Карабулатова И.С. (ред.) Модернизация образования в условиях глобализации - файл n1.doc

Карабулатова И.С. (ред.) Модернизация образования в условиях глобализации
скачать (903 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc903kb.07.11.2012 04:02скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

УДК 377


Региональные аспекты реализации новой парадигмы в системе дополнительного профессионального педагогического образования

Власова В.Н.

Ростовский государственный педагогический университет
Проблема является актуальной в России на протяжении последнего десятилетия. Аксиомой стала задача формирования у педагога компетентности в реализации информационного, личностно-ориентированного подхода, овладения формально-логическими структурами научных теорий, системами неформальных методик, а также интегративной основой образования (В.Т. Фоменко, К.Ю.Колесина, Г.И. Герасимов, А.Я.Данилюк). Существует общее согласие в том, что все вышеперечисленные задачи реализуемы только при одном условии – если вся современная система образования в ближайшие годы будет качественно трансформирована в образовательное пространство.

Среди них первоочередной представляется авторская методика культурологического подхода к пространственному планированию регионального образования. Здесь мы видим несколько основных этапов:

1. Этап научно-теоретической подготовки: преобразование существующего общетеоретического материала в систему научных взглядов на реорганизацию образования местного уровня в систему пространственных структур, адекватных региональным типологическим особенностям культуры.

2. Этап конструктивного внутрирегионального сотрудничества: выработка общих принципально-функциональных основ созидающей деятельности по планированию и экспериментальному функционированию системообразующих пространственных структур.

3. Этап включения реального образовательного регионального пространства в систему межрегиональных связей: процесс планирования регионального пространства вступает в стадию формальной конкретизации - начинается процесс решения важнейших организационных проблем.

Проблема тесной связи образования и культуры давно не актуальна, так как эта связь признана и утверждена исследователями педагогики личности( Е.В. Бондаревская, С.В. Кульневич, А.Я. Данилюк). Чем больше в регионе будет появляться таких минисоциумов с активной преобразующей составляющей, тем основательнее мы сможем аргументировать процесс их интеграции на известных принципах, сформулированных в исследованиях А. Я. Данилюка [1]. К его научным рекомендациям мы добавим еще несколько: образовательное пространство есть комплекс глубоко интегрированных структур, методологически и технологически близких, но не тождественных, а лишь конструктивно соединенных в условиях разнофункциональной направленности; будучи сформированы, образовательные пространства ни на каком из своих уровней не могут представлять сколько-нибудь иерархическую структуру, в которой высший уровень ДППО подавляет средний (вуз) и низший (основная школа); гарантией неиерархичности служит коллективный подход к вопросу об идеологическом, научном и административно-хозяйственном обеспечении эксперимента.

В связи с этим обстоятельством создание пространственного образования непременно происходит одновременно с процессом формирования педагогического мышления, отвечающего всем современным требованиям: понимание образования не как создание личностного носителя микросоциальных системнокультурных начал; новейшей парадигме придаются черты, как личностных начал, так и региональных культурологических особенностей; высокопрофессиональное использование и обладание общечеловеческой культурой.

В качестве условного опытно-экспериментального, эмпирического поля выступает Южный федеральный округ, со всеми комплексами психолого-культурологических, социально-экономических и традиционно-бытовых структур. Этот фон, используемый как площадка для наших образовательных инноваций в своем преобразованном виде, явится высшим уровнем нашей деятельности.

Таким образом, оценивая исходные данные, приходим к выводу об их всеобщем благоприятном для эксперимента характере. Принципами его организации могут стать следующие. 1.Системность наблюдения, отбора и анализа данных. 2.Дифференциация по специальным критериям эмпирического и теоретического начал эксперимента. 3.Придание всей исследовательской деятельности глубоко технологического характера в рамках принятой за фундаментальную основу новой образовательной парадигмы.

На начальном этапе эксперимента важно разрешить противоречие между инновационной деятельностью и традиционным педагогическим опытом. Оно вызвано тем, что традиция, являясь неисчерпаемым источником сложившихся знаний и умений, тем не менее, сформирована как результат существования прежних парадигм.

Таким образом, на основе целостного изучения существующего поля, то есть, выполняя необходимую социологическую работу, мы обретаем представление о тех культурологических основах существования городского культурообразующего комплекса, которые выступают для нас в качестве исходного методологического регулятива. Ими являются: условия мегаполисов с большим процентом экономически активного населения и развитой промышленной, перерабатывающей, транспортной инфраструктурой; достаточно благоприятная демографическая ситуация; мобильность и активность людских ресурсов с достаточно высоким образовательным статусом; относительно высокий общественный престиж высшего образования, в том числе и дополнительного; увеличивающийся экономический потенциал областей, краев; развитие инновационной образовательной деятельности.

Литература

1. Данилюк А.Я. Теория интеграции образования.- Ростов - на- Дону, 2000.
Особенности процесса формирования ребенка в условиях школы-интерната

Вора Л.И.

Ямало-Ненецкий АО
На начальном этапе, создавая школы-интернаты, государство в области образования ставило цель - ликвидировать поголовную неграмотность тундрового населения. На первом съезде туземного населения в 1925 году было решено, что для кочевников нужны только интернаты, при полном содержании детей. Аргументы? Занимаясь охотой и рыболовством, родители на длительное время уходят в тундру, а дети, находясь вместе с родителями, испытывают большие трудности.

Специфические условия школы-интерната в основе своей направлены на учебно-воспитательный процесс, но с каждым годом происходит все больший разрыв между школьным и семейным воспитанием. Школа, при всех положительных моментах, таких, как улучшение санитарно-гигиенических условий, учебно-педагогического процесса, надолго увозит детей от традиционного уклада жизни, быта, национальных традиций. Дети в интернате превращаются в потребителей, что формирует иждивенческий настрой («нам должны», «дайте»), отсутствуют бережливость и ответственность. Формальное принуждение к дисциплине таит в себе опасность отчуждения во взаимоотношения взрослого и ребенка. В итоге - слабая подготовка к самостоятельной дальнейшей жизни.

Школа-интернат, где дети коренных народов Севера находятся на полном государственном обеспечении, снимает с семьи заботу о воспитании и обучении как в настоящем, так и в будущем, что в результате отрицательно сказывается на морально-психологическом климате семьи и привязанности детей к родителям.

Кризис усугубляется ко всему прочему и переходом страны на жесткие рыночные отношения, когда директор и администрация школы-интерната вынуждены искать самые разнообразные пути решения насущных проблем. Наряду со слабой материальной базой, отсутствием квалифицированных кадров особо остро стоит вопрос взаимоотношений по линии администрация - воспитатель - учащийся (или воспитанник).

Изменения, происходящие в нашем обществе и связанные с перестройкой системы политических, социальных, экономических отношений, происходящая демократизация общественной жизни требуют радикального изменения педагогических взглядов, в частности, пересмотра роли коллектива в воспитании личности. Коллектив способен оказывать на личность разное, не только положительное, но и отрицательное воздействие. Обычный ребенок из семьи находится в школе пять-шесть часов и, если возникают проблемы, он может отдохнуть в домашней обстановке, где встретит понимание со стороны родителей. Ребенок в школе-интернате не может определиться в своем статусе - где выполнять статус ученика, а где воспитанника - и выбирать соответствующее поведение. Ребенок в школе-интернате вынужден следовать тому стилю поведения и тем неписаным правилам, которым негласно следуют практически все дети.

Внутренний режим школы-интерната порождает коллективное «мы», что является защитным механизмом по отношению к чужакам. Руководствуясь режимными моментами, воспитатель ко всем воспитанникам предъявляет одинаковые требования по выполнению обязанностей и общешкольного распорядка. Здесь от воспитателя, заменяющего отца и мать, требуется учитывать индивидуальные особенности ребенка, стереотипы поведения и социальные установки. Требуя от детей неукоснительного выполнения обязанностей, исходящих от администрации, для поддержания дисциплины на должном уровне, воспитатель в таких ситуациях оказывается один на один с проблемами в группе, где он выполняет статус надзирателя. Тем самым воспитатель в представлении детей воспринимается в негативном свете.

Проблемы взаимоотношений начинаются с того момента, когда воспитатель осознает, что нужно принять авторитарный стиль общения, применяя варианты психологического давления на ребенка, что создает еще более глубокую пропасть в общении с воспитанником. Дети школы-интерната, как только начинают понимать ограниченность функций воспитателя, начинают ими манипулировать. Становление личности - это долгий процесс и применять категории «хороший - плохой» в отношении ученика-воспитанника не совсем правильно. Дети непохожи не только в силу своих индивидуальных различий, но в и морально-этических и нравственных аспектах. Вся эта пестрота и количественная нагрузка на воспитателя вместе с режимными моментами обезличивает его, и он выгорает эмоционально внутри, отсюда и реакция - как ты смеешь учить меня! Это нормальное реагирование на ситуацию, но не нужно забывать, что в большей степени мы учимся у детей.

Проблема этнизации северной национальной школы в России стоит не первый день. Остроту проблемы в условиях школы-интерната смягчили постановлением губернатора ЯНАО от 7 января 2000 года переходом к интернатам семейного типа, сохраняя причастность к естественной языковой, культурной среде.

В школе-интернате семейного типа дети формируются не с учетом их возраста и обучения в определенном классе, а по родственным связям. В таких интернатских группах или, как их называют «семьях», сохраняются языковая среда, культура, традиции, обычаи данного рода. Группы комплектуются по совершенно новому принципу - семейно-родовому: братья и сестры живут вместе в одной «семье».
Мигрантофобия как гуманитарная проблема региона

Выдрина Г.А.,

Правительство Ханты-Мансийского округа, г.Ханты-Мансийск
После распада Советского Союза подавляющее большинство в миграционном притоке в ХМАО составляли русские и представители других этнических групп, традиционно проживающих на территории России.

Основная часть прибывших иностранцев преследует своей целью трудоустройство на предприятиях строительного и топливно-энергетического комплекса. По результатам исследований института этнологии и антропологии РАН в различных субъектах Российской Федерации за счет высокой миграционной нагрузки все чаще стали наблюдаться проявления мигрантофобии, уровень толерантности отношения населения к мигрантам понизился.

При опросе индекс толерантности отношения российского населения к вынужденным мигрантам составил 1,4. Реакция населения не может не ощущаться переселенцами. Среди опрошенных вынужденных мигрантов 13 процентов оценили отношение к себе со стороны местных жителей: как не дружелюбное, - 11 процентов или враждебное - 2 процента, безразлично 35 процентов, которые также имеют негативный оттенок. Восприятие переселенцев больше основывается на реальных недружественных проявлениях по отношению к себе.

Местному населению задавался вопрос, что отрицательное видят в приезде вынужденных мигрантов. Ответы с некоторой долей условности можно подразделить на две группы: восприятие мигрантов как конкурентов и констатация их отрицательных качеств.

Ведущее место среди всех ответов занимали ответы, связанные с обострением ситуации на рынках труда и жилья. Затем менее распространенные мнения как о претендентах на землю, из-за притока мигрантов возросли цены на жилье, что на переселенцев выделяются средства, предназначенные для местного населения и др.

На второе место вышел ответ «Живут богаче нас, а просят помощи», по содержанию этот ответ относится к первой группе, так как рассматривает переселенцев как конкурентов за социальные льготы.

При опросах населения гораздо чаще давали ответы, констатирующие те или иные негативные качества переселенцев.

Это дает основание считать мигрантофобию в большей мере объективно обусловленной, порождаемой тяжелым экономическим положением российского населения, нежели его собственно ксенофобскими реакциями, сложившимися стереотипами.

Местное население чаще давало переселенцам отрицательные характеристики, которые касаются их умения или желания работать (11 процентов) и значительно реже – связанные с их поведением (3 процента).

Доля ответов о «плохом поведении» о негативных качествах переселенцев высока – возможно, это связано с расширением теневой сферы занятости, ведь именно мигранты являются основными претендентами на теневые рабочие места, поскольку для многих из них легальные сферы занятости закрыты.

Основные претензии принимающего населения к поведению вынужденных переселенцев сводятся к тому, что, во-первых, они держатся обособленно и, во-вторых, повышают уровень криминализации жизни в местах их притока.

Среди положительных черт, которые видит российское население в вынужденных мигрантах, в обоих обследованиях доминируют такие, как сплоченность, взаимопомощь, желание и умение работать, и упоминаются они значительно чаще, чем отрицательные качества. Таким образом, местные жители особо отмечают и позитивно оценивают черты переселенцев, которые не только приобретены ими в других культурах, но и в значительной мере являются результатом их самомобилизации как ответной реакции на трудности переселения и адаптации. Это позволяет говорить о вынужденных мигрантах как об одной из лидирующих групп в перестройке системы ценностей российского населения. И довольно большая часть опрошенных жителей адекватно воспринимает такую роль этой группы. Для вынужденных репатриантов в Россию из новых независимых государств, во-первых, ситуация на рынке труда в местах оттока складывается неблагоприятно в силу не только экономических, но и этнополитических причин, дискриминационной по этническому признаку кадровой политики. Это лишает их перспективы, надежды на улучшение трудоустройства и повышение профессионально-социального статуса в будущем даже при условии улучшения экономической ситуации в новых независимых государствах, по крайней мере до завершения периода их национально-государственного строительства. Кроме того, трудоустройство - не единственная сфера жизни, где они не видят для себя перспектив в новых геополитических условиях.

Хочется надеяться, что тенденции к сотрудничеству знаменуют переход от замкнутости и противостояния мигрантской и принимающей общин к началу их реальной интеграции.
Из истории культурного наследия татар Тюменского края

Гарифуллин И.Б.

Тюменский государственный университет

В докладе представлена информация о культурных ценностях сибирских татар
Проблема изучения историко-культурного наследия народа в современных условиях приобретает особую актуальность. Еще издревле тюркские племена несли в Западно-Сибирскую равнину немало культурных ценностей Востока, и поэтому татарское население Тюменского края располагает довольно богатым наследием различных форм и способов культурного просвещения. Наиболее распространенным из них является устное народное творчество, которое включает в себя фантастические и бытовые сказки, пословицы, поговорки, короткие лирические песни и баиты. В них, а также в народных сказаниях и исторических преданиях о тех или иных событиях и личностях, находят свое отражение реальная действительность, жизнь и быт людей в конкретно исторических условиях. На протяжении веков они передавались из поколения в поколение, сохраняя национальное содержание и художественную силу.

В мудрых и образных изречениях, отличающихся лаконичностью, меткостью, остроумием, народ правдиво отражал свой исторический опыт, борьбу за лучшую жизнь, свои взгляды на природу, труд, общество, запечатлел в них обычаи и нравы, чаяния и надежды. В 1864 г., например, на страницах «Тобольских губернских ведомостей» были опубликованы «Песни тобольских татар» (33 песни), среди которых кроме лирических и шуточных песен, имеются сюжетные песни татар, занимающихся извозным промыслом.

Трудности реальной действительности заставляли людей обращать свой взор в мир фантазий и повествований. Выдумка народа богата, красива, полна самой поразительной фантастики: тут и птица, тут и звери, тут и колдунья, тут и люди мудрецы, тут и острый ум или даже просто хитрость человека и.т.д.

Однако те жемчужины народного творчества сибирских татар, которые создавались веками в сибирском регионе, планомерно не собирались и не накапливались, в фонде культуры края они мало представлены. Ни в дореволюционное, ни в советское время не было создано специально и планомерно изучающих народное творчество сибирских татар научных коллективов, учреждений, а имеющиеся материалы по отдельным жанрам фольклора сибирских татар дело рук отдельных энтузиастов историков, этнографов, лингвистов. Большую культурную и научную ценность представляет хроника тюрколога ХVII в. Абулгази Багадур-хана, хранившаяся в Тобольске и переведенная впервые на русский язык шведским офицером К.Бентиным в 1726 г. Родословная тюрков Абулгази содержит ценные сведения об истории Сибирского ханства, о взаимоотношениях тюркских племен в сибирском регионе.

Выходцем из сибирских татар был сказитель и знаток широко распространенного среди тюркских народов героического эпоса «Едигей» Ситдык Зайнетдинов, дед и отец которого наряду с земледелием занимались извозом и совершали поездки с купеческими товарами во многие города Сибири, Средней Азии и европейской части России.

Немалый вклад в культурное наследие тоболо-иртышских татар внесли и представители местной интеллигенции в ХVIII-ХIХ вв. Среди них житель юрт Саусканских Тобольского уезда Асхат Маметов, который сотрудничал в журнале «Иртыш, превращающийся в Иппокрену» издававшемся в Тобольске в 1789-1791 гг., и был членом общества «Любителей науки». Известно также, что А. Маметов в доме редактора журнала П. Суморокова имел встречу с А.Н. Радищевым.

Одним из ценных произведений татарской прозы ХVIII в. является «Сборник хикаятов» («Сборник древних сказаний и легенд»), созданный просветителем Мухаммедрахимом в 1775 г. в Тарском уезде Тобольской губернии. Уникальна по своему содержанию «Книга наставлений», написанная в конце ХVII в. ахуном Тобольска Худжа Шукур Гавай-бай (под псевдонимом Амдами) на основе поэмы персидского поэта конца ХII – начала ХIII вв. Ф. Гаттара «Панднама» («Назидания»). Автор произведения упоминает о 1000 поэтических куплетов, содержащих 930-950 баитов.

В конце ХIХ века академик-тюрколог В.В.Радлов четвертый том своего крупного исследования посвятил творчеству западносибирских татар, в который вошел ряд преданий ишимских и тобольских татар. В этот же период крупный ученый Казанского университета, путешественник Н.Ф.Катанов со слов тобольских татар создал ряд статей: «Предания тобольских татар о прибытии в в 1572 г. мусульманских проповедников в г. Искер», «Предание тобольских татар о грозном Тамерлане» и др. Он же перевел на русский язык рукописи древних представителей мусульманского духовенства о религиозных войнах шейха Багаутдина против инородцев Западной Сибири, хранившихся в библиотеке Тобольского губернского музея.

У известного Тобольского сказочника П. Ершова поэма «Сузге» отражает эпическую героиню из истории Сибирского ханства. Одним из образованных людей среди тюменских татар в конце ХIХ в. был учитель Ембаевского медресе Мауликай Юмачиков, который владел арабским, персидским, татарским, русским, казахским языками, написал две книги религиозного содержания и около десятка стихов, баитов эпического характера. В пропаганде различных знаний среди сибирских татар в дореволюционные годы важное значение имела переводческая деятельность Худжатуллы Ченбаева, окончившего гимназию в г. Тобольске. В 1911-1917 гг. им были переведены с русского на татарский язык ряд популярных брошюр («Кто изобрел паровую машину», о вредных и полезных для человека микробах и др.).

Заметный след в просвещении татар Тобольского округа в дореволюционное время оставили Т.С. Айтмухамметов, Х. Халилов. Туктасын хаджи Айтмухаметов известен как ревнитель просвещения мусульманского населения, один из учредителей мусульман-прогрессистов.

Большой вклад в дело изучения, сбора и публикации сибирско-татарского фольклора внес ученый фольклорист, доктор филологических наук, заслуженный деятель науки РТ, тюменец Х.Х. Ярмухаметов (Хамит Ярми), который является организатором издания четырнадцатитомного «Свода татарского фольклора». Почти в каждом томе имеется фольклор сибирских татар. Соратником и продолжателем дела Х. Ярми является кандидат филологических наук, старший научный сотрудник АН РТ Ф.В.Ахметова-Урманче, уроженка д. Чебурга Тобольского района, которая свою многолетнюю научную деятельность посвятила самым объемным и трудным в татарском эпическом жанре – дастанам и баитам.

Ряд преданий, сказок, пословиц и поговорок тоболо-иртышских татар мы находим и в произведениях современных историков, лингвистов, этнографов и творческой интеллигенции (Ф.Т. Валеев, Д.Г. Тумашева, В.Софронов, Б. Галязимов и др.). В последнее время сбором отдельных видов жанров народного творчества сибирских татар (сказок, преданий, пословиц, колыбельных, песен-баитов и др.) занимаются и научные сотрудники Академии наук Республики Татарстан и татарские отделения Тюменского университета, Тобольского пединститута.

Богатое культурное наследие – это не только минувшее, это и сегодняшний день, ибо невозможно развивать культуру вне ее исторических связей, забывая об имеющихся ценностях прошлого.

УДК 377+378

Учебно-научно-информационный комплекс «колледж – научно- исследовательский институт» как педагогическая проблема

Гвоздкова И.Н.

Ростовский государственный педагогический университет
Процесс моделирования учебно-научно-информационного комплекса «колледж – научно-исследовательский институт» в условиях парадигмальной множественности современной педагогической реальности ставит исследователя в позицию ее науковедческого анализа, внутринаучной рефлексии (Л.М. Сухорукова) и в первую очередь, в сфере регионального педагогического науковедения. В контексте сетевого педагогического науковедения актуальными для проектирования учебно-научно-информационного комплекса «колледж – научно-исследовательский институт» являются такие проблемы, как обоснование концептуальных основ проектирования данного комплекса, интеграция научно-исследовательской деятельности колледжа и научно-исследовательского института.

Наука представляет собой сложное, структурно-историческое образование, имеющее свою собственную логику развития. Оно первично по отношению к индивидуальным или социально-педагогическим процессам. Научные теории, их обоснование должны учитывать и отражать в их внутренних связях две группы факторов, определяющих в своей совокупности то обстоятельство, что любая научная теория становится возможной и необходимой именно в данный отрезок времени. Это характеризует теорию развития научно-исследовательской деятельности как непрерывный, недискретный процесс (В.И.Мареев, В.В.Арнаутов, Н.К.Сергеев, Л.М.Сухорукова, Н.Ю.Таирова и др.).

Так, первая группа факторов представлена совокупностью историко-педагогических условий, способствовавших развитию не только теории педагогической науки, теории научных школ, научных сообществ, но и теории организации научных исследований (В.В.Краевский, В.А.Сластенин, М.Г.Ярошевский и др.). Это, во-первых, развитие и запросы многоуровневого профессионального образования, запросы отдельных образовательных учреждений. В этом контексте возникает новая исследовательская задача – организация научно-исследовательской деятельности колледжа на основе возможных связей с научными подразделениями (лабораториями, НИИ, научной школой и т.д.).

В образовательной практике, ее организационно-педагогическом, институциональном аспектах активно проявляются интеграционные тенденции, там где имеют место активное взаимодействие учреждений науки и образовательных учреждений. Особенно ярко это проявляется в создании, функционировании и развитии учебно-научно- информационных комплексов (УНИК).

Одной из инновационных форм развития научно-исследовательской деятельности в колледже является организация новых учебно-научных сложноорганизованных систем (В.И. Данильчук, Ю.Г. Круглов и др.). Анализ существующих отечественных и зарубежных работ в этой области позволяет констатировать, что проблема развития научно-исследовательской работы требует новой организации, науковедческого отбора идей для интеграции этой деятельности с научно-педагогическим и исследовательским потенциалом НИИ, научно-исследовательских лабораторий вуза, научными школами, что актуализирует потребность в новом виде комплекса, новой научно-образовательной системе.

Важнейшими идеями развития учебно-научно-информационного комплекса «колледж – научно-исследовательский институт является идея регионализации образования в единстве с национальными и глобальными процессами в образовании. Такие комплексы представляют собой систему образовательно-воспитательных учреждений, функционирующих на основе договорных или иных отношений педагогического, юридического, финансового свойств. Целью их организации является создание и отработка модели непрерывного образования в конкретном регионе. Так, в исследованиях Г.З. Алибекова, П.А. Жильцова, Ю.Г. Круглова, В.С. Ильина, А.А. Грекова и др. сформирован ряд родовых признаков таких комплексов, в частности: интеграция всех подсистем образования; преемственность образования; непрерывность образования и др.

Существуют различные типы связей между учебными заведениями, входящими в комплексы: кооперативный, интегрированный, особый. Применительно к созданию комплекса «колледж – научно-исследовательский институт» мы раскрываем понятие «особый» – как учебно-научно-информационный консорциум, создаваемый колледжем и НИИ для развития научно-исследовательской деятельности (УНИК). Главное, что отличает комплекс от традиционной системы образования, - это их комплиментарная, дополняющая функция. Создаваемые на базе комплекса научно-исследовательские и экспертно-инновационные группы, экспериментальные площадки дают возможность проводить исследования, опытно-экспериментальные работы в учреждениях комплекса. Эти идеи и опытно-экспериментальные исследования по теории и практике развития УНПК положены в основу моделирования учебно-научно-информационного комплекса (УНИК) «колледж – научно-исследовательский институт», в частности, Волгоградского колледжа профессиональных технологий, экономики и права и Научно-исследовательского института социальных и педагогических проблем РАО (НИИ СППО).

Литература

  1. Данилюк А.Я. Теория интеграции образования. – Ростов н/Д: Изд-во Рост. пед. ун-та. 2002.- 440с.

  2. Сухорукова Л.М. Научные школы в педагогической науке Юга России. Монография.- Ростов-на-Дону.-1999. – 192с.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации