Карабулатова И.С. (ред.) Модернизация образования в условиях глобализации - файл n1.doc

Карабулатова И.С. (ред.) Модернизация образования в условиях глобализации
скачать (903 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc903kb.07.11.2012 04:02скачать

n1.doc

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14

Литература


  1. Артюхов М.В. Теория и практика управления развитием муниципальных систем образования. М.: 2000.

  2. Громыко Ю.В. Проектирование и программирование развития образования. М.: 1996, С.4,5.

  3. Тарасенко Ф.П. Новое явление в образовании - международные региональные образовательные программы // Образование в Сибири. 1995, № 1, С. 147-152.


Религиоведение в системе гуманитарного образования: проблема статуса

Ересько М.Н.

Тюменский государственный университет
Взаимоотношения светского российского общества и конфессий формируются в диалоге разных мировоззрений, образов жизни, культур. Разум и просвещение – главные векторы классического образования, которым присягнул на верность Университет, демонстрируя ценности самой научной истины и научного познания, их высокое нравственное достоинство. Вместе с тем, в современных условиях исключительно разнокачественного информационного пространства гуманитарные науки развиваются весьма противоречиво.

Проблемы мировоззренческого плюрализма, затрудняющие выбор молодым поколением ориентиров в системе ценностей, можно корректно решать, обучая студентов критическому (самостоятельному и ответственному) мышлению, методам грамотного анализа мировоззрения и своего собственного духовного мира. Гуманитарное познание вырабатывает представления об общечеловеческих ценностях, включая ценности разума, науки и познания. При этом ценности истолковываются как гипотезы, требующие не благоговения, а размышления и анализа. Критическое мышление включает здравый смысл, практическую мудрость, способность творчески формулировать адекватные обстоятельствам суждения и оценки, избавляя от легковерия и невежества.

Религиоведение конкретизирует гуманитарные знания студентов применительно к анализу религии, вырабатывает навыки мировоззренческого диалога, искусства понимания разного образа мысли. Проведенные весной 2005 г. выборочные социологические исследования в ТюмГУ показали, что студенты отдают предпочтение именно общечеловеческим ценностям. Однако умения анализировать свое миропонимание и самосознание им явно не хватает, как не хватает и религиоведческого мышления, академических знаний в этой области.

В семантическом пространстве религиоведения дискутируется множество проблем, поскольку сегодня в России религия – не только древнее, но и «новорожденное» явление. Ее статус однозначно не определен, как не определен статус не только религиоведа, но и самого религиоведения. Кратко обозначим круг проблем, касающихся статуса и предметной специфики религиоведения.

Проблема легитимации религиоведения связана с проблемой авторитетности суждений о религии и религиозности в постсоветское время. Критическое (атеистическое), идеологическое в своей основе изучение религии ушло в прошлое, а религиозное (теологическое) религиоведение также идеологично, поскольку всегда имеет конфессионально-апологетический характер.

Проблема методологии обусловлена междисциплинарным, комплексным характером религиоведения, которое осуществляет синтез знаний о религии. Во-первых, это теоретическое религиоведение как изучение сущности религии в философском, социологическом, культурологическом и психологическом дискурсах. Во-вторых, это субстратное историческое религиоведение, изучающее многообразие конфессиональных и внеконфессиональных форм проявления религии.

Субстанциональное религиоведение предполагает выход за субстратный и функциональный уровень анализа, преодоление редукции целого к отдельным свойствам элементов. Фундаментальная религиоведческая теория может существовать только как синтез многообразных частных религиоведческих концепций и фактических данных в единое, целостное и многоаспектное системное знание как «метатеория бытия личности» [1; 258].

Проблема диалогичности религиоведения, с одной стороны, связана с проблемой его толерантности в условиях межконфессионального и межкультурного взаимодействия. С другой стороны, как предмет и продукт философской рефлексии оно обладает свойствами диалогичности и дискурсивности, развивая диалог о подлинных смыслах бытия и предельных его основаниях. Именно поэтому культурологический дискурс предполагает транскультурное рассмотрение религии.

Проблема институционализации религиоведения в системе образования представляется особенно важной. На сегодняшний день процесс создания его устойчивых социально-структурных особенностей только начинается и во многом тормозится именно отсутствием научного статуса. Поэтому институт религиоведения в России пока остается «неразработанным аспектом общественного разума» [2; 382].

Совершенно очевидно, что академические традиции мирового религиоведения может продолжить только классический Университет как альтернативный Церкви фактор становления гражданского общества. Хотелось бы надеяться, что в скором будущем Тюменский университет станет региональным центром академического религиоведения.

Литература:

  1. Аринин Е.И. Религиоведение (Введение в основные концепции и термины). М.: Академический проект, 2004.

  2. Кули Ч.Х. Общественная организация. Изучение углубленного разума/ Тексты по истории социологии ХIХ-ХХ вв. Хрестоматия. М.: Наука, 1994.

Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ (05-06-06227а).

Традиционная народная медицина в условиях современной России

Ермакова Е.Е.,

Тюменский государственный университет
Н.А. Миненко, описывая жизнь сибирской деревни, отмечала такой факт: «Даже во второй половине XIX в. медицинские нужды сибирского крестьянского населения удовлетворялись, как правило, лекарями-самоучками, народной медициной» [1; 113]. Однако и сейчас, в конце XX – начале XXI вв., в западносибирской деревне, а также и в городе (Тюменская область), как показывают наши полевые материалы (экспедиции 1995, 2003-2005 гг.), народная медицина продолжает активно функционировать в сибирской глубинке.

Сохранению знаний по народной медицине невольно способствовало и то, что в сельской местности, особенно в удаленных от райцентра деревнях, вплоть до 40-х гг. XX в. не было постоянных фельдшерских пунктов. Само знахарство в Западной Сибири после 1917 года не запрещалось, хотя идеологически преследовалось. Дороговизна лекарств, непостоянная связь с городом и райцентром, нерегулярность работы медицинских пунктов, загруженность деревенского фельдшера, подтверждение эффективности народных лечебных знаний многовековым опытом и их популяризация, – все это способствует востребованности традиционной медицинской культуры сегодня.

Среди зафиксированных нами средств, употребляемых народной медициной, можно назвать лечение заговорами, являющееся самым распространенным, а также фармакотерапию и физиотерапию. Однако часто эти способы лечения являются взаимосвязанными, употребляясь на практике в едином комплексе.

Так, заговорами от кожных болезней, от психических расстройств (испуг, уроки, сглаз, бессонница и др.) некоторые знахарки предпочитают лечить только в бане. Только в бане лечится «сильный испуг» – «надо банную топить и выливать на сало над головой» (Рогулина М.М.). Процедуры по лечению всех болезней Н.А. Шаровьева начинает с того, что пациент «полностью разденется – (…) хоть мужчина, хоть женщина, хоть младенец». Затем знахарка ведет его в баню, где человек обкатывается водой. Все болезни лечит в бане Н.С. Ермохина из с. Покровское. Она отмечает: «А в бане я применяю, потому что мне надо еще и массажировать его ребенка, так чтобы от безымянного пальчика и все, чтоб».

Большое значение в излечении больных выполняла и продолжает выполнять фитотерапия, лечение травами. Часто знахарка владеет и заговорами, и знает травы. «Я лечу молитвами, но рекомендую травки какие, какие знаю травы, что бабушка у меня лечила, там, мама лечила» (Загибалова Л.М.). И все же основным средством в лечебном арсенале народных лекарей были и остаются заговоры. Если принимать во внимание количественный аспект (среди собранных нами заговоров, около 400 текстов), то самыми распространенными являются болезни, этиология которых связана с уроками, испугом, сглазом, порчей, т.е. психически-эмоциональные заболевания. Следующими по количеству лечебных текстов можно назвать заговоры от грыжи. Знахарки отмечают, что, в отличие от официальной медицины, где по поводу грыжи делается операция, они излечивают эту болезнь нехирургическим путем, без операции. Есть знахари, которые лечат только грыжу (например, Санников П.К., Батурина У.М. и другие).

Таким образом, и в современных условиях традиционная медицинская практика продолжает функционировать в качестве константного элемента деревенской и городской жизни. Более того, наши наблюдения показывают, что в Западной Сибири (Тюменская область) практически в каждом населенном пункте (деревня, село, город), есть лекарь, бабушка или дедушка, который имеет медицинскую практику. На вопрос «А сейчас Вы еще лечите?» одна из информанток ответила так: «Ох, одна машина уходит, другая заходит. Нынче маленьких много народилось, от грыжи и все лечу. Я говорю: Зубов не будет. А одна приезжала, говорит: Один, говорит, баба, будет зуб – и то польза будет».

Литература:

1.Миненко Н.А. Живая старина: Будни и праздники сибирской деревни в XVIII – первой половине XIX в. Новосибирск: Наука, 1989.

Исследование выполнено по гранту РГНФ 05-04-04178а

Проблемы изучения русского языка как полинационального на постсоветском пространстве

Журавлева Е.А.

Кокшетауский государственный университет им Ш.Уалиханова,

г. Кокшету, Казахстан
В современную эпоху развития многогранных интеграционных процессов, создающих мультикультурный мир и формирующих поликультурные личности, язык играет консолидирующую роль в обществе. Такую роль выполняет в настоящее время русский язык во многих странах СНГ, одной из которых является Казахстан, характеризуя существующие языковые взаимоотношения в полинациональных государствах. Русский язык, функционирующий вне пределов его «исторической родины» имеет свои особенности, проявляющиеся преимущественно в лексическом составе. Чем ближе контактируют народы, тем больше проникновений лексических единиц одного языка в другой. Инонациональная лексика с течением времени адаптируется в другом языке настолько, что не требует ни перевода, ни пояснений. Причем, элементы близкоконтактирующего языка пополняют не только пласт разговорной лексики, но также книжной, межстилевой, терминологической и т.д. К примеру, в русском языке на Украине много адаптированной украинской лексики, в Литве – литовской, в Узбекистане – узбекской и т.д. Процесс использования инонациональной лексики прослеживается в СМИ. Анализ газет на русском языке, издаваемых в Молдавии, Украине, Армении, Казахстане показал, что включение в русский текст слов близкоконтактирующего языка имеет массовый характер. Очевидно, что для читателей и слушателей СМИ на русском языке, в конкретной стране, передаваемая информация, содержащая лексические единицы другого языка будет доступна для понимания. Но для россиянина или русскоязычного, проживающего в ином национальном окружении и освоившим другие лексемы, слушание и чтение СМИ третьей страны может вызывать дискомфорт в понимании или даже недопонимание текста. Это недопонимание вызывается не незнанием системы русского языка, а не владением инофоном системы культурных норм и ценностей сообщества определенного государства.

Результаты влияния инонациональных языков на русский язык имеют первостепенное значение для дальнейших путей развития русского языка, так как слова, принадлежащие иной культуре, иной «языковой стихии», органично входят в русский язык и отражают особенности восприятия мира и его ценности, зависимые от инонационального окружения, территории и длительности контактов. Складывается новое понятие о лексической системе языка, о ее вариативности. Наделена специфическими чертами современная реализация языковых средств. Это выражается в момент составления любого вида текста при выборе возможных вариантов лексических единиц, либо единственной формы, способной нейтрализовать лакуну. Очень ярко лексическое своеобразие казахстанского варианта русского языка (по сравнению с российским стандартом) проявляется в сфере заимствований из казахского языка. Это, безусловно, не обогащает весь язык в целом, но позволяет говорить о множественности лексических систем русского языка, зависящих в первую очередь от государства, на территории которого он функционирует.

Таким образом, при преподавании русского языка необходимо исходить из той языковой ситуации, в которой он функционирует; задач, которые он выполняет в данном обществе; аудитории, которая его воспринимает и применяет. Для условий Казахстана характерно следующее: русский изучается как родной и как неродной, кроме того, его признают как первый язык люди, не являющиеся русскими по национальному признаку.

Известно, что преподавание РЯ как родного, как неродного и как иностранного существенно различаются. Многие ученые считают, что эти различия заключаются прежде всего в психологии обучения (А.А. Леонтьев, И.А. Зимняя, А.А. Залевская). В Казахстане в школах с русским языком обучения и русских отделениях вузов обучаются представителей разных национальностей, считающие русский язык первым, основным, иногда единственным языком, но занимаются они в одной аудитории и подход к ним в обучении языку, как представителям русского языка как родного. Используется не методика преподавания русского языка в национальной школе (как второго родного языка), а методика преподавания, характерная для российских школ (обучение этнических русских).

В Казахстане отправители и получатели коммуникативной информации на русском языке – это носители русского языка как родного и как неродного, имеющие длительные совместные социокультурные традиции и в силу длительности совместного проживания и общения, обладающие приблизительно одинаковой лексической базой русского языка. Одной из задач, стоящей перед преподавателями русского языка, функционирующего в условиях инонационального окружения, является передача более широкой культурологической информации для расширения возможности общения на русском языке в полинациональном коллективе, учитывая при этом особенности страны проживания. Важно изучать не только грамматику, литературные формы, основной лексический состав языка, но, наравне с этим, и единицы, характеризующие реалии данной страны, акцентировать внимание на фоновой лексике, произношении топонимов, имен собственных, значениях аббревиатур и др., необходимых для выполнения профессионально-трудовой и социально-культурной деятельности.

Так, например, в Казахстане обучающимся необходимо усвоить разнообразный лексический материал, часть которого составляют актуальные слова и словосочетания русской речи, функционирующей в данной стране, представленной: казахской лексикой, не имеющей эквивалентов в русском языке (жилище, одежда, пища и др.); единицами, отражающими современные общественно-политические реалии (законодательная и исполнительная власть, система выборов, местное самоуправление и др.); аббревиатурными образованиями; именами собственными; топонимами и др.

Основные цели обучения русскому языку в полинациональном государстве – научить языку и применению его во всех сферах общения и формирование социокультурной компетенции. Социокультурная компетенция подразумевает знакомство с национально-культурной спецификой русского речевого поведения, с теми элементами социокультурного контекста, которые релевантны для порождения и восприятия речи с точки зрения носителей языка: обычаи, правила, нормы, социальные условности, ритуалы, страноведческие знания и т.д., характерные для полинационального государства, в котором активно используется русский язык.

УДК 60.561.9

Границы региональности в образовании

Зеленецкая Т.И.

Хакасский государственный университет им. Н.Ф. Катанова,

г. Абакан

Понятие национально-регионального (регионального) компонента в образовании введено Законом «Об образовании» ст. 7 п. 1. Основание для его введения лежит в особенностях России как федеративного государства, а также в особенностях географического положения. О.Ю. Стреловой предложена типология регионов для проектирования содержания регионального компонента общего образования, построенная по данным социологии и политологии [1]. Закон «Об образовании» вводит на уровне компетентности региона формирование содержания регионального компонента. В Законе под регионом понимается субъект Федерации. Но субъекты укрупняются и дробятся. Значит ли это, что и содержание образования должно меняться с такой же периодичностью? «Регион – часть страны, представляющая собой целостную социально-экономическую систему, обладающую общностью экономической, политической и духовной жизни, общим историческим прошлым, культурным и социальным своеобразием» [2]. В проектировании содержания национально-регионального компонента следует опираться на особенности региональной идентичности.

В 1990-е гг. появились работы по культурно-ландшафтному районированию России [3]. Была разработана сетка историко-культурных областей – регионов, у населения которых в силу общности исторического развития, длительных связей и взаимного влияния возникают черты культурного единства. Ю.А. Веденин [4] выделяет семь крупных культурно-ландшафтных областей, в том числе две с резким преобладанием русской этнокультурной компоненты («Русскую Европу» и «Русскую Сибирь») и пять многонациональных (Поволжско-Уральскую, Финско-Карельскую, Северо-Кавказскую, Южную Сибирь и Северную Евразию), а в пределах каждой из них – районы более низких рангов иерархии. Русским регионом, претендующим на свою «особую» идентичность, выступает Сибирь, неотъемлемая часть российского цивилизационного пространства. Своеобразие этнокультурных процессов в Сибири, связанное с интенсивной метисизацией русских переселенцев и аборигенов, стало одним из факторов формирования национального самосознания, генезиса культурного регионализма, утверждения здесь областнической тенденции. А. Пыпин писал, что «…Сибирь отличается от России своим гражданским положением, и, кроме того, в своем русском населении представляет этнографический тип, которого нельзя отождествлять с господствующим типом русской народности в европейской России» [5]. Наличие территориального этно-дифференцирующего признака в картине мира формирует территориально-групповую идентичность [6]. В то время как ментальность содержит константы, как основные представления людей, заложенные в их сознании культурой, языком, религией, воспитанием, социальным общением [7]. Менталитет выступает в таком случае как «фактор, влияющий на выбор людей в переходные, судьбоносные периоды развития», и как феномен, раскрывающий механизм самодетерминации исторического субъекта, действующего в условиях выбора, открытой, вариативной истории [8].

Знание и актуализация особой ментальности региона есть одна из основ развития гражданского общества, фактор социально-культурного возрождения края и отвержение сложившегося ресурсного взгляда на регион. Таким образом, следует соотнести границы региональной идентичности и проектировать содержание регионального компонента исходя из предложенных учеными геокультурных регионов, что придаст обоснованность его формированию.

Литература:

1. Стрелова О.Ю. Понятие «регион» в проектировании национально-регионального компонента госстандарта. // Стандарты и мониторинг в образовании. 2001. № 1.

2. Мудрик А.В. Социальная педагогика. – М.: Издательский центр «Академия», 1999.

3. Стрелецкий В.Н. Этнокультурные предпосылки регионализации России.// Регионализация в развитии России: географические процессы и проблемы./ Под ред. А.И. Трейвиша и С.С. Артоболевского. – М.: Эдиториал УРСС, 2001.

4. Веденин Ю.А. Культурно-ландшафтное районирование России – ориентир культурной политики.// Ориентиры культурной политики. Информационный выпуск. № 2. М.: ГИВЦ МК РФ, 1997.

5. Пыпин А. Сибирь и исследования её.// Вестник Европы, Кн. 4-ая, апрель 1999.

6. Путилова Л.М. Проблема обусловленности исторических форм поселения и менталитета Сибири.// Проблемы сибирской ментальности/ Под общ. ред. А.О. Бороноева. – СПб.: Астерион, 2004.

7. Гуревич А.Я. Проблема ментальности в современной историографии// Всеобщая история: дискуссии, новые подходы. М., 1989.

8. Андюсев Б.Е. Сибирское краеведение.- Красноярск, 1999.

УДК 371.7

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   14


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации