Контрольная работа - Идеи народного суверенитета и прямого народовластия Ж.-Ж.Руссо - файл n1.docx

Контрольная работа - Идеи народного суверенитета и прямого народовластия Ж.-Ж.Руссо
скачать (52.3 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx53kb.07.11.2012 01:25скачать

n1.docx

Содержание

Введение…………………………………………………………………..2

  1. Концепция благородного дикаря…………………………………7

  2. Происхождение неравенства……………………………………...9

Заключение……………………………………………………………….17

Список использованной литературы……………………………………21

Введение

Народы поставили над собой правителей, чтобы защитить свою свободу, а не для того, чтобы обратить себя в рабов. Человек рождается свободным, но повсюду он в оковах. Жан-Жак Руссо. 
Социально-политические воззрения Жан-Жака Руссо (1712–1778 гг.), выдающегося философа, писателя и теоретика педагогики, положили начало новому направлению общественной мысли – политическому радикализму. Он первым наиболее ярко выразил и обосновал важнейшие принципы так называемой идентитарной демократии. Он подверг критике либеральное разделение общества на «публичное» и «частное». По его мнению, утверждаемые либеральными мыслителями индивидуализм и эгоизм разрушительны для гражданских добродетелей и самого общества. Идеал гражданина демократической республики Руссо — это не ушедший в частную жизнь индивидуалист, а активный член общества, являющийся источником жизни единого «общественного тела». Выдвинутая им программа коренных преобразований общественного строя соответствовала интересам и требованиям крестьянских масс, радикально настроенной бедноты. Наиболее полное обоснование она получила в трактате “Об общественном договоре, или Принципы политического права” (1762 г.; это – главное произведение мыслителя) и в историческом очерке “Рассуждение о происхождении и основаниях неравенства между людьми”.

Безусловно, концепция Общественного Договора не начинается с Руссо; она нашла свое отражение в сочинениях философов и правоведов XVII века — Гоббса, Локка, Гроция и др. Придерживались ее и многие просветители, современники Руссо. Однако все-таки именно он совершенно точно выявил основные характеристики гражданского общества и детально проанализировал задачи и цели Общественного Договора.

Сочинение «Об Общественном Договоре» (1762) в свое время не привлекло к себе особого внимания читателей по той причине, что к 60-ым годам XVIII в. французское общество еще не было готово к радикальным переменам. Вследствие этого сочинение Руссо находилось всего лишь в нескольких частных библиотеках.

Как и для многих других мыслителей, для Руссо Общественный Договор — результат объединения живших прежде изолированно людей, но с самого начала Руссо вносит в эту концепцию существенные изменения. Если другие объясняют желание людей объединиться главным образом требованиями разумного эгоизма (за исключением, пожалуй, Монтескьё, считавшего стремление людей искать сочувствия у ближних, жить с ними в мире и вступать в союз — тремя из 4-х основных общественных объективных законов), то Руссо исходит совсем из другого. Природа проявляется в человеке, как он полагает, не через физиологические потребности, а главным образом через чувства — любви к другим, сострадания, жалости; голос разума — и в этом смысле разумный эгоизм — всегда говорит в пользу себялюбия, голос же чувства склоняет к другим людям. Эти чувства начертаны в сердце каждого природой или в конечном счете Богом, и им не нужно обучать. Согласно Руссо, человек это такое существо, потребности которого непрерывно растут (все же имеются в виду не духовные — известно отрицательное отношение Руссо к наукам и искусствам, а главным образом физиологические потребности); до определенного момента человек может удовлетворять их с помощью готовых природных продуктов или же простейших орудий труда. Но постепенно становится очевидно, что для этого есть пределы. Руссо не говорит ничего в связи с этим о развитии производительных сил, потому что его идеал — земледелие и ремесленное производство, и он считает простейшие ремесленные орудия вечными. Он ищет дополнительные силы, помогающие увеличить количество продукта, создать прибавочный продукт в другом — и это другое, по его мнению, есть объединение. Только объединившись, люди начинают создавать больше, чем раньше, и, следовательно, удовлетворять возросшие потребности. Нигде Руссо не говорит об ограничении некоторых своих потребностей каждым, чтобы не потерять всё — не утилитарные интересы, а бескорыстие руководит человеком. Все возрастающие человеческие потребности неразрывно связаны с жизнью, свободой и собственностью. Эти три положения — о праве каждого в общественном состоянии на жизнь, свободу и собственность — входят в число первых пунктов Деклараций или Конституций любой демократической страны. Право на жизнь включает в себя защиту от всяких посягательств на нее и возможность для каждого самому распоряжаться ею. О свободе Руссо говорит много и в разных местах «Общественного Договора»: он подчеркивает, что в естественном состоянии (status naturalis) люди были равны друг другу, хотя и не в физическом смысле (в последнем случае они как раз не равны). Общественное состояние (status civilis) заменяет естественное равенство (и физическое неравенство) гражданским равенством всех перед законом. Свобода для каждого — это возможность участвовать в акте принятия законов и быть равным другим по всякому иному участию в общественной жизни. Знаменитое высказывание Руссо: «Человек рождается свободным, но повсюду он в оковах» (с. 152) в перефразированном в связи с духом демократических свобод виде входит во все демократические Конституции вплоть до Всеобщей Декларации человека 1948 г.: «Люди рождаются свободными и остаются свободными и равными в правах»1.

В результате общественного договора образуется ассоциация равных и свободных индивидов, или республика. Руссо отвергает учения, определявшие договор как соглашение между подданными и правителями. С его точки зрения, договор является соглашением равных между собой субъектов. Подчиняясь сообществу, индивид не подчиняет себя никому в отдельности и, значит, остается “таким же свободным, каким он был раньше”. Свобода и равенство участников договора обеспечивают объединение народа в неразрывное целое (коллективную личность), интересы которого не могут противоречить интересам частных лиц.

По условиям общественного договора суверенитет принадлежит народу. Смысл всех предшествующих рассуждений Руссо о договоре заключался именно в том, чтобы обосновать народный суверенитет как основополагающий принцип республиканского строя. Эта идея вместе с принципами равенства и свободы составляет ядро его политической программы.

Суверенитет народа проявляется в осуществлении им законодательной власти. Вступая в полемику с идеологами либеральной буржуазии, Руссо доказывал, что политическая свобода возможна лишь в том государстве, где законодательствует народ. Свобода, по определению Руссо, состоит в том, чтобы граждане находились под защитой законов и сами их принимали. Исходя из этого, он формулирует и определение закона. “Всякий закон, если народ не утвердил его непосредственно сам, недействителен; это вообще не закон”. Участие всех граждан в законодательной власти исключает принятие решений, которые нанесли бы ущерб отдельным лицам. “Подданные не нуждаются в гарантии против суверенной власти, ибо невозможно предположить, чтобы организм захотел вредить всем своим членам”. При народном суверенитете соответственно отпадает необходимость в том, чтобы верховная власть была ограничена естественными правами индивида. Ее границами служит общее соглашение граждан. 

Руссо отказывает философам в праве диктовать народу, что есть благо. Общее благо как цель государства, по его убеждению, может быть выявлено только большинством голосов. “Общая воля всегда права”, – утверждал мыслитель. Народ не ошибается относительно своих интересов, он просто не умеет их правильно выразить, сопоставить различные мнения и т.п. Задача политики, следовательно, состоит не в том, чтобы просвещать народ, а в том, чтобы научить граждан ясно и точно излагать свою мысль. В связи с этим на первых порах, при переходе к новому строю, потребуется мудрый законодатель, которому предстоит раскрыть народу его же Собственные интересы и подготовить граждан к осуществлению суверенной власти.

После того, как общество образовано, главной задачей становится создание справедливых и одинаковых для всех законов; законы и законодательная власть — сердце общества. Если оно останавливается, общество гибнет, т.е. законодательная власть верховна. На вопрос: кто создает законы? — Руссо отвечает однозначно и определенно — народ. Он — суверен, только он может принимать или отвергать законы; их принятие это акт суверенитета. Одними из самых важных элементов в понятии суверена являются характеристики неотчуждаемости и неделимости. Иными словами, народ не может никому передавать свое право (и обязанность) принимать законы, так же, как не может делить с кем-то (в том числе с депутатами) это свое право; он, народ, должен заниматься законотворчеством сам. В результате того, что внеэкономическое принуждение сменилось чисто экономическим, стало видно, что основой всего хозяйствования является отдельный независимый индивид. Он может не работать и жить «впроголодь»,а может «вкалывать» день и ночь, рискуя всем нажитым, будучи часто вознагражден (хотя теряя иногда все) за свою личную инициативу и трудоспособность. Под вопрос тем самым ставятся его исходные богатства и весь нажитый капитал. Конечно, определенную роль играют случайности — случайная удача, случайный выгодный захват природных ресурсов. Но это — вторичные обстоятельства. В основе любой собственности лежит собственность на самого себя, на свой труд (поскольку человек — деятельное существо). Отсюда — и личная свобода. «Практическое применение права человека на свободу есть право человека на частную собственность (свои руки и свою голову).



  1. Концепция благородного дикаря

Древний мир знал только непосредственную народную власть, к которой народ (рабы, разумеется, за народ не считались) сам правит государством через общее народное собрание. Понятие народного правления совпало здесь с понятием демократической формы правления, с понятием непосредственного “народной власти”. Хотя Руссо также воспроизводил это греческое словоупотребление, однако именно он создал теоретическое обоснование более широкому пониманию народовластия, которое утвердилось в наше время. Он допускал, что с верховенством народа могут быть совместимы различные формы государственной власти - и демократическая, и аристократическая, и монархическая. Тем самым он открыл путь для нового понимания народоправства как формы государства, в котором верховная власть принадлежит народу, а формы правления могут быть разные. Сам Руссо считал народную власть возможной только в виде непосредственного “народоуправства”, соединяющего законодательство с исполнением. Те формы государства, в которых народ оставляет за собой только верховную законодательную власть, а исполнение передает монарху или ограниченному кругу лиц, он признавал законными с точки зрения “народного суверенитета”, но не называл их демократическими.

В своем социально-политическом учении Руссо исходил, как и многие другие философы XVIII в., из представлений о естественном (догосударственном) состоянии. Его трактовка естественного состояния, однако, существенно отличалась от предшествующих. Ошибка философов, писал Руссо, имея в виду Гоббса и Локка, заключалась в том, что “они говорили о диком человеке, а изображали человека в гражданском состоянии”. Было бы также ошибкой предполагать, что естественное состояние когда-то существовало на самом деле. Мы должны принимать его лишь в качестве гипотезы, способствующей лучшему пониманию человека, указывал мыслитель. Впоследствии такая трактовка начального этапа человеческой истории получила название гипотетического естественного состояния.

По описанию Руссо, сначала люди жили, как звери. У них не было ничего общественного, даже речи, не говоря уже о собственности или морали. Они были равны между собой и свободны. Руссо показывает, как по мере совершенствования навыков и знаний человека, орудий его труда складывались общественные связи, как постепенно зарождались социальные формирования – семья, народность. Период выхода из состояния дикости, когда человек становится общественным, продолжая оставаться свободным, представлялся Руссо “самой счастливой эпохой”.


  1. Происхождение неравенства

Дальнейшее развитие цивилизации, по его взглядам, было сопряжено с появлением и ростом общественного неравенства, или с регрессом свободы.

Существует множество точек зрения о трактовке тех или иных концепций Руссо. Считается2, что первым по времени возникает имущественное неравенство. Согласно учению, оно явилось неизбежным следствием установления частной собственности на землю. На смену естественному состоянию с этого времени приходит гражданское общество. “Первый, кто, огородив участок земли, придумал заявить: “Это мое!” и нашел людей достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества”. С возникновением частной собственности происходит деление общества на богатых и бедных, между ними разгорается ожесточенная борьба. Богатые, едва успев насладиться своим положением собственников, начинают помышлять о “порабощении своих соседей”.

Руссо далее обосновывает так называемую «трудовую теорию собственности»; после того, как человек вложил в собственность (пусть первоначально захваченную) свой труд, ее нельзя отнять, так как, сросшись с его трудом, она превратилась в его личное достояние. Правительство не отнимает богатств у их владельцев, но лишает возможности накапливать их дальше (как видим, он —не социалист). Оно не воздвигает приютов для бедняков, но не дает им превратиться в нищих. Государство должно брать с граждан налоги, чтобы иметь возможность покрывать государственные расходы (на чиновников, магистратов, устройство дорог страны и т.п.) — в землях и в деньгах. Руссо критикует Монтескьё за то, что тот предлагал налогообложение «с головы» (с физического лица, как сказали бы сейчас); он же считает более правильным налогообложение с имущества. Причем «тот, у кого есть лишь самое необходимое, не должен вообще ничего платить, обложение имеющего избыток может составлять в случае необходимости все то, что есть у него сверх необходимого. Но в целом Руссо предлагает ввести пропорциональные доходам налоги; богатые платят больше, бедные — меньше, и это не что иное, как прогрессивный налог. Идеал Руссо все же — всеобщее экономическое равенство: «Все законы о наследовании должны быть направлены к тому, чтобы приводить все к равенству таким образом, чтобы каждый имел кое-что и чтобы никто не имел ничего излишнего». Все эти рассуждения связаны с попытками Руссо точнее охарактеризовать предпосылки гражданского общества. В этом смысле его уравнительные тенденции выглядят как желание обосновать исходное экономическое равенство всех граждан: люди должны обладать равными политическими и юридическими правами как раз потому, что они обладают равными экономическими возможностями. Только при условии исходно равных социальных предпосылок каждый может показать, на что он лично способен, т.е. доказать, что его жизнь зависит не от внешних обстоятельств (они для всех равны), а от него самого — его трудолюбия, инициативы, работоспособности, талантов, умения и т.п. Руссо защищает не «уравниловку», а демократию, которая, напротив, ее устраняет, предоставляя бульшие перспективы для развития индивидуальных и потому разнообразных отличий. В действительности отмеченные отличия порождают в дальнейшем экономическое неравенство, с чем Руссо согласиться не может, возможно, потому, что и в этом вопросе он отстаивает истинность «начального состояния» как «золотого времени» человечества, понимая, что к нему вернуться нельзя3.

На следующей ступени в общественной жизни появляется неравенство политическое. Для того чтобы обезопасить себя и свое имущество, кто-то из богатых составил хитроумный план. Он предложил якобы для защиты всех членов общества от взаимных раздоров и посягательств принять судебные уставы и создать мировые суды, т.е. учредить публичную власть. Все согласились, думая обрести свободу, и “бросились прямо в оковы”. Так было образовано государство. На данной ступени имущественное неравенство дополняется новым – делением общества на правящих и подвластных. Принятые законы, по словам Руссо, безвозвратно уничтожили естественную свободу, окончательно закрепили собственность, превратив “ловкую узурпацию в незыблемое право”, и ради выгоды немногих “обрекли с тех пор весь человеческий род на труд, рабство и нищету”.

Наконец, последний предел неравенства наступает с перерождением государства в деспотию. В таком государстве нет больше ни правителей, ни законов – там только одни тираны. Отдельные лица теперь вновь становятся равными между собой, ибо перед деспотом они – ничто. Круг замыкается, говорил Руссо, народ вступает в новое естественное состояние, которое отличается от прежнего тем, что представляет собой плод крайнего разложения.

Если же деспота свергают, рассуждал философ, то он не может пожаловаться на насилие. В естественном состоянии все держится на силе, на законе сильнейшего. Восстание против тирании является поэтому настолько же правомерным актом, как и те распоряжения, посредством которых деспот управлял своими подданными. “Насилие его поддерживало, насилие и свергает: все идет своим естественным путем”. Пока народ вынужден повиноваться и повинуется, он поступает хорошо, писал мыслитель. Но если народ, получив возможность сбросить с себя ярмо, низвергает тиранию, он поступает еще лучше. Приведенные высказывания содержали оправдание революционного (насильственного) ниспровержения абсолютизма.

Учение Руссо о происхождении неравенства не имело аналогов в предшествующей литературе. Используя терминологию и общую схему теории естественного права (естественное состояние, переход к гражданскому обществу и государству), Руссо разрабатывает совершенно иную доктрину. Абстрактные построения философии рационализма он наполняет историческим содержанием. Руссо стремится проследить возникновение и развитие общества, объяснить внутреннюю динамику этого процесса. Рассуждения мыслителя о поступательном развитии общества за счет углубления социального неравенства содержат элементы исторической диалектики.

Согласно взглядам Руссо, в естественном состоянии (как в первом, так и во втором) права не существует. Применительно к изначальному состоянию им была отвергнута идея естественных прав человека. На самых ранних этапах человеческой истории у людей, по мнению философа, вообще не было представлений о праве и морали. В своем описании “самой счастливой эпохи”, предшествующей возникновению собственности, Руссо использует термин “естественное право”, но употребляет его в специфическом смысле – для обозначения свободы морального выбора, которой люди наделены от природы, и возникающего на этой почве чувства естественной (общей) для всего человеческого рода справедливости. Понятия естественного права и естественного закона утрачивают у него юридическое значение и становятся исключительно моральными категориями.

Что касается деспотии, или второго естественного состояния, то в нем все действия определяются силой, и, следовательно, тут тоже нет права. “Слово право ничего не прибавляет к силе. Оно здесь просто ничего не значит”, – указывал Руссо. Восстание против деспота точно так же правомерно лишь по законам деспотии, но само по себе оно не приводит к образованию законной власти. Основанием права, по словам мыслителя, могут служить только договоры и соглашения. В противовес естественному праву им была выдвинута идея права политического, т.е. основанного на договорах.

Аналогичным образом Руссо подходил к определению понятия общественного договора. Образование государства, как оно описано в “Рассуждении о происхождении и основаниях неравенства...”, представляет собой договор лишь с внешней стороны (один предложил учредить публичную власть – другие согласились). Руссо убежден, что по сути своей тот договор был уловкой богатых для закабаления бедных. Подобное соглашение как раз и создает такую ситуацию, когда в обществе есть правительство и законы, но отсутствуют право, юридические отношения между людьми. Руссо не случайно подчеркивал, что право собственности, закрепленное существующими законами, является всего лишь “ловкой узурпацией”. Представления о договорном происхождении власти в теории Руссо соотнесены не с прошлым, а с будущим, с политическим идеалом.

Руссо клеймит частную собственность, порождающую роскошь и нищету, обличает “избыток праздности у одних, избыток работы у других”. Его критика была направлена при этом не только против феодальных порядков, но и против растущего промышленного капитализма. Отражая настроения крестьян, которым развитие капитализма несло разорение, Руссо противопоставил промышленной цивилизации (городской культуре) простоту нравов и образа жизни свободных земледельцев.

Переход в состояние свободы предполагает, по Руссо, заключение подлинного общественного договора. Для этого необходимо, чтобы каждый из индивидов отказался от ранее принадлежавших ему прав на защиту своего имущества и своей личности. Взамен этих мнимых прав, основанных на силе, он приобретает гражданские права и свободы, в том числе право собственности. Его имущество и личность поступают теперь под защиту сообщества. Индивидуальные права тем самым приобретают юридический характер, ибо они обеспечены взаимным согласием и совокупной силой всех граждан.

Участие всех граждан в законодательной власти исключает принятие решений, которые нанесли бы ущерб отдельным лицам. “Подданные не нуждаются в гарантии против суверенной власти, ибо невозможно предположить, чтобы организм захотел вредить всем своим членам”. При народном суверенитете соответственно отпадает необходимость в том, чтобы верховная власть была ограничена естественными правами индивида. Ее границами служит общее соглашение граждан. 

Руссо отказывает философам в праве диктовать народу, что есть благо. Общее благо как цель государства, по его убеждению, может быть выявлено только большинством голосов. “Общая воля всегда права”, – утверждал мыслитель. Народ не ошибается относительно своих интересов, он просто не умеет их правильно выразить, сопоставить различные мнения и т.п. Задача политики, следовательно, состоит не в том, чтобы просвещать народ, а в том, чтобы научить граждан ясно и точно излагать свою мысль. В связи с этим на первых порах, при переходе к новому строю, потребуется мудрый законодатель, которому предстоит раскрыть народу его же Собственные интересы и подготовить граждан к осуществлению суверенной власти.

Народный суверенитет имеет, согласно учению Руссо, два признака – он неотчуждаем и неделим. Провозглашая неотчуждаемость суверенитета, автор “Общественного договора” отрицает представительную форму правления и высказывается за осуществление законодательных полномочий самим народом, всем взрослым мужским населением государства. Верховенство народа проявляется также в том, что он не связан предшествующими законами и в любой момент вправе изменить даже условия первоначального договора.

Подчеркивая неделимость суверенитета, Руссо выступил против доктрины разделения властей. Народоправство, считал он, исключает необходимость в разделении государственной власти как гарантии политической свободы. Для того чтобы избежать произвола и беззакония, достаточно, во-первых, разграничить компетенцию законодательных и исполнительных органов (законодатель не должен, например, выносить решения в отношении отдельных граждан, как в Древних Афинах, поскольку это компетенция правительства) и, во-вторых, подчинить исполнительную -власть суверену. Системе разделения властей Руссо противопоставил идею разграничения функций органов государства.

При народовластии возможна только одна форма правления – республика, тогда как форма организации правительства может быть различной – монархией, аристократией или демократией, в зависимости, от числа лиц, участвующих в управлении. Как отмечал Руссо, в условиях народовластия “даже монархия становится республикой”. В “Общественном договоре”, таким образом, прерогативы монарха сведены к обязанностям главы кабинета. 

Разделяя мнение большинства философов XVIII в., Руссо полагал, что республиканский строй возможен лишь в государствах с небольшой территорией. Прообразом народовластия для него служили плебисциты в Римской республике, а также коммунальное самоуправление в кантонах Швейцарии.

Центр тяжести в политической доктрине Руссо перенесен на проблемы социальной природы власти и ее принадлежности народу. С этим связана и другая особенность его теории: в ней нет детального проекта организации идеального строя. В “Общественном договоре” Руссо стремился обосновать лишь общие начала “свободной республики”. Он подчеркивал, что конкретные формы и методы осуществления власти следует определять применительно к каждой отдельной стране, с учетом ее размеров, прошлого и т.п. Принципы такого подхода он изложил в проектах конституции для Польши и Корсики.

Эгалитаристский характер воззрений Руссо наиболее ярко проявился в требовании имущественного равенства. Руссо осознавал, что политическое равенство граждан нельзя обеспечить, пока сохраняется общественное неравенство. Однако как идеолог крестьянства он был противником обобществления частной собственности. Решение проблемы философ видел в том, чтобы уравнять имущественное положение граждан. Последние, как ему представлялось, должны обладать более или менее равным достатком. Руссо считал, что такой порядок вполне осуществим при сохранении частной собственности мелких размеров, основанной на индивидуальном труде.

Политическая концепция Руссо оказала громадное воздействие как на общественное сознание, так и на развитие событий в период Великой французской революции. Авторитет Руссо был настолько высок, что к его идеям обращались представители самых разных течений, начиная от умеренных конституционалистов вплоть до сторонников коммунизма.

Идеи Руссо сыграли также важную роль в последующем развитии теоретических представлений о государстве и праве. Его социальная доктрина, по признанию И. Канта и Г. Гегеля, послужила одним из главных теоретических источников немецкой философии конца XVIII – начала XIX в. Разработанная им программа перехода к справедливому обществу путем коренной перестройки государственной власти легла в основу идеологии политического радикализма. Оформление взглядов Руссо в теоретическую доктрину явилось, с этой точки зрения, поворотным событием в истории общественно-политической мысли XVIII в.

Тоталитарная направленность концепции демократии Руссо получила дальнейшее развитие в марксизме и, особенно, в ленинской и сталинской теории демократии, а также реализовалась на практике в моделях «социалистической демократии». Отрицательными сторонами практического воплощения этой модели демократии стали следующие: диктатура большинства над меньшинством, запрет на право иметь другое мнение, подавление оппозиции, отрицание автономии личности и рассмотрение индивида как части целого (класса, нации), сведение свободы личности к принятию того, что хорошо для всех4.

Заключение

В разные исторические эпохи воспринимаются различные грани и аспекты концепции Руссо, восприятие идей Руссо и зависит от общественного и духовного климата страны, и в то же время, является одной из значимых характеристик этого климата. Например, Екатерина IIрезко отрицательно относилась к теориям Руссо. Однако в целом отношение к нему в среде дворянских мыслителей второй половины XVIII века до французской революции было положительным. Сложилась своеобразная интеллектуальная мода на идеи Руссо. В рамках интеллектуальной моды наиболее радикальные идеи воспринимаются таким образом, что входят в сложившийся мировоззренческий багаж, не меняя его кардинально, т.е. воспринимаются, во0первых, выборочно, а во-вторых, интерпретируются так, что становятся частью установившейся системы воззрений. В то же время под влиянием этих идей в воззрениях дворянских мыслителей появляются либеральные или даже демократические мотивы. В XVIII веке произведения Руссо пользуются большой популярностью, выходит много переводов. Из трактатов Руссо были опубликованы двумя изданиями в переводе П.Потемкина «Рассуждение о науках и искусствах» (в 1768 и 1787 годах) и «Рассуждения о происхождении неравенства между людьми» (1770 и 1782 годы). Также все другие основные философские и социально-политические произведения Руссо были переведены, издавались и переиздавались. Тем не менее в этом списке нет печатного перевода «Общественного договора», т.к. Екатерина II относилась к этому философу крайне отрицательно. А.Н.Радищев принимает предпосылки, исходя из которых Руссо приходит к признанию необходимости монархии в большом государстве. Радищев разделяет мнение русо, что в большом государстве слабее связь между гражданами и они являются менее свободными. Сорок девятая строфа оды «Вольность» представляет собой краткое изложение мыслей русо об этом. В оде «Вольность»:

Но далее чем источник власти,

Слабее членов тем союз,

Между собой все чужды части,

Всяк тяжесть ощущает уз.

В «Общественном договоре»: «Чем более растягивается связь общественная, тем более она слабеет, и вообще Государство малое относительно сильнее большого… Чем больше растет государство, тем больше сокращается свобода». И в результате формой правления в обширных государствах является монархия, которая нарушает общественный договор.

Необходимо отметить, что Руссо и его воззрения – не только предмет научного, академического изучения. Жан Жак Руссо – одна из ключевых фигур в общественном сознании конца XIX и особенно начала XX века – времени после первой русской революции. Произведения Руссо стали выпускаться для массового читателя, стали издаваться популярные работы о нем, его биографии. Пик интереса к идеям и личности Руссо в общественном сознании совпадает с 200-летием со дня его рождения, очень широко отмечавшимся в русской печати. В общественном сознании Руссо предстает демократом, защитником интересов народа, предтечей французской революции. Современной предстает и критика Руссо цивилизации и неравенства, неслучайно последователем Руссо считал себя и был им Л.Н.Толстой.

Многие философы сравнивали теории Монтескье и Руссо. Например, В.М.Гессен в своих «Основах конституционного права» исследует противоречия в воззрениях как Руссо, так и Монтескье. Теория Монтескье, в отличие от теории Руссо, является отрицанием народного суверенитета. Народ не может творить законы. Но в дальнейшем, в противоречии с исходным тезисом, Монтескье становится на точку зрения народного суверенитета. Народ не умеет законодательствовать, но он обладает способностью выбирать тех, которые создают хорошие законы. В отличии от Монтескье, Руссо не за равновесие, а за разделение властей, отделение законодательной власти от исполнительной. Монтескье защитник корпоративных союзов, Руссо не признает частных союзов в государстве.

После Октябрьской революции традиция изучения взглядов «женевского гражданина» во всем их многообразии и противоречивости прервалась. Сама действительность не способствовала выяснению противоречий концепции народного суверенитета. К этой теме возможно стало вернуться только в 70-е годы5. В России после 70 лет господства так называемой общественной собственности произошло восстановление частной собственности (собственности частных лиц), в том числе, наконец-то, и на землю. Но собственность у нас никак не связана с трудом; собственность рождается и умножается только у представителей властных структур; нераздельны не труд и собственность, а собственность и власть. Равное, казалось бы, распределение собственности (ваучеризация) не привела ни к равенству, ни к демократии. Бывшие «управленцы» —те, кто имел доступ к управлению государством и предприятиями, чиновники, госаппарат и руководство КПРФ, быстро сориентировались и сумели пристроить свои ваучеры в нефтяные и прочие мощные производства. Они купили их по цене в тысячи раз меньшей, чем их реальная себестоимость. Они получают сейчас колоссальные прибыли. Произойдет ли перераспределение собственности? Или это ненужно и невозможно, что и показала революция? Но как тогда утвердить реальную частную собственность для всех лиц? Таким образом, Руссо дал определение гражданскому обществу как сознательному союзу людей, объединенных желанием защищать свою жизнь, свободу и собственность.

В постсоветской России продолжается изучение творчества «женевского гражданина», многие работы посвящены уссо как писателю, его влиянию на литературный процесс, рассматриваются противоречия в воззрениях Руссо как мыслителя и социолога. Однако в целом идеи Руссо, в отличии от конца XIX- начала XX века, находятся на далекой периферии общественного сознания. Одна из ключевых фигур русской общественной жизни оказалась практически забытой. И это не случайно. Когда слово «демократия» ну никак не переводится на русский язык словом «народовластие», а демократы по совместительству являются олигархами, лучше не вспоминать мысли Руссо, что рост имущественного неравенства ведет к деспотизму; выгодно забыть положение, лежащее в основе европейских конституций, что источником законодательной власти является народ, а правительство должно действовать в его интересах и быть ответственно перед ним6.

И думается, Россия выйдет из кризиса, преодолев ситуацию «демократии без народовластия», только тогда, когда соединит уважение неотъемлемых политических прав личности с принципом суверенитета народа.


Список используемой литературы

  1. А.А.Златопольская. Потерянный рай естественного состояния и утопия состояния гражданского (Ж.Ж.Руссо и утопизм в России XVIII- XIX вв.)// Образ рая: от мифа к утопии. Спб., 2003, с.167-170.

  2. Руссо Ж.Ж. Трактаты. М., 1969. С. 151, 164, 165, 167, 171—174, 176—178, 191—195, 213.
  3. Введение в политологию.  Пугачев В.П., Соловьев А.И. 4-е изд., перераб. и доп. - М.: Аспект Пресс, 2004. - 479 с.


  4. Соловьев Э.Ю. Теория «общественного договора» и кантовское моральное обоснование права// Философия Канта и современность. М., 1974.

  5. Ж.-Ж.Руссо: PRO ET CONTRA. Антология. Изд-во Русской Христианской гуманитарной академии, СПб, 2005.

  6. История политических и правовых учений.  Под ред. Лейста О.Э. М.: Зерцало, 2006. — 568 с. 
  7. Три портрета эпохи Просвещения. Монтескьё. Вольтер. Руссо (от концепции просвещенного абсолютизма к теориям гражданского общества), Москва: ИФ РАН, 2006. - 251 с.




1 Три портрета эпохи Просвещения. Монтескьё. Вольтер. Руссо (от концепции просвещенного абсолютизма к теориям гражданского общества), Москва: ИФ РАН, 2006. - 251 с.





2 История политических и правовых учений.  Под ред. Лейста О.Э. М.: Зерцало, 2006. — 568 с. 

3 Три портрета эпохи Просвещения. Монтескьё. Вольтер. Руссо (от концепции просвещенного абсолютизма к теориям гражданского общества), Москва: ИФ РАН, 2006. - 251 с.

4 Введение в политологию.  Пугачев В.П., Соловьев А.И. 4-е изд., перераб. и доп. - М.: Аспект Пресс, 2004. - 479 с.





5 Соловьев Э.Ю. Теория «общественного договора» и кантовское моральное обоснование права// Философия Канта и современность. М., 1974.


6 Ж.-Ж.Руссо: PRO ET CONTRA. Антология. Изд-во Русской Христианской гуманитарной академии, СПб, 2005.




Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации