20,8 -1,1

21,6

2,3

21,5 1,7

20,5 0,8

20,0 1,5

19,7 1,8

21,6

2,1

21,9 2,9

19,6

0,6

18,0 0,2

17,7 -0,1

Япония

Норма накоп­ления капитала

Индекс ВВП

35,8 4,2

32,8 2,6

32,4 3,6

28,3 5,0

32,8 4,8

32,4 3,1

30,7 0,9

29,2 0,4

28,1 1,0

28,2 1,6

29,1 3,5

28,7 1,8

26,9 -1,1

26,1 0,7

25,9 2,4

25,5 -0,6

1,2

23,9 2,5

Испания

Норма накоп­ления капитала

Индекс ВВП

24,7 4,6

28,5 0,5

23,2 1,3

19,2 2,6

25,4 3,7

24,6 2,3

22,6 0,7

19,9 -1,2

20,1

2,3

22,3 2,7

21,9

2,4

22,1 3,5

23,2 3,8

24,5 4,9

25,7 4,2

25,7 2,7

26,0 2,0

25,6 2,4

Португалия

Норма накоп­ления капитала

Индекс ВВП

27,7 6,6

20,3

-4,3

34,4 4,6

20,6 2,8

28,6 4,8

26,8 2,4

25,9 1,9

23,2 -1,4

23,9

2,5

24,4 2,9

24,4 3,2

25,7 3,5

26,5

3,5

29,4 8,5

30,1 3,7

29,0 1,6

26,7 0,4

22,8 -1,4

* - процентов от ВВП.

** - процентов к предыдущему году.

Источник: International Financial Statistic Yearbook, 1999-2004, IMF. Washington.

роль банков, т.е. участие населения в этом процессе лишь косвен­ное, если не пассивное (через депозиты). В США основным кана­лом распределения капитала выступает фондовый рынок, населе­ние принимает в этом процессе непосредственное участие.

На примере Японии еще более наглядно видно значение уча­стия населения в накоплении капитала для развития националь­ной экономики. До 90-х годов норма накопления (табл. 5.1) была высокой, но и темпы роста ВВП были больше других стран с высокоразвитой рыночной экономикой. В 90-е годы государство, намереваясь способствовать концентрации капитала для разви­тия современных технологий, сняло ограничения с операций, свя­занных со спекуляцией землей. Концентрация капитала действи­тельно имеет место, но этот спекулятивный капитал уходит за гра­ницу в поисках более прибыльного приложения. Состояние эко­номики страны в последнем десятилетии XX в. было ближе к деп­рессии, чем к хотя бы незначительному развитию. Положение усу­губляется еще и тем, что государство консолидирует в своем бюд­жете только 20 % ВВП, из них расходы на экономику составляют всего лишь 3 %. Другими словами, процесс накопления и распре­деления капитала в Японии оказался в руках не государства и на­селения, а спекулянтов. Отсюда такое состояние экономики.

Национальные экономики Испании и Португалии в отно­шении накопления капитала и участия в нем населения близки к национальной экономике Германии (табл. 5.1; IV.9; IV. 14). Нор­ма накопления в пределах 20-30 %, доходы госбюджетов - от 30 до 35 % ВВП, из них на развитие экономики расходуется 8-10 %. Как известно из истории, эти страны одинаковы и в том, что круп­ное феодальное землевладение тормозило развитие рыночной экономики, предпринимательства и участия в нем широких сло­ев населения. В новейшей истории это трансформировалось в более низкий уровень развития фондового рынка, который по сравнению с банками обеспечивает более динамичный «перелив» капитала в перспективные новейшие производства. Как резуль­тат повышается его эффективность.

На графике (рис. 5.1) проведена полиномиальная линия трен­да, фиксирующая взаимосвязь нормы накопления капитала и индекса роста ВВП. Видно, что наиболее значительные темпы роста валового внутреннего продукта в 1997-2001 гг. были в странах, где среднегодовая норма накопления за указанный период находилась в пределах от 20 до 25 %. В большинстве стран с высокоразвитой рыночной экономикой (табл. IV. 14) норма на­копления капитала составляет около 20 % от ВВП. Значитель­ную часть накоплений составляют амортизационные отчисления (в международной статистике это называется потреблением ос­новного капитала). Характерно, что, начиная с середины 90-х годов (табл. IV. 13) они стали резко увеличиваться, как правило, примерно с 10 до 15 % и более.



Рис. 5.1. Взаимосвязь накопления капитала и роста ВВП [117. С. 88]

Через консолидацию финансовых ресурсов в государствен­ном бюджете и их использование на решение самых важных и неотложных проблем общество всегда влияло на развитие про­изводства. В этом смысле можно утверждать, что последнее все­гда осуществлялось в рамках социально-экономической системы.

Пока главными видами деятельности были сельское хозяй­ство и торговля, проблемы накопления решались в меру способ­ностей и удачи отдельных лиц и семей, используя возможности банков. Развитие промышленности и транспорта требовало го­раздо более широкой мобилизации средств. Основным спосо­бом решения этой проблемы были корпорации. Наряду с промышленной революцией в производительных силах это одно из самых выдающихся достижений капитализма, с той лишь разни­цей, что относится к области экономических отношений. Корпо­ративная форма охраняет лиц, вкладывающих свои капиталы в предприятия, от потерь, которые превышают размеры вложения. Она дает им право осуществлять определенный контроль над управлением.

Главное же в том, что объединение в корпорацию предпола­гает разделение риска, благодаря чему появляется возможность проводить в жизнь важные предпринимательские начинания. Банки такие возможности не предоставляют. Корпорации - это первый значительный этап в формировании социально-экономи­ческой системы.

Законы, определившие порядок образования предпринима­тельских корпораций, в большинстве развитых стран были при­няты еще в XIX в., например в США в 1811 г. Через сто лет из четырех существовавших форм функционирования капитала -индивидуальные собственники, товарищества, кооперативные общества и корпорации - на долю последних приходилось уже около 4/5 стоимости выпущенной продукции. В акционерном ка­питале (корпорации в подавляющем своем большинстве орга­низуются и функционируют в форме акционерных обществ) участвуют самые широкие слои населения. Во второй половине XX в. это даже послужило основанием для утверждения о суще­ствовании народного капитализма. Дивиденды не делают мел­ких акционеров крупными капиталистами, но они составляют непрерывно увеличивающуюся долю в доходах домашних хо­зяйств. Домашние хозяйства обеспечивают 2/3 общенациональ­ных накоплений в США.

Другой важнейший этап становления социально-экономичес­кой системы - резкое усиление роли государственного бюджета в развитии экономики, начавшееся в результате великой депрес­сии 1929-1933 гг. Быстро росли затраты на санирование предпри­ятий, находившихся на грани банкротства. До великой депрес­сии основными доходами государства были косвенные налоги. В последующем все большее значение стали приобретать пря­мые налоги, прежде всего подоходный налог. Одновременно уси­лилось косвенное налогообложение, появился универсальный акциз-налог с оборота. В 1938 г. удельный вес налогов в заработной плате рабочих США превысил 12 %, рабочих Великоб­ритании - 19 %.

В 60-70-е годы в ведущих капиталистических странах через государственные финансы перераспределялось более 50 % наци­онального дохода. Государство через посредство финансово-кре­дитных рычагов оказывает все большее воздействие на темпы и направления хозяйственного развития, решение важнейших со­циальных проблем. Государственные финансы превратились в неотъемлемый элемент регулирования всей социально-экономи­ческой системы.

Расходы, связанные с вмешательством государства в эконо­мику, в США с 1964/65 по 1978/79 финансовый год увеличились с 18,4 млрд. долларов до 47,6 млрд., или в 2,5 раза. В Великобри­тании в середине 70-х годов на них приходилось 20 % всех рас­ходов государственного бюджета, во Франции - 15 %, в Японии -23 %. Расходы на социальные цели также использовались в инте­ресах регулирования экономики. Они способствовали расшире­нию внутреннего потребления товаров и услуг, поскольку ассиг­нования на социальную инфраструктуру (строительство школ, больниц, жилых домов) расширяли рынок сбыта для многих отраслей промышленности.

О роли населения в формировании доходов государственно­го бюджета США говорят следующие цифры. Если в 1940 г. по­доходный налог на прибыль корпораций составлял 50 % всех налоговых доходов государства, то в 1978 г. - 14,7 %. В Великоб­ритании доля налога с корпораций в доходах государственного бюджета снизилась с 10 % в 1966/67 до 6 % в 1977/78 финансовом году [76. С. 302]. Большая часть государственного бюджета на­правлялась на социальные услуги, выплаты малообеспеченным. Стремясь заручиться поддержкой как можно большего числа из­бирателей, правительства шли по пути увеличения этих расхо­дов. К концу 60-х годов это стало трансформироваться в сниже­ние темпов развития производства, увеличение инфляции.

Канцлер ФРГ Людвиг Эрхард лучше других предвидел по­следствия такой политики и стремился разъяснить, что общество достигло в своем развитии такого уровня, когда существует тес­ная взаимосвязь между экономической и социальной политикой. Социальная политика должна быть лишена какой-либо возмож­ности косвенными путями подрывать продуктивность народного хозяйства. «Социальная политика, для которой старания со­хранить стабильность валюты не представляют собой требова­ния первостепенного значения, таит в себе крупнейшие опаснос­ти для обеспечения функционирования социального рыночного хозяйства» [77. С. 232].

Убедившись в опасности социальных мероприятий, не со­размерных с экономическими возможностями страны, учитывая опыт стагфляционных 70-х годов, развитые государства с середи­ны 80-х годов приступили к осуществлению перестройки эконо­мической политики на базе теорий неоконсервативного направ­ления. Его главные постулаты: свободная конкуренция социаль­но справедлива. Государство - тоже монополист.

Поэтому перестройка была направлена на перенесение цент­ра тяжести в деятельности государства с прямого вмешательства в экономику на создание условий для формирования и поддер­жания конкурентной среды. В социальном плане - на создании условий для самопомощи. Вмешательства социальной полити­ки и мероприятий по оказанию помощи требуется тем меньше, чем эффективнее экономическая политика.

Неоконсервативная революция 80-х годов заключалась глав­ным образом в разгосударствлении и приватизации, сокраще­нии государственных секторов экономики и масштабов государ­ственного регулирования частного предпринимательства. В США, где государственный сектор невелик, осуществлялось дерегули­рование и дерегламентирование экономической жизни в целом. В странах Западной Европы проводилась полная или частичная распродажа государственной собственности, создавались смешан­ные государственно-частные предприятия.

Дерегулирование (особенно входа на рынок путем создания семейных и малых предприятий и выхода с рынка, но без ослаб­ления внимания к вопросам безопасности и охраны окружаю­щей среды) стало безусловным требованием «Вашингтонского консенсуса».

Честная конкуренция предполагает стабильные деньги. По­этому вторым главным направлением неоконсервативных пре­образований была борьба с инфляцией. Стала проводиться бо­лее жесткая бюджетная политика, что также стало важнейшей составляющей «Вашингтонского консенсуса», который запрещает финансирование бюджетных обязательств при помощи печатно­го станка. Рекомендуется проведение налоговых реформ с целью создания системы с широкой налоговой базой, но низкими став­ками [139. С. 40-41]. В США дефицит госбюджета в 1983 г. состав­лял 5,9 %, к 1989 г. его удалось сократить до 2,7 %, т.е. более чем в два раза. В 1990-1992 гг. из-за войны в Персидском заливе он вновь увеличился до 4-5 %, в последующие годы понижительная тенденция не прерывалась (табл. IV. 18).

Вместо бюджетного дефицита и безответственной эмиссии денег, раскручивающей спираль инфляции, американское прави­тельство стало использовать для регулирования экономики го­сударственный долг (табл. IV. 19). То есть пошло по проверенно­му временем пути непосредственно участия населения в эконо­мических процессах. За период с 1981 по 1993 г. долг государства увеличился с 27,4 % от ВВП до 52,2 %, почти в 2 раза. В последу­ющем его настойчиво и неуклонно сокращали: к 2001 т. Он стал близок к уровню 1981 г. - 33,7 %.

Еще более жесткой была кредитная политика. В 1984 г. ре­альная ставка по кредитам составляла 0,1 %, а в 1985 г. - 8 %, к 1991 г. она достигла 13,7 % и лишь в последующие беспрецедент­но благоприятные для экономики годы началось ее плавное сни­жение (табл. IV.21). В сочетании с сокращением (табл. IV.6) де­нежной массы в обращении (в 1986 г. М2 увеличилась на 8,7 %, а в 1987 г. - на -0,6 %, до 1997 г. годовой индекс ее роста не превы­шал 4 %) все эти меры позволили снизить инфляцию с 13,5 % в 1980 г. до 3 % в 1992 г. В последующие годы она не превышала этого уровня (табл. IV.5). Аналогичную политику проводили все развитые страны. Главное требование к ней - стабильность. Это седьмой конституирующий принцип социального рыночного хозяйства. Определенная неизменность экономической полити­ки необходима для того, чтобы дать импульс деятельности по осуществлению достаточных капиталовложений. Без такой неиз­менности функционирование конкурентного порядка становится невозможным [16. С. 375].

Реализация целей неоконсервативной экономической поли­тики, установление равновесия между экономической самостоя­тельностью предпринимательства и государственным регулиро­ванием экономики, формирование и поддержание конкурентной среды как главного условия ее саморазвития и достижения социальной справедливости представляют собой третий этап станов­ления социально-экономической системы. Расширяя круг соб­ственников, она увеличивает масштабы материальной «рыноч­ной» ответственности за эффективное функционирование произ­водства и всей экономики. Это положение закрепляется юриди­ческими нормами. Например, ст. 14 Конституции ФРГ гласит: «Собственность обязывает. Пользование ею должно служить и общему благу. Отчуждение собственности допускается только в целях общего блага» [137. С. 31]. Повышение юридической от­ветственности хозяйствующих субъектов в сочетании с санкци­онирующим механизмом рынка способствует конституированию конкурентного порядка, поэтому и является важнейшим прин­ципом социального рыночного хозяйства.

5.2. Социально-экономическая ориентация развития информатики

В социально-экономическом процессе производители высту­пают представителями специфически экономических целей обще­ства, поскольку они ответственны за прибыльное развитие пред­приятий. Конечные потребители персонифицируют непосред­ственно социальные цели. Поэтому среди факторов, структури­рующих гражданское общество, универсальное значение имеют отношения между производителями и потребителями. Именно эти отношения служат основой основ воспроизводственных про­порций.

Интересы производителей и потребителей, выступая на мик­роуровне как взаимозависимые цели и средства, заключают в себе внутренний предел. Он равен величине вновь созданной стоимо­сти. Если предприниматели присвоят такую ее часть, что достиг­нут высокого уровня накопления и будут способны поставить на рынок массу товаров, превышающую покупательную способ­ность потребителей, возникнут проблемы реализации продукции и получения ожидаемой прибыли. Другими словами, когда пред­приниматели в течение длительного времени увеличивают свои прибыли в ущерб потребителям, выкачивание ресурсов из соци­альной сферы истощает резервы ее развития, создает ограниче­ния для экономического роста. Это может привести к кризисам и тупиковым ситуации в обществе.

Под давлением этой опасности система регулирования ры­ночной экономики достигла уровня, когда давление на бизнес оказывается с разных сторон. Рабочие добиваются повышения заработной платы, несмотря на дополнительные издержки про­изводства по этой причине. Потребители, объединяясь в союзы, используя другие методы воздействия, вынуждают производите­лей не перекладывать на их плечи увеличивающиеся издержки из-за повышения заработной платы, равно как и по другим при­чинам.

Система защиты интересов потребителей стала важнейшей составляющей институтов гражданского общества. Без этой за­щиты предприниматели без затруднений включали увеличение заработной платы в цену продукции, возникала раскручиваю­щаяся спираль инфляции. Повышение зарплаты - рост цен - по­вышение зарплаты. Так продолжалось все 70-е годы. В результа­те развития гражданского общества, повышения жизненного уровня населения усилилась роль потребностей, связанных с со­блюдением принципа социальной справедливости. Речь идет о гарантии от безработицы, бедности и необеспеченности в старо­сти, улучшении условий труда, сокращении продолжительности рабочей недели, медицинском обслуживании, охране природы, искоренении монополистической практики, коррупции.

Удовлетворение всех этих потребностей, снижение уровня безработицы и инфляции были бы невозможны без повышения эффективности экономики в 80-е и 90-е годы. Основой экономи­ческих успехов развитых стран в последние десятилетия является индивидуализация производства и потребления. Ее можно на­звать фактором социализации экономики в квадрате. Индивиду­ализация производства сама по себе социализирует экономичес­кие отношения. Кроме того, она предотвращает потери от зато­варивания, пустой траты материальных и трудовых ресурсов, максимизирует потребительскую стоимость товаров и услуг. Есть основания утверждать, что наиболее значимой составляющей социализации экономики является индивидуализация производ­ства и потребления. Со стороны экономических отношений та­кой составляющей является комплекс мер, осуществленных в процессе неоконсервативной революции в середине 80-х годов. В первую очередь тех из них, которые в наибольшей степени спо­собствовали формированию и поддержанию конкурентной среды, созданию благоприятных условий для развития сопредпринимательетва, малого и среднего бизнеса.

Как отмечалось, индивидуализация производства и потреб­ления берет свое начало в широком применении роботов и гиб­ких производственных модулей в середине 70-х годов. Но для достижения экономически значимых масштабов этому процессу не хватало устойчивой взаимосвязи между потребителями и про­изводителями. Такая возможность стала появляться по мере раз­вития информационных технологий, переросшего в конце 80-х -начале 90-х годов в информационную революцию, в результате которой формируется виртуальная (сетевая) экономика.

Виртуальная (ср. лат. virtualis - появляющийся при опреде­ленных условиях, ненаблюдаемый; англ. virtual - фактический, неноминальный, эффективный) экономика основана на исполь­зовании интерактивных (англ. interact - взаимодействовать) воз­можностей. Структура виртуальной экономики формируется из отдельных сегментов (табл. 5.2), связанных между собой инфор­мационной сетью.

Таблица 5.2.

Структура и размеры сетевой экономики (США, 1998 г.) [78. С. 766|


Отрасль

Выручка,

млрд. долларов

Занятость, тыс. рабо­чих мест

Выручка на 1 занятого, тыс. долларов

Инфраструктура сети: произ­водство информационной тех­ники и программного обеспече­ния, коммуникационного обо­рудования и др.

114,98

372,46

308,71

Прикладные разработки: кон­сультационные услуги, разработ­ка серверов, поисковые системы, обучение пользователей и др.

56,28

230,63

244,02

Посреднические услуги: реклама, сетевые брокеры и др.

58,24

252,47

230,68

Сетевая торговля: продажа това­ров и услуг, подписка, развлече­ния, профессиональные услуга и др.

101,89

481,88

211,41

Всего

331,39

1337,55

247,76

Электронный бизнес - деятельность компании, направленная на получение прибыли, которая основывается на цифровых тех­нологиях и тех преимуществах, которые они предоставляют. Основные сферы распространения электронного бизнеса отраже­ны на рис. 5.2.

Рост эффективности производства в электронной промышлен­ности привел к снижению цен на компьютеры, которые стали в развитых странах доступными для большинства домашних хо­зяйств. Последние активно включаются в использование преиму­ществ, которые дают информационные технологии. В частности, фирмы-рекламодатели могут обращаться непосредственно к по­тенциальным клиентам на электронных рынках; сообщения те­ряют узконаправленность и становятся универсальными, посколь­ку обращены к огромной аудитории.



Рис. 5.2. Основные сферы применения электронного бизнеса [18. С. 221]

Агент из посредника превращается в партнера по осуществ­лению маркетинговых исследований и помогает клиентам созда­вать свои рекламные сообщения, а комиссионные модифициру­ются в оплату услуг таких агентов. Для измерения эффективнос­ти рекламы в Сети можно использовать метод подсчета количе­ства посещений и последовавших заказов продукции. Темпы рас­пространения рекламы через Интернет дают основания утверж­дать, что в 2005 г. объем сетевой рекламы в передовых странах

превысит объем телевизионной рекламы. Следует подчеркнуть, что не только сетевая реклама, но и вся электронная коммерция развивается бурными темпами.

Электронная коммерция - совокупность всех возможных способов использования Сети в коммерческих целях1.

Весной 1995 г. журнал «The Wall Street Journal» опублико­вал сообщение о том, что в Интернет-магазине впервые была осуществлена тестовая покупка товара с предъявлением кредит­ной карточки. В последующие годы объем услуг, предоставляе­мых в глобальной Сети «Интернет», стал удваиваться приблизи­тельно каждые сто дней.

Страны ЕС одобрили проект соглашения «О юридических ас­пектах электронной коммерции», достигнуты договоренности меж­ду странами ЕС о взаимном признании электронных контрактов, что будет способствовать развитию европейского электронного рынка. Весьма перспективны электронные рынки Китая и Японии.

Инвестиции в Интернет особенно быстро нарастают в ком­паниях, работающих в области электроники, в телекоммуника­ционном секторе, секторе финансовых услуг, в автопроизводстве, потребительском, фармацевтическом и химическом секторах. Они больше других нуждаются в мировом рынке. Приблизительно половина объема сделок приходится на США, вторым по этому показателю является азиатский рынок, далее следуют Германия, Великобритания и Франция.

Совершенно новое качество потребления дает розничная Интернет-торговля. Она существенно экономит время на осуще­ствление сделки, доступна круглосуточно, предоставляет возмож­ность сравнивать товары и цены. Это в беспрецедентной степени способствует развитию конкуренции. Небольшие предприятия, которые раньше не могли и мечтать о соперничестве с крупными фирмами, в Интернет-торговле абсолютно равны. Не менее важ­но и то, что такая торговля в состоянии обеспечить индивидуаль­ное обслуживание клиентов. Электронная система управления магазином может оперативно обрабатывать огромное количе­ство индивидуальных заказов и заявок.

Перспективен в этом отношении автомобильный рынок. По прогнозам, в США процент от общего числа заключенных дого­воров по кредитованию покупки автомобилей через Сеть может составить в ближайшие годы 65-70 %, а электронный вариант автомобильного рынка - около 50 % всего рынка автомобилей [79. С. 36]. Интернет-представительства, как правило, дают воз­можность не только получать интересующую потенциального клиента информацию, но и заказать понравившийся автомобиль, записаться на техническое обслуживание.

При усилении деловой активности люди во избежание оче­редей при хорошей организации рекламы склонны обращаться к электронным формам общения с продавцами. Об этом свиде­тельствуют цифры: мировой объем сетевой торговли с октября по декабрь 2000 г. оставил около 19,5 млрд. долларов, что на 85 % больше, чем за тот же период 1999 г. [80. С. 114].

Среди развитых государств электронная коммерция наибо­лее распространена в англоязычных и скандинавских странах. В Швеции, где к Интернет подключено около 51 % населения, в 2000 г. на покупку в on /me-магазинах (режим реального време­ни) было потрачено приблизительно 1043 евро в расчете на од­ного человека, в то время как в Германии, где к Интернет под­ключено всего 23 % населения, - только 573 евро.

Потребитель прилагает огромные усилия, тратит массу вре­мени на поиск не только необходимого товара, но и наиболее приемлемой цены. Объединение информации может рассматри­ваться как менее затратная форма поиска. По своей сути созда­ние электронного рынка есть не что иное, как объединение ин­формации. В результате, электронная коммерция оказывает вли­яние на цены с двух сторон. Во-первых, как отмечалось, благо­даря ей значительно активизируется конкуренция. Во-вторых, у потребителя появляются беспрецедентные возможности найти товар по минимальной цене, не уступающей по качеству своим аналогам. Практически это означает, что Интернет предоставля­ет возможность потребителям оказывать давление на всех про­давцов в направлении минимизации цены.

Однако нельзя упускать из виду и противоположную тен­денцию. Продавец товаров получает больший объем информа­ции относительно своих потенциальных клиентов, их финансовых возможностей и готовности платить. Появляется возможность осуществлять ценовую дискриминацию, когда производитель продает каждую единицу товара каждому покупателю по его ре­зервированной цене, т.е. по максимальной цене, которую потре­битель готов заплатить за данную единицу товара.

Необходимое условие ценовой дискриминации - полная ос­ведомленность производителя о готовности платить каждого по­тенциального потребителя. На практике это невозможно, поэтому ценовая дискриминация даже в отношении оптовых покупателей крайне ограничена, а в розничной торговле и вовсе несущественна.

Важнейшие факторы снижения цен при осуществлении элек­тронной коммерции - уменьшение трансакционных издержек и проведение более гибкой ценовой политики даже на краткосроч­ных временных интервалах. Естественно, в торговле средствами производства и оптовой торговле предметами потребления зна­чимость этих факторов, особенно первого из них, намного боль­ше, чем в розничной. Например, в США доля промышленного рынка, приходящегося на Интернет, к 2003 г. возросла до более чем 30 %, в 2000 г. она была в 10 раз меньше.

По прогнозам специалистов, одной из лидирующих отрас­лей по степени использования Интернет станет электроэнергети­ка. Образуется все больше электронных оптовых рынков, кото­рые дают возможность реализовать излишки электроэнергии и наиболее рациональным образом использовать имеющиеся мощ­ности. Создается много электронных площадок, торгующих стройматериалами, архитектурными проектами и т.п. При этом заметно снижаются посреднические издержки, что ведет к сниже­нию цены для конечного потребителя.

В результате роста активности on line возникает давление в сторону понижения цен и в offline сфере (режим вне реального времени). Большинство покупателей используют Сеть не только для совершения покупок on line, но и для изучения рынка това­ров, которые они затем покупают в магазинах off line. Будучи хорошо информированными о ценах конкурентов, через союзы потребителей и другими способами они оказывают влияние на ценовую политику их владельцев.

Электронная коммерция создает условия для сокращения запасов, оптимизации делового цикла. Поставщики получают возможность иметь информацию не только о том, как быстро расходуются поставляемые ими компоненты, но и о том, какую продукцию заказал потребитель. Такая заблаговременная инфор­мация позволяет составлять долговременные планы поставок, исключать сбои в их осуществлении.

Информация начинает постепенно заменять реальные запа­сы. Это вполне осуществимо, если правильно представлять себе процесс расходования компонентов. С конца 80-х годов намети­лась тенденция сокращения запасов по отношению к объему про­даж в обрабатывающей промышленности, прежде всего в США. Сокращение запасов уменьшает амплитуду колебания деловой активности, что в свою очередь создает условия для предотвра­щения затоваривания.

Чтобы с наибольшей эффективностью осуществлять «сведе­ние» покупателей и продавцов, формируются электронные тор­говые площадки (ЭТП), объединяющие предприятия различных отраслей. Последние получают возможность снижать трансакци-онные издержки заключения сделок, расширять рынки сбыта или потребления. Как свидетельствует практика, экономия составля­ет 15-20 %. Некоторые площадки объединяют много отраслей в экосистему, т.е. не в единую цепь поставки, а в единую сеть.

По способу организации ЭТП делятся на каталоги, аукцио­ны, биржи и сообщества в режиме on line. Функция каталога on line состоит в предоставлении информации о ценах, гарантиях, датах поставки, послепродажном обслуживании и т.д. Ее объем огромен. Источником доходов таких каталогов, равно как и аук­ционов, является комиссия за трансакции и рекламу. Если цена не фиксирована, ЭТП представляет собой аукцион. Это эффек­тивный инструмент маркетингового анализа, позволяющий определить первоначальный спрос и рыночную цену в отноше­нии нового продукта.

На электронной бирже цены изменяются в широком диапа­зоне из-за колебаний спроса и предложения. Наибольшее рас­пространение они получили в энергетической промышленности. Кроме комиссионных за трансакции, источником их доходов являются взносы участников и спонсоров. Сообщества отлича­ются тем, что такая электронная площадка объединяет продав­цов и покупателей на основе общего профессионального интере­са. Сообщества дают информацию о конъюнктуре рынка в наи­более полном объеме. Доходы складываются из рекламы, членс­ких взносов участников и спонсорства.

В деятельности ЭТП существуют и значительные проблемы. Прежде всего это разнообразные риски, которые несут продавцы и покупатели, участвуя в работе ЭТП. Покупатели осуществля­ют покупки, не видя конкретного товара, на основе чистого дове­рия к продавцу. Продавцы, выступая на ЭТП, в определенной степени теряют контроль над механизмом ценообразования, со­знательно идут на увеличение конкуренции со стороны других производителей и продавцов аналогичных товаров.

Тем не менее развитие ЭТП продолжается. Преимущества, которые дают такие новые рынки, достаточно велики. Объем до­ходов от продаж на торговых площадках on line, по оценкам спе­циалистов, в самое ближайшее время достигнет 1,3 трлн. долла­ров [18. С. 130]. В перспективе ЭТП станут еще одним мощным каналом сбыта для большинства компаний, так как благодаря им повышается эффективность реализации продукции. Этому способствует и формирование электронных торговых рядов, пред­ставляющих собой совокупность Интернет-магазинов, где лю­бая компания может арендовать готовый Интернет-магазин.

Через компьютерную сеть осуществляется и торговля цен­ными бумагами. Основой внебиржевой торговли первичного предложения акций в США стала система NASDAQ. Акции про­даются через компьютерную сеть, объединяющую продавцов и покупателей по всему миру. Юридически NASDAQ не является биржей. У нее нет определенного торгового места, на котором совершались бы сделки. Сделки между продавцами и покупате­лями совершаются в виде электронных записей в компьютерах маркетмейкеров и ECN. Задача электронных коммуникационных служб состоит в адекватном распространении информации, дос­тавке ордера адресату, фиксировании осуществленных операций. В европейских странах также создается единый рынок акций.

Трансакции с использованием информационных технологий предполагают высокий уровень доверия между их участниками. Выполнение взятых обязательств тесно связано со стабильнос­тью государственной экономической политики. Установление на достаточно длительную перспективу налоговых ставок, курса национальной валюты, процентов за кредит и т.д. является необ­ходимым условием для планирования хозяйственной деятельно­сти, подготовки и заключения договоров.

«Неизменность - главное требование экономической поли­тики конкурентного порядка. Такая политика создает для эконо­мического процесса соответствующие рамки экономического конституирования. Она последовательно придерживается этих ра­мок и изменяет их, проявляя осмотрительность» [16. С. 376]. Не­уверенность, порождаемая быстрыми изменениями экономичес­кой политики, дает толчок к тому, чтобы иметь долевое участие в фирмах других отраслей и стран. Чем стабильнее экономическая политика, тем меньше стимулов к концентрации. Это в свою оче­редь стимулирует создание конкурентного порядка. Рост числен­ности ТНК и их филиалов, особенно появившаяся в последние годы тенденция к слияниям, свидетельствуют, что проблема ста­билизации экономической политики государств остается актуаль­ной. До реализации этого конституирующего принципа социаль­ного рыночного хозяйства в мировой экономике еще далеко.

5.3. Индивидуализация производства и глобализация экономики

Отличие развивающейся ныне глобализации экономики от процессов интернационализации хозяйственной жизни в про­шлом состоит в транснационализации производства. Последняя означает трансформацию внутрифирменного разделения труда в международное, превращая тем самым транснациональные кор­порации в самостоятельный субъект международных экономи­ческих отношений.

В 1970 г. в мире было зарегистрировано 7,5 тыс. ТНК, имев­ших более 27 тыс. зарубежных филиалов. В 1999 г. мировая эко­номика включала в себя 63,5 тыс. транснациональных корпора­ций, имеющих 689,5 тыс. иностранных филиалов [81. С. 33]. На­ходящиеся в развитых странах 98 из 100 крупнейших ТНК вла­деют активами в зарубежных филиалах на сумму 1,6 трлн. дол­ларов США. Это пятая часть всех зарубежных активов. В США, Западной Европе и Японии базируется 94 из 100 крупнейших транснациональных корпораций. На них приходится 94 % зару­бежных активов.

В 90-е годы на совокупные продажи 500 крупнейших миро­вых ТНК приходилось более 7/4 мирового ВВП, более7/3 мирового экспорта обрабатывающей промышленности, 7/4 торговли товарами и 4/5 торговли технологиями. При этом примерно 40 % мировой торговли падало на потоки внутри ТНК [82. С. 49].

В связи с изложенным возникает вопрос: чем вызван «взрыв­ной» рост численности самих ТНК, особенно их филиалов? Весь предыдущий анализ подводит к одному ответу на эти вопросы. Причина в индивидуализации производства и потребления.

Начав свое развитие в 70-е годы, индивидуализация произ­водства и потребления, как отмечалось, получила адекватную материальную базу только в конце 80-х - начале 90-х годов в виде информационных технологий, бурное развитие которых вы­лилось в информационную революцию. ТНК - их главные заказ­чики и потребители. Они же, точнее те из них, которые заняты в сфере электроники и телекоммуникаций, - и главные исполните­ли этого судьбоносного для всего мирового сообщества заказа.

По мере индивидуализации потребления и производства эф­фект гибкости последнего зачастую стал превышать величину эко­номии на масштабах. Но это вовсе не означает, что последняя исчезла или потеряла свое прежнее значение. Поэтому как бы ни было дифференцировано и сориентировано на конкретного по­требителя производство, фирма практически всегда стремится расширить рынок сбыта своей продукции. Это и есть первопри­чина глобализации экономики. Расширить индивидуализирован­ное производство в рамках узкого региона, опираясь на рынок одной страны, а часто и группы стран, невозможно.

В этом кроется основная, со стороны производительных сил, причина резкой активизации слияний и бурного роста численно­сти ТНК и особенно их филиалов, не менее активного развития аутсортинга (частичной или полной передачи отдельных функ­ций или процессов фирмами другим фирмам, лицам или орга­низациям). Главная задача филиалов состоит в том, чтобы, дос­конально изучив особенности местного рынка, подстроить про­изводство под его требования и увеличить сбыт продукции по максимальной цене. Другие причины ориентации на местные рынки филиалов, расположенных в новых индустриальных стра­нах, анализировались ранее. Здесь только еще раз подчеркнем, что по мере роста доходов населения НИС такая ориентация ста­новится все более целесообразной.

Таблица 5.3

Число ТНК и их иностранных филиалов (1999 г.)


Регион / страна

Население, млн человек

Число ТНК

Число иностранных филиалов ТНК

Развитые страны

853,0

48791

94269

Западная Европа

390,0

37580

61594

Европейский Союз

370,0

32096

52673

Япония

127,0

4334

3321

США

281

3387

19103

Развивающиеся страны

4750,0

12518

355324

Африка

809,7

167

3669

Латинская Америка и Карибский бассейн

510,0

2019

24345

Азия

3430,3

10332

326758

Центральная и Восточная Европа

122,0

2150

239927

Все страны мира

6000,0

63459

689520

Источник: United Nations Conference on Trade and Development; World Investment Report, 1999: Foreign Direct Investment and the Challenge Development. New York; Geneva, 1999. P. 11-12.

Существует большое различие (табл. 5.3) в распределении ТНК и их филиалов между регионами и странами мира. Из 63 459 всех существующих в мире ТНК 48 791, т.е. около 77 %, находится в развитых странах. Иная ситуация в отношении фи­лиалов. Из всех 689,5 тыс. существующих в мире только 94,3 тыс., т.е. около 14 %, находится в развитых странах. Удель­ный вес развивающихся стран в общей численности ТНК в 5,5 раза меньше их удельного веса в общей численности филиалов. Ко­эффициент корреляции между численностью населения регионов и расположенных там ТНК равен 0,43, а между численностью населения регионов и расположенных там филиалов ТНК - 0,91. Так в цифрах характеризуется источник и направление глобали­зации, обусловленной индивидуализацией потребления и про­изводства, подстройкой последнего под запросы потребителей.

Таким образом, индивидуализация производства и потреб­ления, рост численности ТНК и их филиалов в 90-е годы, инфор­мационная революция и глобализация экономики - это звенья одной цепи. Последнее звено в этой цепи (глобализация эконо­мики) - самое видимое, обсуждаемое и спорное. Аргументы про­тивников глобализации сводятся к следующему.

Глобализация ведет к потере государственного суверенитета и иностранному вмешательству во внутренние дела независимых государств.

Глобализация на деле означает усиление американского вли­яния и насаждение американского образа жизни в мире и вы­нуждает слабые страны идти на уступки Америке. Глобализация оторвана от отечественной экономической реальности и не дает никаких выгод стране. Концепцию глобализации разрабатывает «большая семерка», в ней не учитываются интересы других стран. Глобализация - это утопия или мечта, относящаяся к будущему и не имеющая реального содержания сегодня.

Возражения сторонникам такого негативного подхода к гло­бализации тоже можно в какой-то степени обобщить. Глобали­зация не ставит сегодня вопрос об утрате суверенитета. Создание Единого мира на основе единого экономического правопорядка -это проблема завершающего этапа глобализации экономики, а не нынешнего.

Если задаться целью противопоставить что-то американско­му влиянию в рамках глобализации, то рациональнее не пытаться спрятаться за национально-государственный суверенитет, а ак­тивно участвовать в этом процессе, объединяясь с другими стра­нами, как это делают, например, государства ЕС.

«На нас может работать кто угодно и сколько угодно долго; нам не нужна виза для наших зарубежных сотрудников. Прави­тельства и их всевозможные постановления для трудоспособного населения Планеты больше ничего не значат. Мы нанимаем на­ших людей посредством компьютера, они работают на компью­терах, и компьютер же их увольняет». Это слова Джона Гейджа, главного управляющего Sun Microsystems при обсуждении проблем занятости представителями мировой элиты в 1995 г. в Сан-Фран­циско [47. С. 19]. Прозрачность государственных границ - особен­ность информационного общества, а не козни американцев.

Экономическая глобализация уже сейчас может быть исполь­зована к выгоде любой страны. Необходимо каждому государ­ству найти оптимальный вариант специализации национальной экономики. Только тогда будет «услышан его голос» на миро­вом рынке. Без продукции мирового качества об экономическом суверенитете говорить бесполезно. Активный процесс глобали­зации экономики лишь ускоряет, а не инициирует его потерю. Особенно ценны для мирового хозяйства экономически значи­мые научно-технологические наработки.

Патентное право в свое время стало важнейшей причиной, четко выраженной тенденцией к образованию монополий, кон­центрации промышленности и капитала. Но и современная эко­номика с ее олигополиями теснейшим образом связана с патен­тами, охраной товарных знаков, с этим установлением всевоз­можных технических требований к продукции и единых цен, а также с рекламой, носящей характер внушения.

Для государств, только становящихся на путь интеграции в мировое хозяйство, но располагающих определенными возмож­ностями в научно-технической сфере, патенты могут стать наи­более действенным инструментом защиты интересов нацио­нальных хозяйств. В условиях глобализации экономики недо­статочное внимание к вопросам патентования открытий и изоб­ретений - самоубийство. Патентное право не считается противо­речащим важнейшему принципу глобализации: для конституи-рования конкурентного порядка необходимо «открытие» спроса и предложения.

Конечной целью глобализации является создание единой мировой экономики и адекватного этому общественно-полити­ческого устройства мира. Следует выделить три уровня деятель­ности, направленной на достижение этой цели, - глобальный (об­щепланетарный), региональный и национальный.

На глобальном уровне управления процессами все страны -участницы многосторонних институтов могут оказаться в выиг­рыше при объединении и координации своих действий для реше­ния общих проблем. Недопущение негативных последствий пе­ремещения по миру финансовых капиталов, решение экологи­ческих проблем, развитие электронной коммерции, преодоление бедности и неграмотности - наиболее очевидные примеры тех сфер, где особенно необходимо участие каждой страны.

Конкретным примером глобального подхода к решению общепланетарных проблем стала японская инициатива о выде­лении 18 млрд. долларов на преодоление разрыва между теми, кто обладает новыми технологиями, и теми, кто таковыми не обладает. США выступили с инициативой о выделении 300 млн долларов на обеспечение учащихся в бедных странах хотя бы одной горячей едой в день.

Создание международных режимов (наиболее значимый в современных условиях - режим свободной торговли в рамках ВТО) в конечном счете приносит немалые выгоды, позволяя стра­нам-участницам экономить на трансакционных издержках и вы­годнее размещать капитал. Оно сопровождается их дальнейшим расширением и распространением на все новые сферы деятель­ности, обеспечивая национальным государствам экономию средств на развитие собственных национальных институтов ре­гулирования жизнедеятельности.

Вместе с тем все признают, что сегодня еще не сложились условия для создания Единой мировой экономики и Единого мира как ее политического обрамления. Противоречие между усиливающейся потребностью нашего мира в единой экономике и господством национально-государственной формы хозяйство­вания может быть определено в качестве основного противоре­чия современной эпохи глобализации, пришедшей на смену эпохе «холодной войны» [82. С. 129].

Как способ разрешения этого противоречия получила опре­деленное распространение концепция создания Единой мировой экономики и Единого мира через развитие и последующее объе­динение континентальных экономических союзов и политичес­ких конфедераций. В качестве примера обычно приводятся Евро­пейский Союз (ЕС) и Североамериканское соглашение о свобод­ной торговле (НАФТА).

Сторонники американской экономической и общественной модели предлагают распространить ее на весь мир. Обсуждается и вариант постепенного содействия глобализации путем либера­лизации экономической деятельности, расширения сферы ответ­ственности международных организаций, работающих в этом направлении, таких как Всемирная торговая организация (ВТО), Международный валютный фонд (МВФ) и т.п.

В значительной степени объединяющей названные варианты глобализации является концепция единого мирового экономи­ческого правопорядка и на этой основе развития интернациональных институтов, позволяющих проводить скоординированную мировую социально-экономическую политику. Вопрос о Еди­ном мире в политическом смысле переносится на неопределен­ное будущее. Точнее, он будет решаться естественным образом, т.е. путем постепенного превращения экономической интеграции в политическую. Сходство этой концепции с идеями Ф. Хайека, социального рыночного хозяйства трудно не заметить. Ранее отмечалось, что развитие мировой экономики идет в направле­нии все более широкой реализации его принципов.

Глобализации мировой экономики предшествует или, напро­тив, противостоит регионализм. Открытый регионализм, рассмат­ривающий экономическое развитие и институциональное взаи­модействие стран данного региона в контексте развития мировой экономики, находится в русле экономической глобализации. Это своеобразная лаборатория, предпосылка, этап глобализации мировой экономики. ЕС и НАФТА представляют собой приме­ры такого открытого регионализма.

Закрытый регионализм нацелен на защиту исключительно данного региона от негативных последствий глобализации. Это реализация политики «опоры на собственные силы», расширен­ной до региональных пределов. Примером закрытого региона­лизма может служить деятельность бывшего Совета Экономи­ческой Взаимопомощи. Стратегия закрытого регионализма ста­ла одной из причин краха мировой социалистической системы, оказавшейся не способной адаптироваться к растущей мировой взаимозависимости.

На национальном уровне восприятие глобализации как цели связано с решением странами конкретных практических задач. Важнейшими из них являются: вступление в ВТО; участие в ре­гиональных экономических интеграционных группировках; адап­тация внутренней социально-экономической политики к требо­ваниям и условиям глобализации и регионализации экономики; координация национальной экономической политики с полити­кой региональных соседей и мировых лидеров и т.д.

Глобализация экономики создает новые возможности для формирования и удовлетворения потребностей человека. Она • позволяет преодолеть противоречие между субъективным уров­нем видения потребностей и объективно имеющимися возмож­ностями для задействования соответствующего источника эконо­мической инициативы.

Потребность рассматривается в транснациональном спектре, что и увеличивает количество вариантов ее удовлетворения с боль­шей выгодой для производителя и потребителя. В научных раз­работках, посвященных иностранным инвестициям, все более превалирует принцип, согласно которому инвестировать следу­ет не в страны, а в отрасли производства независимо от их наци­онального места расположения. Таким образом более активно включаются источники удовлетворения интернационализировав­шейся потребности. В результате глобализации экономические потребности человека представляются шире.

Возникает возможность выравнивания потребностей людей в разных странах мира. Гуманитарные потребности обогащают­ся возможностями доступа к мировой информации. В плане меж­личного общения расширяется диапазон контактов и поездок. В контексте обеспечения личной безопасности возрастает значение человека как гражданина мира и как частицы природы, т.е. ста­новится более значимой роль экологической и гуманитарной составляющих национальной и международной безопасности и обслуживающей их внешней политики.

Деградация окружающей среды в результате хозяйственной деятельности всегда сопутствовала развитию человечества. Со­временные экологические проблемы приобрели глобальный ха­рактер. В мировой литературе выделяется 12 приоритетных эко­логических проблем: изменение климата; разрушение озоново­го слоя Земли; уменьшение биоразнообразия; увеличение числа технических аварий; производство фторхлоруглеродов; управ­ление источниками пресной воды и прибрежными территория­ми; деградация лесных ресурсов; производство и утилизация от­ходов; городская экология; риск химического загрязнения; рост давления на возобновляемые и невозобновляемые природные ресурсы; развитие транспорта.

По различным оценкам, доля США в потреблении мировых природных ресурсов при высокой собственной обеспеченности ими колеблется от 20 до 30 %, тогда как население страны состав­ляет менее 5 % мирового. В середине 90-х годов страна расходо­вала примерно 24 % мировых энергетических ресурсов [83. С. 269], что сегодня неминуемо связано с загрязнением атмосфе­ры, нанесением ущерба окружающей среде.

По такому показателю загрязнения окружающей среды, как промышленные выбросы углекислого газа (табл. IV. 16), Соеди­ненные Штаты занимают далеко не почетное девятое место (19,8 т на душу населения). В первой половине 80-х годов в этой стране наметилось снижение вредных выбросов в атмосферу, в 1981 г. выбросы углекислого газа составляли 19 т (на душу населения), а в 1982 г. - 18 т. Но уже во второй половине названного десятилетия этот показатель вновь увеличился до прежней величины (в 1987 г. -19,1 т) и все последующие годы практически не снижался.

Из развитых стран интенсивнее США загрязняет атмосферу углекислым газом только Люксембург (по состоянию на 1990 г. -21 т на душу населения). Лучший (из развитых государств) этот показатель у Швеции: в 1979 г. он составлял 10 т на душу населе­ния, но уже в следующем 1980 г. он снизился до 8,6 т и во все последующие годы шло настойчивое неуклонное его снижение. К 1998 г. этой стране удалось снизить загрязнение атмосферы промышленными выбросами углекислого газа до 5,5 т на душу населения, что в 3,6 раза меньше, чем в США. Выработка ВВП на одного занятого в Швеции меньше, чем в Соединенных Шта­тах, в 1,5 раза. Это свидетельствует о некотором преувеличении оценок относительно применения мировым лидером технологий, обеспечивающих экологически чистое производство. Из всех стран «большой семерки» только во Франции заметно уменьше­ны выбросы углекислого газа в атмосферу - до 6,3 т на душу населения.

При удвоении содержания углекислого газа (двуокиси угле­рода СО2) в атмосфере произойдет глобальное изменение клима­та с крайне неблагоприятными последствиями для жизни на Зем­ле. Осознавая серьезность проблемы будущего глобального по­тепления, мировое сообщество впервые предприняло попытку использовать предвосхищающий подход к ее решению. Были приняты Рамочная конвенция по изменению климата (1992 г., Рио-де-Жанейро) и Соглашения по ограничениям выбросов СО2 (1997 г., Киотский протокол).

Киотский протокол установил обязательные цели по выбро­сам парниковых газов для 38 промышленно развитых стран в период с 2008 до 2012 г. США, удельный вес которых в мировых выбросах углекислого газа составляет 20-25 %, необходимо сни­зить их на 7 % по отношению к уровню 1990 г. Протокол разре­шает международную торговлю выбросами. Она может проис­ходить между странами, имеющими обязательные цели по вы­бросам. Каждой стране позволяется выброс парниковых газов (единица установленного количества выражает 1 т эквивалента СО2) в пределах разрешений на выброс и продажа части своих разрешений другой стране.

По своему отношению к международному сотрудничеству по реализации Киотского протокола страны разделились на три группы.

Страны так называемой «зонтичной» неофициальной груп­пы (США, Россия, Австрия, Исландия, Канада, Новая Зеландия, Норвегия, Украина и Япония) делают акцент на торговле выбро­сами как наиболее свободной форме выполнения обязательств.

Европейский Союз и 11 стран Центральной и Восточной Ев­ропы делают акцент на проектах совместного осуществления, также разрешенных Киотским протоколом. Фирма в одной стране может инвестировать в проект по сокращению выбросов парни­ковых газов в другой. Если правительства обоих государств одоб­ряют проект, разрешения на выброс из страны, где сокращаются выбросы, передаются другой стране в обмен на инвестиции.

Группа 77 и Китай - большая часть развивающихся стран, отрицательно относящихся к торговле выбросами. Они поддер­живают только механизм чистого развития (также разрешенный Киотским протоколом) и стремятся затянуть рассмотрение дру­гих вопросов. Передача «сертификационных сокращений выбро­сов» по проектам в рамках чистого развития между развитыми и развивающимися странами позволяет им сотрудничать по про­ектам в развивающихся странах, снижающим выбросы парниковых газов. Ряд государств, в первую очередь страны ОПЕК (Организация стран-экспортеров нефти), хотят затормозить про­цесс снижения выбросов в целом, в котором они видят угрозу своим экспортным интересам.

Существует огромное количество источников выбросов пар­никовых газов. Последние остаются в атмосфере в течение мно­гих лет. Воздействие единицы выброса на климат одинаково не зависимо от расположения источника. Поэтому наиболее эффек­тивным способом разрешения проблемы предотвращения гло­бального изменения климата является сокращение выбросов там, где издержки наиболее низки, торговля разрешениями на выб­рос перспективна.

Экономические расчеты отдельно взятых предприятий, согла­сованные между собой через систему конкурентных цен, должны обеспечить, рациональный экономический расчет в масштабе всей экономики. Как того требует один из основных регулирующих принципов социального рыночного хозяйства, в экономический порядок следует вносить поправки повсюду, где в отдельной эко­номической «калькуляции» не учитывается обратное воздействие на другие экономические единицы и окружающую среду, так на­зываемый экстерный эффект.
1   2   3   4   5   6   7


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации