Лекции по готскому языку - файл n1.docx

Лекции по готскому языку
скачать (91.9 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.docx92kb.07.11.2012 03:20скачать

n1.docx

Маринова Елена Дмитриевна

*учебники: Арсеньева (обязательно), Гухман (словарь-справочник), Берков.

08.02.2012 Лекция 1 «Германская филология как учебная дисциплина»



Эволюция – те факты и процессы, которые имеют место в языке относительно фактора времени и могут быть обнаружены при сопоставлении языка в разных временных точках.

Диахрония – рассмотрение исторического развития тех или иных языковых явлений и языковой системы в целом как предмет лингвистического изучения.

Панхрония – вневременная совокупность языковых предустановок; инвариантные черты структуры, которая является вневременной сущностью. По отношению к структуре конкретные языки - всего лишь частные случаи ее реализации.

Синхрония – рассмотрение состояния языка как установившейся системы в определенный момент времени.

История языка делится на внутреннюю (структурная сторона) и внешнюю (функциональна сторона).

В историческое описание языка Генри Свит, Отто Есперсен, Леонард Блумфильд нередко включали: миграцию носителей языка, их языковые контакты, т.е. события социальной истории.

Структурный аспект, по мнению Гофман, заним. эволюц. собств-но язык системы (=внутренняя история). Функциональный аспект рассматривает условия функционирования языка, т.е. функциональную стратификацию состояния устной и письменной форм языка, взаимоотношения между диалектами в горизонтальных и вертикальных измерениях (горизонтальные диалекты – географические, вертикальные – социальные).

Внешняя история входит в историю языка в виде меняющейся языковой ситуации с учетом влияющих на нее событий.
Вслед за Швейцером под языковой ситуацией мы понимает модель социально-функционального распределения и иерархии социально-коммуникатвных систем и подсистем и взаимодействия в пределах данного политико-административного объединения и культурного ореола в определенный период, а также социальных установок, которых придерживаются в отношении этих систем и подсистем члены соответствующих языковых и речевых коллективов.

Языковая ситуация непосредственно обусловлена социальной структурой общества, его географическими подразделениями, состоянием культуры, развитием литературного языка, контактами с иноязычными коллективами и т.п.

Внутренняя история описывает развитие системы языка, эволюцию функционирования языка как реализацию этой системы.

Система языка – совокупность разнообразных, разноуровневых составляющих язык элементов, обнаруживающих взаимозависимость и взаимообусловленность относительно друг друга и относительно целого, частями которого они являются.

В систему языка входят:


В истории языка различают 3 аспекта:

Эволюция языка (диахрония) понимается как реконструкция не только языковых изменений, но и предполагает сопоставление языка на разных временных отрезках, указывающих на то, что многие элементы и признаки языка остаются неизменными. К ним относятся языковые универсалии: специфические постоянные характеристики отдельных языков, неизменные в течение всего его развития. Языковые универсалии (и всё, что не поддается изменениям) составляют статический элемент в диахронии языка. Они сохраняются в языке пригодными для коммуникации в течение нескольких веков, тем самым обеспечивая преемственность языка.

1 звук меняется в течение 120-130 лет всего 1 раз

В связи с разделением эволюции языка на внутренний и внешний аспекты различают экстралингвистические и лингвистические изменения, под которыми понимаются соответственно: изменения языковой системы, изменения в функционировании языка.

Причина эволюции языка (движение языка во времени - динамика) определяется борьбой противоречий, которые обуславливают движение языка во времени. Главное противоречие – наличные средства языка и растущие потребности обмена мыслями (противоречие между формой и содержанием). Противоречие единства и вариативности языка, между системой языка и его функционированием (форма – реализация).

400.000.000 человек говорит на германских языках

>5000 языков в мире
Современные индоевропейские языки возникли в результате длительного исторического процесса. Близкородственные связи каждого из них в первоначальный период объясняются диалектным дроблением самого праязыка. Последовательно развиваясь, смешиваясь с неродственными, они могли неузнаваемо измениться и изменять первоначальную картину диалектных связей и отношений.

Яков Гримм и Август Шлейхер отмечали родство германских, балтийских и славянских языков. Логинер и Хассенкамп предполагали, что праязык расщепился на европейские и азиатские языки. Европейские языки они подразделяли на греческий, кельтский, италийский и германский. Лескин же отрицал близкородственные связи меду германскими, балтийскими и славянскими языками, так как при сравнении выяснил «малодоказательные» лексические совпадения, тогда как гораздо большее значение в сопоставлении языковых фактов имеет наличие общих новообразование в звуковой системе. Поскольку такие фонетические совпадения в этих трех языках восходят к индоевропейской эпохе, то главным критерием при решении вопроса о генетической связи описанных языков остается морфология и словообразование.

Штрайтберг признает, что единственным исторически реальным диалективным членением индоевропейских языков являются языки кентум и сатем (centum & satӕm). Эту же теорию поддерживал Петер фон Брадке. В соответствии с точкой зрения Штрайтберга германские языки являются совершенно самостоятельной ветвью индоевропейских языков и относятся к языкам centum, а балтийские и славянские – к языкам satӕm.

Хирт включал германские языки в западную группу индоевропейских языков. По Зирту каждая индоевропейская общность представляет собой замкнутое целое. Он поддерживал теорию расщепления языков (дивергенция), но более склонялся к тому, что дивергенция описывается с позиции химического соединения.

Все исторические и лингвистические доводы свидетельствуют, однако, о других связях германских языков с западной группой индоевропейских языков (латинским). Пауль Кречмер и Василий Богородский признавали влияние географического соседства на генетическое сходство: ни один язык не развивался изолированно. Антуан Мейе включал германские языки в западную группу и настаивал на их относительно тесном родстве. Статистический метод показал, что готский (восточно-германский) более близок к балто-славянским языкам, чем к итало-кельтским.

В отечественном языкознании германо-балто-славянское родство признается, но сопрягается с теорией видергенции и centumsatӕm.
А.Шлейхер:


Индоевропейские


англо-греко-итало-кельтская ветвь

славяно-немецкая

ветвь





арийская группа

славяно-литовская группа

греко-итало-кельтская группа

немецкий




иранская группа

итало-кельтская подгруппа

славянский

литовский




греко-албанская подгруппа

индийская группа






А.Мейе

Индоевропейские
германские балто-славянские


кельтские албанский

италийские армянский
греческий индийский

22.02.2012 Семинар 1



Стратификация германских языков (т.е. местонахождение германских языков в общей классификации языков)

Общегерманский расщепился на:


В готскую группу входят следующие племена:


Готский – литературный, письменный язык.
1) Классификация языков. Стратификация готского языка.

2) Особенности готской орфографии.

3) Готская письменность и литературные памятники

4) Идентификация готов как этноса

5) Фонетическая система готского языка.


29.02.2012 Лекция 2 «Фонетические особенности германских языков»






Всё развитие языка развертывается на фонетическом материале – на подвижках ударения.

Ударение влечет за собой редукцию окончаний, которая меняет морфологию, а та в свою очередь – синтаксис.

Общеиндоевропейский тип ударения – тонический, т.е. зависит от повышения тона на одном из слогов. Общеиндоевропейское ударение было свободным – могло падать на разные слоги. Отмечается и другой тип ударения – динамический (связано с силой выдоха).

Санскрит: vаrah (круг) – rarаh (выбор)

Греческий: tтmos (кусок) – tomтs (режущий)

Высота тона выполняла смыслоразличительную функцию.

В общегерманском праязыке ударение стало фиксированным на начальном слоге; при этом оно так же обеспечивало частеречевое членение: глаголы чаще всего имели ударение на корне, поэтому в отношении глаголов ударение называется прикорневым. У других частей речи первым слогом могли быть приставки, поэтому имя могло иметь ударную приставку.

С течением времени в германском утвердился только один тип ударения – динамический, зависящий от силы выдоха. Но есть и исключения: в шведском и норвежском наблюдается тоническое ударение. То же самое можно отметить относительно отдельных диалектов датского языка.
Общегерманский вокализм

В позднеиндоевропейском отмечается симметричная система из 5 долгих и 5 кратких гласных.

I u

e o



a
В системе гласных различались следующие оппозиции:

по количеству, по ряду, по раствору.

Вертикальные линии: Переднеязычные = палатальные: i, e, a

Заднеязычные = велярные: u, o, a

Горизонтальные линии: по раствору, по подъему языка

Высокого подъема: i, u

Средний подъем: e, o, ᵊ

Низкий подъем: a
Следует упомянуть (звук шва) ᵊ. (Санскрит: шва – звук). Шва не имеет коррелята по долготе (= соответствия) и встречается только в безударной позиции.

Гласные не были одинаково частотны. Наиболее частотными были е и о краткое: они участвовали в чередовании, т.е. в аблауте. Менее частотными были i, u краткое: они чередовались с сонорными перед гласными. Самыми частотными были e, o и a долгие. Менее частотны были долгие i, u.
В общегерманском оппозиция по долготе сохраняется, но изменения в системе гласных столь значительны по сравнению с общеиндоевропейским, что можно говорить о германском сдвиге гласных (Э.Прокош).
Дифтонги

Сочетания гласных e, o, a + j, w – дифтонги (бифонемные сочетания). Бывает 2 группы дифтонгов: на i и на u.

Существовала оппозиция по количеству: краткие и долгие. Долгие были очень неустойчивы и проявляли тенденцию к сокращению - монофтонгизировались.
Крупные фонетические изменения в вокализме


Все перегласовки – это ассимилятивные процессы. Изменения корневого гласного: переломление и умлауты.
Преломления и его типы

Скандинавское преломление:

дифтонгизация e > ia/ja или io/jo под влиянием последующих a, u, w.

w [uw]

Преломлению мешали сонанты u, r, l, которые содержались в кратком слоге.
Древнеанглийское преломление:

дифтонгизация палатальных гласных перед согласными и их сочетаниями.

[X], [rr], [r+другой согласный], [ll], [l+ другой согласный].

Результатом этого преломления была частичная веларизация палатальных гласных – продвижения с передних к задним, звуки становятся более заднеязычными под влиянием последующей вилярной.

Кроме указанных звукосочетаний еще имеется в виду [w].

Перед [X] изменению подвергались [i], [e], [ӕ]: (i > iu > io).

Перед группой [rr], [r+другой согласный] изменению подвергались палатальные [i], [e], [ӕ]: i > iu > io; e > eo.

Перед [ll] изменением подвергалось только [ӕ].

[l+ другой согласный] изменением подвергалось только [e], [ӕ].

Перед [w] менялись только краткие [i], [e].
Готское преломление:

перед [r], [h], [hw] гласные [i] [e] переходят в [e] [o].

ai > см тетрадь
Велярный умлаут (+ скандинавский велярный умлаут на r) – вид регрессивной ассимиляции, который может приводить к лабиолизации (огублению) гласного, а также к дифтонгизации с выделением более дальнего элемента.

Так в скандинавских [a] переходило в [o] под влиянием последующего [w]. Все скандинавские умлауты называются лабиальными.
В древнеанглийском: ӕ/a > ea, e > eo, i > io > eo.

(eng: care) caru – cearu: велярный умлаут а результатом имеет дифтонгизацию при сохранении умлятирующего элемента.
Палатальный умлаут

Его нет в готском языке. Присутствует во всех западногерманских, в некоторых северогерманских.

Готск.: satjan > др.а.: settan

[a] низкого подъема реализуется в [e] среднего подъема. Умлятирующий элемент элиминируется.
Выравнивание по аналогии

Коснулось прежде всего англских диалектов.

e > ea/eo, ӕ не преломленное > ea по преломлению, e не преломленное, I > io (в том числе перед rc, rg, rh), I > eo (перед lh).
Монофтонгизация

Более всего характерна для позднеуэссекского диалекта.

ea > e перед согласным [X]: neah > neh
Редукция безударных гласных

Поскольку ударение носило эсператорный характер, гласные различались и в зависимости от ударения. Главное различие: ударность – безударность. Но ударные слоги различались и разной степень ударности, т.е. промежуточное положение занимает вторичное (второстепенное, секундарное) ударение, которое имело также различную силу.

Трехчастная структура слова: корень, суффикс и окончание.

Готск.: fisks – др.а.: fisc

В древнеанглийском слова были представлены моносиллабам и дисиллабами. По германскому правилу вторичное ударение находится от главного на расстоянии в 1 слог.

Поскольку безударные слоги упразднялись, то исчезали окончания – грамматическая связь слов в предложении; отсюда развилось фиксированное положение слов в предложении.
Динамический характер древнегерманского ударения вызвал редукцию безударных гласных и слабоударных гласных. Редукции подвергались конечные слоги, т.е. гласные в них утрачивали свои различительные признаки: они опрощались, сокращались, смешивались в один звук, а во многих случаях – полностью нейтрализовались. Фонетическая редукция конечных слогов одновременно являлась редукцией грамматических элементов.

14.03.2012 Лекция 3 «Германский консонантизм»



Оппозиции:


Это индоевропейские оппозиции, не только германские.

Перечисленные оппозиции дали возможность провести классификацию согласных, которые разделены на 2 класса: шумные и сонанты.


Шумные

Сонанты

щелевые: s

смычные: p, t, k, kw, b, d, g, gw, bh, dh, gh, gwh

j, w, m, n, r, l



Основные отличительные черты германского консонантизма


Основные крупные фонетические явления в германском консонантизме
Передвижения согласных

Индоевропейские

Германские

глухие смычные

[p] [t] [k]

[f] [] []

глухие щелевые

звонкие смычные

[b] [d] [g]

[p] [t] [k]

глухие смычные

звонкие придыхательные

[bh] [dh] [gh]

[b] [d] [g]

звонкие смычные


Наиболее древний – третий этап сдвига, т.е. придыхательные из санскрита реализуются как звонкие смычные. Приблизительно Xв до н.э. Звонкие придыхательные существовали только в санскрите.

Первые и второй этап связаны с изменениями в германском ударении, которое способствовало постепенному усилению выдоха. Датировка этих этапов – III-Iвв до н.э.

Основные типы индоевропейских и германских согласных остаются одинаковыми, но каждый отдельный согласный изменил свою артикуляцию. Сдвиг объясняется либо стремлением германских языков к корреляции по придыхательности (т.е. их стремления к аспирации) в результате экспираторного ударения, либо к противопоставлению по ненапряженности/напряженности, либо вялостью германской артикуляции. Т.к. первый этап как раз свидетельствует о вялости германской артикуляции.

Сдвиг согласных в германских языках – это спонтанное изменение.

Сущность сдвига:

В процессе изменения артикуляции согласных модифицируется способ образования согласных при сохранении места их артикуляции. В трех этапах сдвига фигурируют одни и те же ряды согласных. Общим признаком здесь является аспирация согласных.

Этому передвижению не подвергся переднеязычный щелевой s.


Касается шести германских смычных, которые встали в оппозицию по голосу. Эти 6 смычных получены уже в результате первого передвижения согласных. II-IVвв н.э.

Глухие смычные переходят в глухие щелевые: p, t, k > f, z, h/ch

После краткого гласного наблюдается удлинение согласного. Slēpan – slafan, scip – schif.

Глухие смычные P, t, k в начале слова после согласных или при удвоении из-за j переходят в > pf/ph, z/zz, ch/kh. Не во всех диалектах древневерхненемецкого языка.

PF встречается в латинских заимствованиях до второго передвижения согласных. pipper-pfeffer

Звонкие смычные b, d, g > p, t, k но не во всех диалектах древневерхненемецкого языка.

Германские

Древневерхненемецкие

глухие смычные


t p k
t p k
a b g

s f h
z pf kh
t p k

глухие щелевые

Распространялось с юга на север, коснулось не всех диалектов (распространено в южно- и средненемецких диалектах, не отмечено в нижненемецких диалектах).

Объясняется неоднозначно.

Теория субстрата: Врэдэ, Фринкс, Мейе считали, что это передвижение спровоцировано влиянием побежденного языка-субстрата на язык-победитель (суперстрат). Носители побежденного языка сохранили свои артикуляционные навыки при усвоении языка-победителя.

Теория 2: не отвергает теорию субстрата, но видит основной причиной внутренние фонетические законы.

Дентальный переднеязычный * перешел в d, VIII-XIвв н.э. Для нижненемецкого – XII-XIVвв.


Передние глухие смычные в начале слова в предударной позиции получают сильную аспирацию, что приближает их к аффрикатам:

ph

th

kh

b

d

g

*

f

*

s

g

h


p, t, k > b, d, g - т.е. в интервокале глухость нейтрализуется. Позиция после ударного слога и в конце слога характеризуется уменьшением согласных, а предударная – усилением согласных.
Закон Карла Вернера 1877г

«дополнение к закону о первом передвижении согласных», «исключение» из первого этапа.

В предударном слоге индоевропейские глухие смычные становятся не спирантами (т.е. не щелевыми), а звонкими смычным.

греч. pater > гот.fadat – интервокальная позиция

p>f, t>d (вместо *)

Смена ударения датируется II-Iвв до н.э.

В древних индоевропейских языках во множественном числе глаголов прошедшего времени ударение падало часто на последний слог: скр. vиda, но vidmа.

В древних германских языках согласный в глагольной форме простой претерит множественного числа и причастие второе озвончаются: weor^an-wear^-wurden-worden.
Закон о ротацизме

Как ученые определяют, какой звук как произносился в разные эпохи???

28.03.2012 «Фонологическая система готского языка»



Особенности:

реконструкция которого по данным готской письменности вызывает некоторые трудности. Поэтому традиционно ограничивают рассмотрение восточногерманской фонологической эволюции определением ее основных черт в той мере, в какой они успели проявиться за несколько столетий прошедших между выделением восточногерманской ветви и письменной фиксации готского языка.

Материалы готского демонстрируют процесс ликвидации двухморности германских слогоносителей, однако есть свидетельства того, что двухморность была еще живым явлением незадолго до фиксации готского языка. Это рпежде всего различные рефлексы сочетания из двух i в заударных слогах в словах. Все это составляет формы глаголов слабого спряжения 2го лица ед. числа настоящего времени, глаголы 1го класса. Здесь, в начале заударного слога, образовалось сочетание из согласного j и гласного i: i + i, j + i.

В середине слога биморфное сочетание i + i реализовалось как долгий i, который на письме обозначалось как ei. Отсюда следует, что слоговая граница проходила сразу после двухмерных слогоносителей, но после следующего за одномерным слогоносителем согласного.

Та же закономерность обнаруживается и в склонении имени, т.е. у существительных форма Р.п. ед.числа при основе на –ja (как модификация –a основы, т.е. модифицирующей основы). Полностью отсутствуют ожидаемые формы с долгим ei в Р.п. и Д.п. ед.числа при той же основе –ja.

Следует отметить, что эти процессы означали сдвиг в слогоделении, которое подчинялось морфемному членению (т.е. структуре слова) и все чаще ориентировалось на морфемные границы.

сонанты не представляли собой особого фонемного разряда в готском языке, таким образом они вошли в консонантизм как сонорные нешумные. К ним относятся индоевропейские сонанты r, l, m, n, w, j.

при это сохраняется чередование с ними в ряде слов и словоформ: triu – triwa

от прежнего статуса сонантов в дистрибуции сонорных нешумных сохранился запрет на сочетаемость в одном слоге с предшествующими гласными e: и o: двухмерными по происхождению.

в других германских языках это сочетания быстро подверглись монофтонгизации, однако в различных ветвях германской группы эти новые фонемы приобретали разные структуры и занимали разные места в системе вокализма.

Унаследованные от общегерманской системы долгие гласные e и o среднего подъема имели неширокий раствор, поскольку других долгих гласных в системе еще не было. С другой стороны, краткие гласные высокого подъема краткие i, u такие имевшие неширокий раствор, противостояли широкому гласному a низкого подъема. Неширокие гласные краткие i, u приобрели сужение раствора в ходе перестройки, а неширокие краткие e, o приобрели расширение раствора.

Однако на письме они отражались как биграфы: ai – [], au – [].

Фонетические явления готского вокализма



Полное развертывание оппозиций широкого и узкого растворов имело важные следствия: во-превых, купирование оппозиций по долготе; во-вторых, были созданы благоприятные условия для монофтонгизации дифтонгов, поскольку их неоднородная артикуляция представляла собой движение от широкого раствора к узкому. Они смогли войти в систему гласных фонем как носители сочетания двух положительных растворов, т.е. как гласные широкие и узкие, при этом широкие сужаются.

Сочетания широкого и узкого растворов имело и другую реализацию, а именно – в гласных узких расширенных.

Поэтому фонемные поля новых гласных перешли аллофоны узких гласных i и u, которые расширились (т.е. преломились) под воздействием последующих согласных r, h, hw. Фонемное объединение сужающихся дифтонгов и преломленных гласных адекватно отражено в готской письменности, где этим фонемам однозначно соответствовали дифграфы ai и au.

Записанные одним и тем же способом звуки приобретают 3 статуса: монофтонги, дифтонги и дифтонгоиды /ei/, /ou/, /ӕi/, /au/.

Консонантизм в готском по сравнению с общегерманским состоянием системынх изменений не претерпел. Однако:

b d z – f ϴ s

случай перераспределения фонем в словах. Касается это дистрибуцию (окружение) шумных ~ сонорных и не сонорных. Установить соотношение смычных и щелевых аллофонов u, b, d, g не представляется возможным. Геминанты распространены лишь у 4 сонорных и щелевого s. Геминаты оставались бифонемными, но в геминатах и сонорных j, w имела место диссимиляция, в силу которой произошла замена/замещение, т.е. нешумный заменяется шумным согласным: dai-ian > daddjan, bluuan [w] > bligwan.
Готская фонологическая эволюция не коснулась консонантизма. Специфичность ее проявилась в вокализме.

11.04.2012 «Грамматический строй германских языков»







Изменения грамматического типа
Ни один из индоевропейских языков не сохранил в точности грамматический тип общеиндоевропейского. Поэтому даже самые ранние тексты (включая санскрит) дают о нем только смутное представление.

Германский праязык в результате действия силового ударения на начальном слоге и редукции окончаний видоизменил грамматическую систему, присущую индоевропейскому языку (которая характеризовалась высокой степенью сложности). Однако общегерманский язык, который еще мало характеризовался редукцией, сохраняет относительно архаичный вид флексии. Эта архаичность заметна в северогерманском руническом и в готском языке, а в западногерманских языках с течением времени архаичность убывает.

Основной чертой индоевропейской системы является то, что в ней слово никогда не существует без особой грамматической характеристики: ушла – предельность, совершенный вид, прошедшее время, женский род.

В индоевропейском, как и в отдельных индоевропейских языках, есть элемент, который заключает в себе значение слова – корень, и к которому присоединяются окончания, обозначающие число, падеж, лицо и т.д. – т.е. оформляют основу. Но основа не существует изолированно. Все основы появляются только с особыми формами флексии. Поэтому по форме всегда можно сразу же определить, является ли данное слово именем или глаголом. Формы имени совершенно отличны от форм глагола. С другой стороны, отдельные германские языки, наиболее «продвинутые» в грамматическом плане, уже почти не различают имя и глагол: work – to work (конверсия).

Уже в самых ранних дошедших до нас памятниках германских языков флексия упрощена, целые категории исчезли. Так, например, двойственное число повсюду замещается множественным числом в именном склонении и остается отличным от множественного числа только в глагольных формах и личных местоимениях.

С течением времени и в системе личных местоимений двойственное число пало, и оно всюду было замещено множественным.

Характеристика глагола

Основная часть речи, образующая высказывания.
Германский глагол


Индоевропейские черты
Морфологическая классификация общеиндоевропейская предполагала 2 больших морфологических группировки. К одной из них принадлежали т.н. «тематические основы» (= чередования гласных или абляут; Тема = гласный).

Тематические основы – глаголы, которые образуют свои формы изменением гласного в корне. Форма изменения идет по аблауту. В данном случае показателем определенной основы и связующим звеном между корнем и окончанием является чередование гласных среднего ряда e/o: греч.: leip/e/te оставляете – leip/o/men оставляем.

Вторая морфологическая группировка, которая встала в оппозицию к первой, это основы атематические. Основным показателем является согласный сонант m (n): греч. pherto несли; снкр. bharami несу, asmi я есть. Это способ присоединения флексии непосредственно к корню без соединительного гласного. К этой группе также относились основы на долгие гласные или сонант (пример: pherto).

Процессу опрощения, о котором упомянуто выше, и переразложения из трехчастной структуры в трехчастную в значительной степени затронул германские языки. В готском языке основа стала равна корню.

В германских языках по сравнению с индоевропейским часто основообразующий суффикс был уже не выделим.

Таким образом, в германских языках общеиндоевропейская морфологическая классификация глаголов отразилась особым образом. То, что в индоевропейском называлось тематическими глаголами, в германском преломилось в сильные глаголы. Здесь морфологические различия отмечаются в основных глагольных формах в пределах основы, которая по существу уже равна корню, осуществляются при помощи внутренней флексии.

Индоейвропейскому атематическому глаголу соответствуют германские слабые глаголы. Здесь показатели основных форм размещаются за пределами основы, т.е. в окончании – внешней флексии.

В германских языках чередование гласного (аблаут) приобрел характер стройной системы. Это чисто грамматическое явление. С его помощью дифференцируются разные глагольные формы.
Морфологическая классификация германского глагола
Основные индоевропейские глагольные формы были непосредственно связаны с корнями. Формы настоящего времени производились от имён и имели незначительный удельный вес. Германский язык как язык относительно архаического типа сохранял большое число корневых морфем. Поэтому весь корпус глаголов классифицировался на 4 морфологических группировки глаголов


Сильные глаголы

Корневые глаголы, но не все они образуются одинаково. У сильных глаголов настоящее время относится к тематическому типу индоевропейского языка, т.е. к типу презенсы 1л ед.ч. действительного залога на ō. К ним относятся, например, baira. В данном случае –ai- это положение «готское преломление».

Германский глагол свел к этому типу тематических форм настоящего времени глаголы, имевшие другую структуру. Т.е. многие формы атематического типа перешли в тематический тип, а затем все глаголы перешли к тематическому типу. Корневым гласным в настоящем времени выступает гласный среднего подъема e, низкого подъема a и нулевой гласный. Формы с корневым а заменяют старые атематические формы. Старый тип корневого тематического презенса стал нормальным типом (от слова «норма») настоящего времени сильных глаголов, т.е. он стал широко распространен. Однако в германском сохраняются следы и других образов настоящего времени, например, с суффиксами –ne-, -ye-.

Кроме того, в германском сохраняются некоторые черты морфологии глагола как части речи. Например, конъюнктив настоящего времени сильных глаголов основан на старом оптативе (желательность) тематического презенса. Повелительное наклонение в готском и других германских языках в точности соответствует санскритскому, т.е. общеиндоевропейскому. Здесь окончание полностью элиминировано. В германских языках эта форма сводится к корню.

Антуан Меййе предполагает, что именно у сильных глаголов установилось образование инфинитивов из основы настоящего времени. Германский инфинитив основан на старом типе абстрактных имен на –ono-, которые имеют соответствия в индоиранском. Эти корневые имена оказались совпадающими с такими формами настоящего времени, как готского ita я ем. idanam – itan. Между именами и формами настоящего времени установилось соответствие, в связи с чем имена на –an стали рассматриваться как инфинитивы сильных глаголов обычного типа. Стало возможным образовывать и такой инфинитив, как готское hafian > hafia. В древневерхненемецком инфинитив еще склоняется, но в готском и скандинавском этого уже нет.

Претерит сильных глаголов восходит к старому типу индоевропейского перфекта, представлявшего собой атематическую форму со специальным окончанием. В ед.ч. это –о, а во мн.ч. – нуль звука. Существовал перфект с удвоением и без него. В общеиндоевропейском отмечаются формы с удвоением, в германском праязыке отмечаются формы без удвоения у всех глаголов обычного типа (имеются в виду глаголы с корневым гласным –е- в настоящем времени). В таких случаях перфект в ед.ч. имеет окончание –а, к-е соответствует индоевропейскому о; во мн.ч. перфект имеет нуль звука, а в настоящем времени е среднего подъема.

В корнях, где за корневым гласным следует 1 согласный, во мн.ч. появляется е долгое. Германский язык сохраняет и следы перфекта с удвоением, когда настоящее время имеет гласный, не допускающий возможности характеризовать перфект чередованием гласного или когда вокализм не укладывается в обычный тип чередования е/о, е/а.
Модели построения глагольных форм

  1. Глагольная основа + словоизменительный показатель

  2. глагольная основа без словоизменительного показателя

* часто сама основа включала словоизменительные различительные признаки, поэтому в строении словоизменительных форм дополнительно выделяется вариант модели с маркированной основой и вариант основы, лишенной формальной характеристики. В частности словоизменительные показатели, входящие в первую модель, представлены личным окончанием и формантом именительных форм глагола: nimi-ю берет, nimi-s берешь, nima-m берем.

Сюда относятся чистые основы nim 2л ед.ч. императив «бери», 1 и 3 л. ед.ч. сильного претерита nam он брал/я брал, nimai 3л ед.ч. обтатива «чтобы он взял».
Эти модели объединяют маркированные и немаркированные основы (маркер – формант, грамматический показатель).

Слабые глаголы

Все глагольные образования слабой формы имеют общие черты.


Слабые глаголы имеют вторичное происхождение, т.е. они производные – дериваты. Чаще всего они образуются от прилагательного и существительного. Образование прошедшего времени всегда параллельно образованию причастия второго.

Если причастие второе имеет форму на -ю-/-t- , то и претерит также имеет эти суффиксы. разные типы слабых глаголов (4 класса) различаются между собой формой настоящего времени и предшествующим согласному элементом, с которого начинаются показатели причастия прошедшего времени и претерита, т.е. прошедшего времени.

25.04.2012 «Претерито-презентные и слабые виды глаголов»




Претерито-презентные глаголы (современные модальные глаголы)

представляют собой ограниченную лексико-грамматическую группировку, состоящую из семантически определяемых единиц как глаголы состояния.

Отличия от других глаголов:

Здесь используется тождественная по построению парадигма сильного прошедшего времени: аблаут глагольной основы отмечается у преобладающего числа глаголов этой группы (т.е. претерито-презентных), идентичных претериту идентичных старых сильных глаголов. Используется техника аблаут (т.е. чередование гласного в корне).

Таким образом, парадигма претерито-презентных глаголов генетически тождественна индоевропейскому перфекту.

т.е. изменяются как старые сильные глаголы некоторых классов

1 ряд: причастие второе отсутствует; глагол иметь выделяется отсутствием аблаута; отличается реликтами чередования согласных по закону Вернера

2 ряд: чередование по закону Вернера снято, но g+t > ht. (см лекцию по фонетике)

3 ряд: отличается «тяжелыми» корнями (атематические корни)

4 ряд: характеризуется «легкими» корнями + сонант. Здесь отмечается нормальное чередование (см первую лекцию по глаголу). Претерит ед.ч. имеет корневой -a- , а претерит мн.ч. – нуль звука.

5 ряд не отмечен

6 ряд: претерито-презентные глаголы, обладающие неясной структурой корня. Отсюда – неясный характер чередования, что и затрудняет отнесение к тому или иному типу аблаута.

В диахронии (ретроспекции) многие претерито-презентные глаголы относятся к древней общеиндоевропейской лексики. Сам состав группы гетерогенен (разный): возможно, к группе подключились глаголы, первоначально в нее не входящие. Формы претерита у этих глаголов сложились до первого передвижения согласных (V-VIв до н.э.) и до подвижки ударения, что и подтверждает их отнесение к древнейшему ядру.


Суплетивные глаголы (неправильные глаголы)

проявляют тенденцию к регулярной парадигматике, что обусловило малочисленность этой группы.

В германских языках изолированные парадигмы представлены глаголами «быть», «хотеть» и несколькими атематическими, засвидетельствованными только в западногерманских языках: «идти» и «делать».

Бытие

Желание







es


wel (с подстрочной дугой = [w])

willan

gān

gaggan

dōn



Словоизменение глагола «быть» характеризуется суплетивностью. Система форм этого глагола строится на основе сочетания нескольких корней. Во всех индоевропейских языках глагол «быть» атематический, но в германских в него проникли доминирующие тематические формы. У глагола «быть» императив и именные формы образованы не от корня es. Во всех германских языках императив, инфинитив, причастие первое образованы от корня wes. В др.англ. этот глагол образован от корней wes, bhu (wesan – was\were, beon - been).

Соотношение этих корней в германских языках различно. В гото-скандинавском ареале корень bhu полностью отсутствует, а корень es выступает в 2 вариантах: es, ez. В скандинавских и западногерманских, которые знали ротацизм, имею формы er. В ед.ч. индикатива готские формы полностью соответствуют индоевропейскому архитипу, но произошла подвижка ударения, поэтому в готском ударение падает на второй слог. В остальных германских языках есть инновации.

Во мн.ч. индикатива индоевропейский архетип характеризуется нулевой ступенью корневого гласного. Германские языки частично сохраняют эту закономерность, но включают в древнюю систему инновации. Таким образом, архаизмы представлены следующими чертами:





Личные формы глагола. Спряжения. Флексии спряжения



Спряжение – изменение по числу и лицу.
Лицо грамматическая категория, отражающая участников акта коммуникации.

1е лицо – активные коммуниканты

2е лицо – пассивные коммуниканты (адресаты)

3е лицо – не коммуниканты, объекты коммуникации
Категория числа обозначает количество участников коммуникации.

В готском ед.ч. и мн.ч.
Общность в индоевропейских языках распространяется и на спряжения глагола. Показатели грамматических категорий почти никогда не заимствуются. По наличию эти показателей и отслеживается родство языков.

В спряжении готского глагола сохраняется двойственное число, которое с течением времени выходит из языка (дуалис – двойственное число). Сохраняется окончание медиопассива в настоящем времени (медиопассив отражается в германских языках как страдательный залог).

В германском глаголе основы определяются по типу чередований по аблауту или отсутствием аблаута. Сильные глаголы в претерите ед.ч. обладают чистой основой - у них отсутствует основообразующий внешний показатель; это высшая ступень аблаута. В других германских языках ситуация складывается иначе. В готском языке отмечается 4 основных формы глагола, а именно: инфинитив, претерит единственного числа, претерит множественного числа и причастие второе. Эти основы обеспечивают все глагольные образования, т.е. формы времени, залога и наклонения.

Основы настоящего времени представлена в инфинитиве в повелительном наклонении, в причастии первом, в оптативе и медиопассиве. Инфинитив образован от формы настоящего времени, но основа настоящего времени отражается не только в инфинитиве.

Главная особенность организации морфологии личных форм германского глагола – противопоставление сильного спряжения слабому.

В индоевропейском дифференцировалось 3 наклонения: индикатив, конъюнктив (имел значение будущего наклонения – нереального действия) и оптатив (желательное наклонение). Оптатив отмечается -ī-суффиксом. Сюда чаще всего относят глаголы желания: желать, идти и т.д.

Германский конъюнктив восходит к индоевропейскому оптативу по форме. Значение индоевропейского оптатива отражается в готском конъюнктиве в форме настоящего времени. Здесь выражается реальное желание, несовместимое со значением прошедшего времени. Таким образом, конъюнктив настоящего времени выражает будущее действие. А нереальность действия выражается в конъюнктиве прошедшего времени. А чистое желание – в конъюнктиве настоящего времени. Эти формы противопоставлены индикативу.
В английском 4 времени: Present, Future, Past, Future in the Past. Остальное – видовременные формы (Indefinite, Continuous, Perfect).
Конъюнктив прошедшего времени образуется от основы прошедшего времени множественного числа с нулевой огласовкой. Это приблизительно напоминает ситуацию в греческом, т.е. можно сказать, что это общая индоевропейская черта.

Показателями германского конъюнктива служат формы прошедшего времени с суффиксом -ī-, который предшествует личному окончанию. В неличных формах глагола, происшедших от индоевропейских неличных форм, к оптативу близким по значению является императив, который выражает пожелание + приказ.
Медиопассив

Пассивное значение (более абстрактное) развивается позднее медиопассива.

В германских языках постепенно появляются аналитические конструкции (т.е. более поздние, вторичные образования), состоящие из постоянного элемента – глагола бытия, становления признака, - и причастия второго.

Футуральность (чистое будущее). Относительно чистого будущего материалом послужили вторичные явления, т.е. выражения будущего через желателно-предположительное наклонение. Позднее во всех германских языках развивается, во-первых, будущее модальное наклонение, которое сходно с индоевропейскими и германскими языками: общая славяно-германская черта – значение будущего связано с несовершенным видом (от настоящего времени). В русском языке будущее время формируется на основе несовершенного вида + префиксация перфективного значения (совершенного вида): с-делаю, на-пишу. В готском языке действует аналогичная модель с видовым перфективным префиксом ga- : hailja – ga-haijla (исцелю). Временная флексия отсутствует.

Все глагольные образования слабых форм имеют общие черты, т.е. форма настоящего времени имеет суффикс; претерит и причастие второе образуются одинаковым способом и характеризуются детальным суффиксом. Слабые и претерито-презентные глаголы имеют в причастии второй дентальный суффикс, который


23.05.2012 «Спряжение в германском праязыке. Глагол как часть речи»



Каждый глагол в идеале (отвлеченно от морфологической классификации) должен иметь 3 группы форм:


* инфинитив и повелительное время ни имеют более значение настоящего времени


Глагол быть + страдательное причастие прошедшего времени формируют претерит страдательного залога (кроме готского языка!, где страдательный залог передается еще в настоящем времени сохранившимися старыми формами медиопассива).

Строение глагольных парадигматических рядов



Основные формы глагола

Построение парадигматического ряда соответствовало морфологическому типу глагола.


1я основа

основа презенса

2я основа

основа претерита единственного числа

3я основа

основа претерита множественного числа

4я основа

основа причастия второго


1я основа

Основа презенса явилась базой для образования всех личных форм презенса, индикатива и оптатива, актива и медиопассива, императива, причастия 1 и инфинитива.
2я основа

Основа претерита единственного числа, претерит единственного числа индикатива.
3я основа

Основа претерита множественного числа является базой для претерита множественного числа индикатива и всех форм единственного и множественного числа претерита оптатива.
4я основа

Основа причастия второго является базой (семантическая доминанта) словосочетаний со служебным глаголом. Эти словосочетания переосмысляются в будущем как аналитические формы.
Перечисленные 4 основы выделяются во всех морфологических классах глаголов только в готском языке. Модели парадигматических рядов различаются не только числом компонентов, но и формальными признаками основных форм, а также структурой парадигм.

Так, сильные глаголы отличаются аблаутом. Кроме этого отчасти и чередованием согласных. Слабые глаголы отличаются дентальным суффиксом.

Претерито-презентные глаголы также характеризуются дентальным суффиксом, но одновременно в презенсе отмечаются 2 основы.
Есть еще одна категориальная группа глаголов , у которых построение ряда не соответствует регулярным моделям. К этой группе мы относим неправильные глаголы. Их число в германских языках очень ограничено. В готском их 5, а в древнеанглийском – всего 4.

Построение парадигматических рядов определяется структурой включенных основ, что обусловлено закономерностями аблаута и валентности (теоретической сочетаемости, потенции) этих основ. Разные ряды имеют разную хронологию. Наиболее древней является модель первых 3 классов сильных глаголов. В 4м и 5м классах эта модель была изменена, т.к. в нее были включены индоевропейские основы. 6й класс – это германская инновация, но тип чередования, по сути, индоевропейский. 7й класс – древний тип основообразования; он неустойчив во всех германских языках, кроме готского.

Спряжение сильных глаголов



Система личных показателей презенса была генетически тождественна для сильных и для слабых глаголов. В результате обращения 3хморфемной структуры слова личные показатели сильных и слабых глаголов претерпели разные изменения зависимости от характера основообразующих элементов.

В системе презенса сильных глаголов господствует тематический тип (тема – это гласная). Личные показатели представлены двумя сериями: первичными в индикативе и вторичными в оптативе.
В индоевропейских языках отслеживается общность показателей грамматических категорий, которые почти никогда не заимствуются. Кстати, по этим показателям и отслеживается родство языков.

В готском спряжении сохраняется, например, окончание медиопассива в настоящем времени. Но это же окончание отмечается и в формах страдательного залога.

Германский аблаут приобрел характер стройной системы. Аблаут характеризует сильные глаголы как техника языка построения ????????????

Наряду с этим аблаут характеризует и претерито-презентные глаголы, поскольку их формы генетически связаны с формами претерита старых сильных глаголов.

У слабых глаголов дентальный суффикс формирует претерит и причастие 2, однако этот же самый показатель характеризует претерито-презентные глаголы.

Грамматические категории глагола



Категория времени

Для индоевропейских временных основ типично соединение видовой и залоговой окраски. В основе системы времен индоевропейского глагола лежала не дифференциация по времени, поскольку в эпоху индоевропейской общности вообще не существовало формальных категорий, первоначальной функцией которых было бы выражение относительного (релятивного) времени. Те же формы, которые называются временными, не имели ничего общего со временем. Категория времени появилась в индоевропейском языке чрезвычайно поздно. При этом для выражения этой категории использовались старые имеющиеся в языке средства. Однако имеющийся в индоевропейских языках аорист имел чисто видовой характер – характер категории вида, но использовался как категория времени. В аористе подчеркивался характер завершенности действия, что сегодня в германистике приписывается перфекту.

В индоевропейском за перфектом было закреплено значение законченного действия. За счет видовой соотнесенности в перфекте и выделился его видовой характер: сегодня в германских языках перфект – это вид.

В древнегерманских видовой характер поначалу был выражен в аористе, а перфект означал состояние субъекта как результат предыдущего действия. В более поздний период в германских языках перфект становится результативным временем как относительно субъекта, так и относительно объекта. Значение перфекта тесно связывалось с залоговой обусловленностью, поскольку первоначально перфект был ограничен сферой объекта («они имели короля свергнутым»). Передавал его состояние, возникшее в результате действия, заявленного в предикате. Т.е. в отношении залога имел медиопассивный характер.

АААААААааааааааааааааааааааааааааааааааааааа wtf?!!
Готский язык, как и другие германские, начиная с прагерманского, унаследовал индоевропейскую временную систему, однако на собственно германской почве, она претерпела значительные изменения.

Система готского глагола отличалась крайней бедностью словоизменительных форм категории времени, которая имела простую структуру. Она состояла из одной оппозиции: прошедшее – непрошедшее время, из которых прошедшее время – категория маркированная (имели явное языковое выражение: аблаут, дентальный суффикс и т.д.), непрошедшее время немаркировано, поскольку отсутствует какой-либо показатель. Эта форма не содержит указания на отнесенность действия к какому-либо времени. Немаркированная форма непрошедшего времени имела поэтому широкий диапазон употребления. Эта форма охватывала как настоящее время (момент речи), так и будущее и панхронию (повторяющееся действие).

В значении настоящего и будущего времени одна и та же форма встречается от глаголов предельных (qiman – приходить) и от глаголов непредельных (haitan – называть), а также от глаголов нейтральных (qiюan – говорить).

Со значением будущего времени употреблялась связка ist, а также префиксы af-, ga- и т.д. Наблюдалось также и совершенно одинаковое употребление форм настоящего времени у приставочных и бесприставочных глаголов. Язык попытался выйти из положений посредством синтаксических словосочетаний:

  1. сочетание форм настоящего времени глагола duginnan (начинать) + инфинитив спрягаемого глагола

  2. сочетание форм настоящего времени глагола haban (иметь) + инфинитив спрягаемого глагола

  3. сочетание форм настоящего времени глагола skulan (=should) + инфинитив спрягаемого глагола

инфинитив = отыменное существительное??? О_о

маргинальная зона??? что это?!!
Лексическое значение первого компонента в значительной мере сохранено. Это не аналитическая форма, а свободное словосочетание. Но в последующем первый компонент идет по пути десемантизации (утери собственного значения). В конечном итоге он становится лишь структурной доминантой, практически лишенной собственного значения, но приобретшей грамматическое значение.

Инкоэтивность (глагол duginnan) – активное вступление в какое-либо состояние (современное get).
Таким образом, в германских языках (готский) отмечается количественный рост временных форм, т.е. от 2 (прошедшее-непрошедшее) к 3 (прошедшее-настоящее-будущее). Готский аналитических форм не знал, а в других германских позже появляется то или иное количество аналитических форм, которые реферируют к какому-то временному отрезку.

Исключением является Исландский, в котором будущее время не появилось вообще. В нем техника языка осталась общегерманской.
Категория времени теснейшим образом связана с категорией вида. Категория вида во всех германских начала формироваться с образования перфекта. Однако, например, в др.англ. перфект в течение всего древнего периода функционировал наряду и вместо простого претерита.

They had their king overthrown. = перфект; отношения вторичной предикатности; противоречие внутреннего порядка: формальным сказуемым является had, но он не указывает на действие. Фактическим сказуемым является overthrown, т.к. содержит указание на действие. Однако оно не является сказуемым по форме.

Противоречие решается так: причастие (т.е. фактическое сказуемое) переносится в формальное сказуемое. Т.к. сказуемое представляет собой личную форму, а сами причастия – это неличные формы, то с точки зрения современной грамматики глагол had остается структурной доминантой (оформляет сказуемое), а семантической доминантой становится причастие. Происходит семантическое перераспределение между компонентами словосочетания: had становится грамматическим показателем, который лишен собственного лексического значения. А причастие несет лексическое значение. По такой схеме появляются аналитические глагольные формы. Этот механизм работает во всех германских языках, но в большей степени он проявился в английском.

Однако не все глаголы могли следовать этой модели. Непереходные глаголы первоначально перфекта глагола с haban не образовывали. Для них и для глаголов движения возникает друга модель.

He is gone.

В современном английском сохраняется только модель с have, а в немецком/нидерландском/датском – обе формы.

Перфект распространяется на все времена (3). Вспомогательный глагол является грамматическим показателем и сам принимает ту или иную форму.

He would have called.
В готском, языке флективном, синтетическом, идея длительности протекания действия, выражалась с помощью словосочетаний форм глагола wisan с причастием 1 спрягаемого глагола. Словосочетания такого типа были достаточно продуктивными в готских текстах, но своего максимума сеть видовременных форм все-таки достигает только в английском. В готском видна оппозиция бинарная: прошедшее – непрошедшее.

30.05.2012 «Наклонение»



В системе индоевропейского глагола было 2 наклонения: конъюнктив (сослагательное) и оптатив (желательное). Германские языки после дивергенции индоевропейского сохраняют конъюнктив, который опирается на индоевропейской оптатив. В современном англ I wish I were.

В готском глаголы имели развернутую систему окончаний, выражающих наклонение.

3 наклонения в готском:

при употреблении в значение просьбы или пожелания синонимичен оптативу, поэтому от многих глаголов некоторые формы императива совсем не засвидетельствованы – они подменены оптативом.

Например: почти не употребляется императив после отрицания. Здесь также его заместил оптатив.

Различают потенциальный оптатив (в простом предложении в значении возможности) и дубитативный оптатив (выражающий сомнение)

В простом предложении употребляется для обозначения процесса, который осуществляется в будущем – будущее время имеет оттенок долженствования или сомнения. В готском это встречается довольно часто после союза ei.

В сложном предложении оптатив – обязательное наклонение в различных типах придаточных предложений. Здесь сохраняется его инвариантное значение.

Лучше всего формы сослагательного наклонения выражены в исландском языке – там они имеют свои окончания. В немецком также есть формы, выражающие сослагательное наклонение с помощью окончания. Также формы отмечаются и в шведском. В английском окончание не сохраняется, но сохраняются различия. It’s necessary that he do it. Для компенсации ликвидированных старых флективных форм создаются новые аналитические формы, где присутствует вспомогательный глагол, который всегда модальный. Наряду с bare infinitive употребляются формы с should и would. Эти 2 типа сослагательных форм сотрудничают во всех германских языках.


Залог



Залог характеризует действие относительно подлежащего.

Действительный – подлежащее действует и воздействует на другие объекты.

Медиопассив – само подвергается воздействию.
В германских 3 разных типа залоговых конструкций.

противоположен действительному; он флективен (выражается формой самого глагола). В большинстве случаев в готском он употреблялся в значении страдательного залога. Однако имелись редкие случаи употребления с непереходно-возвратным значением: он мог выражать моральное состояние или состояние аффекта.

Система форм медиопассива могла выражать настоящее и будущее время. Но здесь отмечается ограниченность временных форм медиопассива. Именно она привела к тому, что в выражение залоговых отношений вовлекается причастие 2 переходных глаголов. В качестве структурной доминанты здесь выступили глаголы wisan и wairюan, а также лексические группировки глаголов второго класса.

Нефинитные (неличные) формы готского глагола



1 инфинитив и 2 пичастия

Инфинитив не знал ни видовременных, ни залоговых противопоставлений. По происхождению германский инфинитив представляет собой имя. Этим объясняется нейтральность инфинитива по отношению к основным глагольным категориям.

Причастие 1 образуется от основы настоящего времени любого глагола с помощью грамматического показателя –nd.

Причастие 2 имело 2 разных показателя: сильные и слабые. К сильным формам причастия 2 мы относим причастия на –(a)n, а к слабым – на ю. Все переходные глаголы имели причастие второе. Из непереходных причастие 2 засвидетельствовано только у 8 глаголов, в т.ч. wairюan. Причастия изменялись по родам и числам, склонялись как прилагательные. Вместе с этим им были свойственны и глагольные черты: видовые, временные, залоговые.
Употребление именных форм

  1. Инфинитив. Засвидетельствована лишь 1 форма инфинитива, которая соответствует разным видовременным и залоговым формам подлинника. Под подлинником здесь понимается Библия, греческий оригинал. Так, готский передавал греческий инфинитив настоящего времени, перфекта и аориста. Таким образом, он соответствует греческому активному и пассивному инфинитиву. В готском особенно часто встречается пассивный инфинитив.

skulds ist - должен, mahts ist – может.

Наряду с греческим пассивным инфинитивом в готском используется также инфинитивы глаголов 4 класса; сочетание причастие 2 + wisan и wairюan. Однако сочетания с глаголом wairюan не были продуктивными.

  1. Причастие. У глаголов переходных причастие 2 имело пассивный характер. Все переходные и непереходные непредельные глаголы имели только 1 форму активного причастия – причастие 1. Во временном отношении причастие 1 нейтрально. И 1 фору пассивного причастия (причастия 2) у переходных глаголов. ГДЕ СВЯЗЬ В ПРЕДЛОЖЕНИИ?!!! Частично временное значение причастных форм зависело от временного значения глагола. Причастие 1 чаще всего обозначало процесс, одновременность действия или состояние, выраженное в сказуемом. Причастие 2 выражающее состояние и качество или предшествующее действие, выраженное в сказуемом.


Морфология имени



Имя существительное

Во всех германских существительное обладало категорией числа (2), падежа (4), рода (3) и склонения (2). Сущ-е классифицировались по основообразующему суффиксу.

2 типа склонения: сильное – выравнивание по аналогии с –а- основой, индуцирующей основой, иногда на -n- ; слабое – неидуцирующие основы, в основном согласными основообразующими суффиксами, иногда с –u-.

Несмотря на сокращение и-е трехчастной основы в германских некоторые сущ-е сохранили в своем составе 3 структурные части (в И.п. ед.ч. слова на –u- основу; в Д.п. и В.п. мн.ч. сущ-е на гласные долгие основы). Отмечаются и корневые основы (относятся к коренным и-е словам, представлены во всех германских). В 1 флексии сочетаются показатели рода, числа и падежа. Парадигма сущ-ного богата. Во всех германских отмечается омонимия словоформ, поэтому ожидаемые 8 словоформ (4падежа*2склонения) слабо различались флексиями.

Система германского сущ-ного сохраняла несколько морфологических классов и-е происхождения, имеются в виду склонения, из которых индуцирующими были 3 с основами на а, о долгое, н и и. Ни один класс не различал 8 словоформ.

Таким образом, уже в готском отмечается неполная парадигма, что косвенно свидетельствует о слабой семантической основы планосодержания. Наиболее слабая она у родовой классификации, т.к. неодушевленные денотаты не имели этой основы.

Категория падежа отражает синтаксическую позицию существительного, но это не всегда соблюдалось. Нарушения вносились предлогами, к-е преобретали все большую роль в определении синтаксической позиции сущ-ного.

Категория числа имеет наиболее прочную семантическую основу, поскольку опирается на денотативные свойства существительного, т.е. прямо соотносится с количественной характеристикой предмета. В 17-14вв н.э. германская морфологическая система подерглась большим изменениям. Повсюду парадигма существительного стала беднее. Во многих языках сегодня она представлена лишь 2 формами, причем обе они принадлежали когда-то к парадигме сущ-х м.р. –а- основы. Постепенно во всех германских стерлись границы между морфологическими классами. В древне- и среднеанглийском склонения вышли из языка, вместе с ними исчезла родовая классификация, никогда не имевшая прочной основы в семантическом плане. Эти привело к морфологической унификации: 2 оставшихся флексии распространились на все прежние склонения. В совр.англ. (‘s, -s).

Разделились планы выражения категории множественного числа и родительного падежа в англ.языке.

Взаимоотношение падежей встало на строго бинарную основу (маркировано-немаркировано). Падежи все больше стали опираться на противопоставление именительный(номинативный)-родительный.
Имя прилагательное

Растущая невыразительность парадигмы привела к тому, что в языке произошел переход к единой морфологии временной группы, т.е. невыразительность парадигмы существительного компенсировалась все большим участием согласуемых членов именной группы (прилагательных и местоимений). Поскольку парадигма прилагательного имела менее высокий различительный потенциал, чем парадигма, например, указательного местоимения, то местоимение принимает на себя основную нагрузку в выражении категорий существительного. Т.е. фактически на 1й план выдвигается связь согласования в числе, роде и падеже, более того – прилагательные группы обладали степенями сравнения. Эти степени образовывались суффиксально или словосложением.

Артикль



Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации