Карабулатова И.С. (ред.) Модернизация образования в условиях глобализации - файл n1.doc

Карабулатова И.С. (ред.) Модернизация образования в условиях глобализации
скачать (903 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc903kb.07.11.2012 04:02скачать

n1.doc

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14

Развитие здравотворческого направления в системе школьного образования


Зенкова Т. Г.

Ростовский государственный педагогический университет



В последние годы в жизни общества произошли значительные изменения: экология среды обитания общества формируется на основе новых принципов и норм взаимодействия человека к природным объектам, к собственному здоровью.

В этой связи следует отметить, что Закон РФ «Об образовании», программы реформирования образования определяют в качестве решающего условия успешности преобразований создание два главных социальных ориентира – развитие образовательных систем, обеспечение высокого качества образования и сохранения и укрепления состояния здоровья учащихся и педагогов, работающих в режиме инновационных, экспериментальных технологий, концепций.

В ряде исследований отмечается, что основными тенденциями, характеризующими облик современного образования, стала смена парадигмы образования, интеграция отечественной школы и образования в мировую культуру, восстановление и дальнейшее развитие традиций российской школы, содействующей здоровью. В 90-е годы ХХ в. стали активно разрабатываться проблемы гуманизации образования, теоретического обоснования инновационных изменений, личностно-развивающей ориентации целостного педагогического процесса, валеологических основ образования.

В этой связи уделяется внимание к жизни и здоровью человека, актуализируется проблема их сохранения в процессе профессиональной и учебной деятельности. Так в последние годы ученые и общественность с тревогой отмечают обострение проблемы сохранности здоровья школьников (Л. Д. Абдульманов, 1997, О. Заславская, 1997, В. Карчагин, 1995, А. Д. Кочуев, 1996, К. Ю. Мамгетов, 1995 и др.).

Здоровьесберегающая, медико-биологическая направленность учебного процесса в общеобразовательном учреждении - это инновационный процесс, основанный на изменениях ценностей в отношении к своему здоровью, учебной деятельности всех участников педагогического процесса.Совокупность знаний в области педагогики, дидактики, технологий, личностно ориентированного образования и медико-педагогических дисциплин позволяет оценить качество здоровья учащихся и реализовать концепцию «образование без потерь здоровья и для созидания здоровья». Задачи здравотворческого направления в системе школьного образования продолжают оставаться наиболее значимыми. Главной причиной снижения эффективности начальной школы стал устаревший односторонний нормативный подход к сохранению и укреплению здоровья учащихся. Это обусловлено тем, что образовательное учреждение должно быть главным местом, определяющим здоровье детей (Т. Г. Зенкова, К. Байер, Л. В. Баль).

В этой связи анализ философской и специальной литературы обнаруживает, что понятие «здоровьесберегающее образование» – это многомерная категория в которой последнее десятилетие XX и начала XXI века все большее внимание уделяется медико–педагогическим и медико–биологическим основам обучения. В понимании сущности здоровьесберегающего типа образования исследователи полагают, что оно должно быть особым образом структурировано, что нашло отражение в требовании проецировать в содержание образования науку, производство материальных и духовных благ, духовные ценности, формы общественного сознания, виды деятельности, в том числе и деятельность по сохранению здоровья. В этой связи актуализируется проблема изучения научно–педагогических основ содержания профессионального образования учителей школ, содействующих здоровью личности в процессе обучения.

В связи с развитием здравотворческой стратегии образования должна быть изменена система повышения квалификации и профессиональной переподготовки педагогических кадров, преподавателей физической культуры общеобразовательных учреждений, чтобы быть адекватной к потребностям здоровьесберегающего типа образования. Для этого система повышения квалификации должна реализовывать такие его функции, как: системная, процессуальная, коммуникативная, информационная; учитывать мотивационно–стимулирующий процесс побуждения преподавателей физической культуры к деятельности по сохранению здоровья и проектированию здоровьесберегающих технологий. В ходе проблемных семинаров, лекций, докурсовых, межкурсовых заданий, задачами которых являются овладение теориями и технологиями реализации здоровьесберегающего образования в образовательном учреждении на основе комплексной теории образования, развиваются умения проводить теоретико-методологический анализ деятельности по организации и управлению здоровьесберегающим образованием как приоритетного направления деятельности преподавателя физической культуры образовательного учреждения.

Литература


  1. Зевина А. Н. Система повышения квалификации педагогических кадров народного образования Москвы. - М., 1967.

  2. Кураев Г.А. Валеологическая система сохранения здоровья населения России // Валеология. 1996. №1. 7-17.

  3. Чегодаев Н.М. Теоретические и организационно-педагогические основы инновационных процессов в системе последипломного образования педагогических кадров. Автореф. дис. ... док. пед. наук. СПб., 1997.

УДК 316.647.5


Толерантная и безопасная социально-образовательная среда как интегративная научная проблема

Игнатов С. Н.


Ростовский государственный педагогический университет
Одной из приоритетных и важнейших для человеческого сообщества потребностью является обеспечение безопасности его жизнедеятельности, проблема, на которую обратили внимание и зарубежные и российские исследователи - А. Адлер, В.Г. Асеев, А.Р. Лурия, А. Маслоу, З. Фрейд, Э. Фромм, Б. Паскаль, В.Д. Шадриков и др.

Для соблюдения жизненно важных интересов - совокупности потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможности прогрессивного развития личности, общества и государства, создается система безопасности. Для достижения приемлемого уровня безопасности в разнообразных сферах деятельности общества необходимы: осознание и признание на всех уровнях государственной власти абсолютного приоритета человеческой жизни как непреходящей ценности; юридическое закрепление прав человека в области обеспечения безопасности и формирование адекватных экономических механизмов регулирования взаимоотношений между личностью, властью и обществом; полная осведомленность о существующих опасностях и систематическая подготовка кадров к действиям в чрезвычайных и прочих негативных ситуациях, проводимая на всех уровнях управления обществом, техносферой и биосферой. Во всех случаях, когда рассматриваются социальные проблемы безопасности, речь идет о безопасности, как составляющей качества жизни, о безопасности, как образе жизни. В этом случае теоретической базой для исследования является социология безопасности.

В России вопросам безопасности уделяется вроде бы пристальное внимание. В 1992 году был принят специальный Закон РФ «О безопасности». В нем данное понятие трактуется как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Главной целевой функцией системы обеспечения безопасности как социального института является поддержание в стране высокого уровня безопасности. Обеспечение потребности общества, общностей и отдельных личностей в безопасности достигается на основании установленных социальных ролей, норм и санкций, а также моральных норм и ценностей, составляющих культуру общества. К таким ценностям относится и категория «толерантность». В силу данного обстоятельства решение задачи внедрения установок и норм толерантного поведения в российское общество является весьма актуальным. Понятие толерантности формировалось на протяжении многих веков, и этот процесс продолжается до сих пор. Накапливая разносторонние значения, термин "толерантность" стремится соответствовать действительности, в которой многообразные проявления нетерпимости требуют новых средств преодоления.

В Преамбуле Устава ЮНЕСКО, принятого 16 ноября 1945 г., подчеркивается, что "мир должен базироваться на интеллектуальной и нравственной солидарности человечества", напоминая также, что во Всеобщей декларации прав человека провозглашается, что "каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии" (статья 18), "на свободу убеждений и на свободное выражение их" (статья 19, Устава ЮНЕСКО) и что образование "должно содействовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми народами, расовыми и религиозными группами" (статья 26, Устава ЮНЕСКО).

Классическое определение толерантности было сформулировано в Декларации принципов толерантности (подписана в Париже на XXVIII сессии Генеральной конференции 16 ноября 1995 года в Париже 185 государствами-членами ЮНЕСКО, включая и Россию), согласно ему, толерантность означает "уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности". Поэтому современно понятие "толерантность" по смысловой насыщенности значительно шире, чем просто "терпимое отношение". Толерантность - это важнейшая этическая и правовая доктрина современности, претендующая на центральное место в «оси координат» XXI века.Толерантность - это понятие, означающее отказ абсолютизации истины и утверждающее нормы. Толерантность означает уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности.

Воспитание в духе толерантности следует рассматривать в качестве безотлагательного императива. Оно должно способствовать формированию у молодежи навыков независимого мышления, критического осмысления и выработки суждений, основанных на моральных ценностях. Формирование социальной толерантности предполагает наличие в обществе объективных оснований, предпосылок для единства долговременных социальных интересов, к которым следует отнести и формирование толерантной и безопасной социально-образовательной среды. В контексте «Декларации тысячелетия» в школах и университетах, в рамках неформального образования, дома и на работе необходимо укреплять дух толерантности и формировать отношения открытости, внимания друг к другу и солидарности, что предполагает проведение междисциплинарных исследований.

УДК 340.20

Возможности использования достижений филологии в образовательном процессе студентов нефтедобывающего комплекса

Исакова А.А.,

Тюменский государственный нефтегазовый университет
На современном этапе развития нефтегазового комплекса в подготовке конкурентоспособного специалиста международного уровня все большую роль играет языковая составляющая. Поиски решения этой проблемы требуют нового междисциплинарного синтеза, т.е. использования достижений современной филологии, лингвистики, психологии. Особенно актуальным на сегодняшний день является лингвистические исследования товарных марок, брендов (прагмонимов). Хотелось бы уточнить, что основное внимание уделяется потребительским товарам, промышленные прагмонимы анализируются не столь активно. Маркером объяснения сформированности или несформированности представления о любом виде товара служит ассоциативный эксперимент. Ассоциативный эксперимент предоставляет возможность проследить развитие ассоциативных связей от стимула к реакции и от реакции к стимулу. Как справедливо отмечает И.С.Карабулатова, «использование ассоциативных экспериментальных методик позволяет получить надежные и легко обозримые данные для решения спорных вопросов, связанных с субъективным переживанием говорящим некоторых языковых факторов» [1; 63]. Аналогичной точки зрения придерживаются и другие лингвисты, в частности Н.И.Миронова, которая утверждает, что «ассоциативное поле можно рассматривать как особый вид текста, содержащий много полезной информации как о самом испытуемом, так и о его отношению к миру» [2]. Мы провели когнитивный анализ ассоциативного поля промышленной прагмонимии. Для эксперимента были взяты слова-стимулы иноязычных промышленных прагмонимов: Caterpillar, Komatsu, Hitachi, Lipher, JVC, Hyundai, Daewoo, Tatra, Toyota, Mercedes, Man, Scanier, Koto, Stolovo Wollo, Shluvburge. Всего 15 прагмонимов, которые имеют промышленное назначение, т.е. это экскаваторы, трубоукладчики, погрузчики, самосвалы, нефтеоборудование. Респондентам предлагалось написать первую ассоциацию, связанную с этим словом, т.е. проводился свободный ассоциативный эксперимент. В нашем эксперименте участвовали студенты (30 чел.) заочного отделения Тюменского государственного нефтегазового университета, которые уже работают по профилю своей будущей профессии. Анализ результатов эксперимента выявил некоторые особенности восприятия именно промышленных товарных марок. При этом мы не фиксировали различия ни на возрастном, ни на образовательном, ни на гендерном уровнях. Хотя кардинальные различия безусловно существуют. Можно предположить, что причиной несовпадений вербальных ассоциаций является языковая и концептуальная картины мира респондентов. Многочисленные ассоциации, представляющие промышленные марки и их качественные характеристики представлены следующими реакциями: прогресс, трубоукладчик, гусеница, надежная техника, мощь, качество, север, нефтегаз, растение, самосвал, Япония, мотоцикл, управляй мечтой, экскаваторы, посуда, телевизор, кран, техника, спецтехника, погрузчики, гусеничная техника, промышленное оборудование, классный автомобиль. Особенно интересными, на наш взгляд, представляют ассоциации на прагмонимы Hitachi, JVC, Hyundai, Daewoo, Toyota, Mercedes. В сознании опрошенной нами аудитории происходит неосознанное переключение с промышленных прагмонимов на потребительские. Так, прагмоним JVC вызвал реакцию в основном на бытовую технику, телевизоры, магнитофоны, Hitachi - на японские мотоциклы, хотя аудитория хорошо знакома с минитехникой этой фиры. Прагмонимы Daewoo, Toyota, Mercedes, Hyundai 25 респондентов из 30 восприняли как легковой автомобиль, а не как специальную технику. Ассоциативный ряд прагмонима Toyota представлен номинациями: классный автомобиль(3), Япония(2), управляй мечтой (5), авто(1), Королла(1), комфорт(1), лучшая (1), удобная машина(1), дорогая машина(1), правый руль(1), автомобиль вашей мечты(2), скорость(1), клевая тачка(1), машина из Японии (1), престиж(1), удобство(1), комфорт(1), мечту в реальность (1), погрузчики(2), ремтехника (1), груз(1).

Все ассоциации этого ряда имеют положительную коннотацию, кроме того, представленные ассоциации, положительны с точки зрения потребительских характеристик. Приходится признать, что потребительские интересы превалируют над профессиональными. Хотя, нет сомнения, что хорошо раскрученные рекламные ролики безусловно сильно влияют на восприятие товарной марки, бренда. В результате констатируется факт, что происходит контоминация смыслов, прагмоним воспринимается неадекватно профессиональной направленности респондентов. Полученные в ходе эксперимента данные совпадают с нашими теоретическими положениями, а ассоциативный эксперимент является практическим их подтверждением и одним из эффективных методов исследования.

Литература:

1.Карабулатова И.С. Психолингвистический аспект изучения топонимии региона // Духовные ценности и национальные интересы России. – Тюмень, 1998. – С. 62-68.

2.Миронова Н.И. Когнитивный анализ ассоциативного поля (мотивация, фокус внимания, фигура и фон, подлежащее предложения) // http//www.dialog-21.ru/archive_article.asp?param=7358

Трансформация сибирских народных традиций в контексте социокультурной модернизации

Карабулатова И.С., Ермакова Е.Е.,

Тюменский государственный университет
Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ № 05-04-04178а
Не вызывает сомнений тот факт, что современное российское общество находится в стадии трансформации и модернизации не только экономической системы, но и основных устоев, норм, оценок. Не включаясь в теоретическую дискуссию о том, что представляет собой модернизация, выделим наиболее характерные для нее моменты. Прежде всего, модернизация рассматривается нами как процесс, который начался в Европе с конца средневековья и особенно интенсивно разворачивался в XIX – XX вв. Можно согласиться с утверждением современных исследователей о том, что модернизация, как правило, указывает на некий комплекс связанных друг с другом структурных, культурных, психических и физических изменений действительности. Этот комплекс сложился в предшествующие столетия, сформировал окружающий нас сегодня мир и все еще продолжает вести его в определенном направлении. Кроме того, мы считаем, что глобализация современной действительности, возникшая в результате модернизации, указывает не на специфические изменения, а на целый клубок связанных между собой трансформационных процессов. В первую очередь модернизация означает рост индустриального комплекса, в котором осуществляется массовое производство товаров. Об этом говорят исследования Н.В.Вертянкиной, А.А.Исаковой, Е.Ф. Кавлакас, в которых отмечается лингвистическая детерминированность экономических процессов в современном мире. Однако в нашем случае речь идет не только об индустриализации, поскольку модернизация одномоментно подразумевает прогрессирующую урбанизацию, маргинализацию роли религии и магии, растущую рационализацию человеческого мышления и деятельности, демократизацию и уменьшение социальных различий, усиливающуюся индивидуализацию и целый ряд других экономических, социальных, политических и культурных изменений. В связи с чем усиливается роль университетского образования в сохранении и изучении традиционных способов освоения действительности, каковыми является, например, лечение заговорами и травами.

К гуманитарным проблемам Тюменского региона относится разрушение традиционного общества, которое отличали довольно низкая географическая и социальная мобильность, что обеспечивало индивидам знакомый, соответственно, комфортный способ существования. Наши наблюдения за заговорной традицией юга Тюменской области (1991-2005гг.) дают возможность утверждать, что такой консервативный жанр фольклора как заговор претерпевает определенные трансформации, обусловленные изменением уровня социальной жизни и высокой степенью продолжительных межэтнических контактов.

Современные лечебные практики (типа космоэнергетики, биоэнергетики) используют наработки традиционного знахарства, а именно: вхождение в измененное состояние сознания, визуализация, обращение к высшим силам. Однако следует признать, что наряду с религиозными образами различных этнических культур (канал Христос, канал Будда, канал Мухаммед, канал Зевс, канал Геба) используются и образы, имеющие аналоги в этнических языческих культурах и религиозных практиках. Модернизируется, во-первых, статус врачевателя, во-вторых, лечебный обряд, в-третьих, трансформируются сами тексты заговоров. Обозначения знахаря в различных деревнях Тюменского региона также имеют различия, отражающие определенную иерархию: бабушка, знахарь, колдовка, колдун, лекарь, учитель по лечебности, волхитка, знатка и т.д. [1; 80]. Это обстоятельство, на наш взгляд, сближает неознахарские практики современности с традиционной практикой знахарства.

Кроме того, наблюдается сотрудничество знахарей независимо от этнической принадлежности. Так, по нашим наблюдениям, сибирскотатарские знахарки (бабушки) отправляют своих пациентов к русским знахаркам, при условии наличия у пациента грыжи, поскольку считается, что у татарских детей данное заболевание встречается крайне редко. Тюменские казашки зачастую обращаются и к татарским и к русским бабушкам за помощью, не особо вдаваясь в механизм лечения, обращения к высшим силам. Все это в целом говорит о маргинализации традиции.

Сама традиция в современном обществе предстает уже не такой незыблемой, какой была раньше. Она трансформируется, чтобы предстать для следующих поколений в своем новом облике в ситуации «постфольклора». И этот живой процесс, происходящий в наши десятилетия, месяцы, дни, уникален.

Перед лицом модернизации с ее непременным распадом привычных условий (прежде всего, исчезновение традиционного коллектива и ослабление устойчивых социальных связей), изменением форм и усилением эксплуатации и обнищания, в социально-политической практике рассматриваемого периода актуализируются традиционные формы самоидентификации, обращенные к прошлому и традиции.

Однако сама заговорная традиция как уникальный живой процесс не потеряла своей актуальности и значимости для современного социума, поскольку наблюдается процесс самоидентификации, самоопределения как личности, так и этноса в целом в условиях постсоветского пространства. Иными словами, встает вопрос: к каким богам мы обращаемся в минуты радости и горя? Таким образом, современная заговорная традиция должна рассматриваться только через триединство «человек – ритуал – текст».

Каждый из аспектов этой глобальной задачи требует рассмотрения в отдельности.

Такое исследование можно провести только в русле нескольких смежных гуманитарных дисциплин – языкознания, этнографии, истории, фольклористики. Модернизации всегда предшествовало появление социальных объектов (определенные социальные слои, например, различные школы, ассоциации целителей и т.п.), выход которых на общественную и политическую арену, а также завоевание ими власти определяли создание социально-политических и даже правовых условий, соответствующих модернизации ускоряющих ее.

Исходя из этого, мы предполагаем, что сама трансформация заговорной традиции на современном этапе сопоставима с особенностями процесса «конструирования идентичности индивидуума, имеющий как вербальные, так и невербальные характеристики» [2; 6].

Литература:

1.Ермакова Е.Е. Способы номинации в традиционной медицинской культуре Тюмнской области (лекари, лечебные тексты, процедура лечения) // Материалы Международной научно-практической конференции «Валихановские чтения - 10». Кокшетау, 2005. Т.XIII, с.79-82.

2.Карабулатова И.С. Трансформация сибирской заговорной традиции в контексте социокультурной модернизации // Материалы Международной научно-практической конференции «Валихановские чтения - 10». Кокшетау, 2005. Т.XIII, с.3-6.


Роль высшей школы в формировании этнической толерантности в Тюменском регионе

Карабулатова И.С.

Тюменский государственный университет
Сегодня практически любой российский регион в связи с открытостью границ России представляет собой довольно пеструю картину, где существенно изменились составляющие ее элементы. В этом плане Тюменский регион не стал исключением, а наоборот вошел в тройку лидеров по стране по количеству представленных этносов и субэтносов: 155. Исходя из этого, перед Тюменским государственным университетом как одним из ведущих вузов региона стоит сложная задача комплексного исследования тех народов, которые волею судеб оказались на территории Тюменской области. И это относится не только к коренным этносам: ханты, манси, ненцам, сибирским татарам, - но и к сибирским немцам, литовцам, украинцам, чеченцам, французам, болгарам и др.

Не вызывает сомнений, что знакомство с этнической палитрой региона необходимо студентам самых разных специальностей: филология, юриспруденция, государственное и муниципальное управление, таможенное дело, журналистика, педагогика и психология. И вот почему. Например, во все омские банки пришло официальное письмо от начальника Управления по борьбе с организованной преступностью (УБОП) УВД Омской области полковника милиции Тарасова: «В связи с проводимой проверкой прошу вас предоставить данные о расчетном обслуживании физических лиц кавказских национальностей, юридических лиц, учредителями либо руководителями которых являются вышеуказанные лица, и сведения о перечислении денежных средств на счета организаций, расположенных в регионах Северного Кавказа, центрально-азиатских государств СНГ, либо поступлении денежных средств из этих регионов и стран». Письмо утверждено первым заместителем прокурора области Николаем Савруном. Однако в письме не указано, каким образом следует определять национальность человека.

Тюменский государственный университет проводит планомерную работу по формированию этнической толерантности. Когда возникает страх перед «чужим» (языком, народом и т.п.)? Когда мы не знаем ничего об этом «чужом». Образ того или иного народа, существующий в массовом сознании тюменцев, мы исследовали путем выделения когнитивной, социальной и индивидуально-личностной характеристик. Всего в нашем опросе приняли участие 640 человек различного возраста (от 18 до 62). В выборку были включены студенты тюменских вузов, овладевающие как гуманитарными специальностями (филология, журналистика, юриспруденция), так и специализирующиеся в области точных наук (математика, проектирование). Интерес к студенчеству был продиктован тем, что именно этот возраст характеризуется формированием собственных социальных, этнических, политических, идеологических представлений. Базовым инструментом сбора данных выступили свободный и направленный ассоциативный эксперимент, целью которых было выявление представлений респондентов об этносах, проживающих в настоящее время в Тюменской области. Полученный таким способом материал позволяет выявить наиболее часто встречающиеся категории и создать семантическое пространство, отражающее изучаемое понятие.

Например, чеченский этнос воспринимается крайне негативно, причем в ассоциациях преобладают реакции, связанные с войной, заложниками, террором и т.п. Причем то обстоятельство, что чеченцы активно участвовали в освоении нефтегазоносных месторождений Западной Сибири, вытеснено из сознания современных тюменцев. Среди ассоциаций нами зафиксированы: злой, хитрый, вредный, черный, мстительный, страшный, жестокий, грубый и т.п. И ни одной, отмечающей какую-либо положительную характеристику!

Вместе с тем в опросах молодые люди Тюменской области на вопрос «С представителем какой национальности Вы не хотели бы вступить в брак?» около половины опрошенных ответили: «Чеченцы, т.к. от них исходит угроза террора». В эту же группу были отнесены ингуши, кабардинцы, балкарцы, грузины, армяне. Такое отношение к целому народу как persona non grata также способствует увеличению культурных дистанций, порождающих отторжение «чужих». Среди, наоборот, предпочтительных национальностей партнеров были указаны «своей национальности», «своей веры».

Оценочные элементы, на наш взгляд, отражают оценку респондентами выделенных параметров образа данного этноса, раскрывая отношение респондентов к образу народа как к мифу.

На основе анализа сложившейся этнолингвистической ситуации возможно реальное прогнозирование языковой и культурной политики в регионе. Главное, что в современных сложных условиях пришло понимание бережного отношения к традиционной культуре народов, населяющих полиэтничный регион.

Оптимальной стратегией адаптации этноса в полиэтническом обществе считается интеграция. Она связана с позитивным отношением к культуре как собственной, так и этноконтактных групп, что находит свое выражение в формировании позитивных авто и гетеростереотипов. В этой связи современная ситуация неоднозначности трактовок миграционных процессов в приграничных областях России (к которым относится и Тюменская область) становится объектом пристального внимания ученых гуманитарных направлений.

Этническую толерантность как явление социальной перцепции можно понимать как отсутствие негативного отношения к иной этнической культуре, а точнее – наличие позитивного образа иной культуры при сохранении позитивного восприятия своей собственной. Это значит, что этническая толерантность не является следствием ассимиляции как отказа от собственной культуры, а является характеристикой межэтнической интеграции, для которой характерно «принятие» или позитивное отношение к своей этнической культуре и к этническим культурам групп, с которыми данная группа вступает в контакт. Такое понимание адекватности группового восприятия, базируется на постулате ценностного равенства этнических культур и отсутствие в этом плане преимущества одной культуры перед другой.

В то же время восприятие не только азиатских этносов далеко от реальности, но и многих субэтносов Кавказа. Как показывают данные свободного ассоциативного эксперимента, для респондентов Тюменской области малые народы Кавказа вообще неизвестны: рутульцы, ахвахцы, абазины агулы, ингилойцы и т.д. Так, на этноним абазины не было зафиксировано ни одной ассоциации, связанной с реальным этносом, а самыми частотными явились: образина, обезьяна, арбуз, обоз, голова, камень.

Аналогично обстоят дела и с андийцами (перья, Анды, ), бежтинцами (бисер, зебра), арчинцами (чарка, кошки), мегрелами (мигрень), агулами (луга, акула, гулянка, маленький ребенок), караимами (каравай, морщины), ногайцами (фасон, рука, ботинок, кобра). Следует отметить, что студенты-филологи Тюменского госуниверситета, которые изучают курс «Лингвистическое краеведение», показали более высокий уровень этнической компетентности. У них в качестве реакций зафиксированы горы (ногайцы, караимы), Грузия (мегрелы), земледельцы (арчинцы), беженцы (бежтинцы). На наш взгляд, необходимо изучение такого курса в рамках регионального компонента не только на филологических специальностях, но и юридических, исторических и др.

Однако стоит отметить, что неотрегулированная этноязыковая политика в регионах и в стране в целом приводит к таким необъективным результатам, когда образ этноса, проживающего в регионе, складывается не из реальных фактов, а из вымышленных героев различных сериалов-боевиков, рекламных роликов и т.п., где акцентируется внимание на отрицательных национальных стереотипах восприятия другого этноса, формируя, таким образом, в целом негативную установку на представителей иных национальностей в сообществе. Исходя из этого, перед высшей школой стоит трудная задача не только формирования этнической толерантности, но и коррекции девиантных форм поведения в этой сфере.
Межэтнические браки с русскими у российских корейцев и татар и на основе данных Тюменской области.

Квашнина В.В.

Тюменский государственный университет
Российские корейцы составляют немногочисленную этническую группу жителей Тюмени. По данным 2004 года их насчитывается чуть более 1600 человек. Большая часть из них - это переселенцы второй волны миграции из Казахстана и Узбекистана. Раньше корейцев в Тюмени было еще меньше. Среди них практически не встречается смешанных браков, что является одной из главных отличительных черт населения Кореи в целом – отсутствие межнациональных браков.

До сих пор по сведениям известного корееведа А. Ланькова [1] – корейцы представляют собой наиболее чистую в однородном составе нацию. За последние годы число корейцев в Тюмени и Тюменской области стало постепенно увеличиваться вследствие национальной политики, проводимой властями Казахстана и Узбекистана, и вызвавшейся миграцию части русского и корейского населения за их пределы. Долгое совместное проживание корейского и казахского (узбекского) народов на одной территории – со второй половины сороковых годов ХХ столетия привело к неизбежному появлению смешанных браков.

Антропологические черты некоторых российских корейцев Тюмени, особенно молодого и отчасти среднего поколения явственно свидетельствуют о том, что они являются потомками союзов корейцев и узбеков. У них уже слегка другой разрез глаз – более округлый и широкий, их скулы немного другие, а волосы приобретают большую мягкость и даже склонность к естественным завиткам. Меняется и оттенок кожи. Несмотря на неизбежность этого процесса – появления смешанных браков, в корейской диаспоре остается очень уважаемым и авторитетным заключение внутриэтнических браков. Это можно объяснить желанием сохранения целостности нации, желанием иметь потомков, похожих на себя внешне, по антропологическому типу. Играет роль древнее архетипическое представление любого человека – то, что не похоже – чужое, а чужое не может быть родным.

Безусловно, родители будут любить своего непохожего на других ребенка, но примут ли его окружающие в свое общество, одобрят ли, признают ли его своим другие корейцы? Вот о чем задумываются корейцы, принимая решение о выборе супруга. И на выбор этот влияют, прежде всего, родители молодого человека или девушки, ищущей спутника жизни. По устоявшейся традиции в корейских семьях молодое поколение особенно прислушивается к совету старших. Знакомы автору статьи немногочисленные примеры браков российских корейцев Тюмени с русскими. Как правило, это браки между мужчиной-корейцем и русской женщиной. Все эти мужчины имели прочное финансовое положение в обществе, пользовались большим авторитетом и в корейском, и в русском обществе, практически не поддерживали связей с корейской диаспорой и гораздо менее были подвержены национальным обычаям и укладам. Скорее, по внутреннему мировоззрению это люди - космополиты, люди всего мира. Они гораздо более склонны были ассоциировать себя с социальным и профессиональным статусом, чем с национальной принадлежностью. Часть из них охотно отзывалась на корейские праздники и мероприятия, с удовольствием отмечала присущие душе каждого корейца – трудолюбие, жесткость, решительность, честность в соблюдении долгов, но не придерживалась основных догм конфуцианства, соблюдения ежегодных корейских ритуалов. В питании и образе жизни предпочитали русские каноны.

Если затрагивать щекотливую тему внебрачных отношений, то, конечно, число таких взаимоотношений между корейцами и русскими выше. Недаром испокон веков так превозносятся русские эталоны красоты среди всех народов. Но уклад жизни, гораздо более замкнутый и строгий даже у эмансипированных корейцев Тюмени, чем у русских, желание иметь похожих на себя детей делают число браков между корейцами и русскими незначительным. Больший процент браков между казахами/узбеками и российскими корейцами можно объяснить двумя причинами: большей, чем между русскими и корейцами, антропологической близостью черт; длительностью совместного проживания на территории Казахстана/Узбекистана. Не беремся утверждать, но, если это так, со временем процент браков между русскими и корейцами в Тюмени и Тюменской области должен увеличиться. К этой причине примыкает еще одно дополнительное условие – относительная схожесть уклада жизни, быта.

Оторванность от родной национальной среды может привести к такому негативному последствию, как неприятие своего внешнего облика, а значит, и своей личности в целом, в виду того, что представления об эталонах красоты и гармонии сформированы под влиянием лиц другой расы/национальности. Нам приходилось исследовать случаи невозможности вступить в брак, найти себе спутника жизни среди мужчин и женщин татар Тюменской области. Они воспитывались в татарских семьях, но среди чисто русского окружения сверстников в детских садах, школах. К сожалению, они вынесли из этого ошибочное представление о своей некрасивости и некрасивости вообще татарского антропологического облика. В силу массовости татарского и русского населения в Тюмени и Тюменской области число смешанных браков между татарами и русскими велико. Однако, если посмотреть в процентном отношении к количеству проживающих на территории области, эта цифра невысока. Жестких ограничений на брак с русскими у татар, кажется, и нет. Но, всякий традиционный татарин будет стремиться к браку с человеком своей национальности по тем же причинам, что и кореец.

Вдобавок к описанным факторам следует добавить бытующие среди татар представления о том, что татарские девушки более сдержаны и замкнуты, менее раскованы, чем русские. И это глубоко ценится татарами. Боятся татары браков с русскими и потому, что татары, как известно, мусульмане, а русские, в большинстве своем православные христиане.

Проживание народов на одной территории и их взаимовлияние приводит к определенной нивелировке этих различий – в культуре, образе жизни.

Литература.

1. Ланьков А.Н.Корея: Будни и праздники. Москва, «Международные отношения», 2000

1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   14


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации