Лаврикова Ю.Г. (отв. ред.) Инновационные технологии в управлении конкурентоспособностью территориальных социально-экономических систем - файл n1.doc

Лаврикова Ю.Г. (отв. ред.) Инновационные технологии в управлении конкурентоспособностью территориальных социально-экономических систем
скачать (8560.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc8561kb.07.11.2012 04:04скачать

n1.doc

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   36
Принципы управления структурой денежного капитала в про-

цессе его использования в аспекте обеспечения финансовой безопасн о-

сти предприятия.

Перед собственником и руководителем предприятия всегда стоит

сложная задача, связанная с принятием решения куда прибыльнее вклад ы-

вать средства: в собственное производство, решая текущие или стратег и-

ческие задачи, на счета в банк или участвовать на рынке капитала, путем

вложений в ценные бумаги или осуществляя портфельное инвестирование.

Т.е. результативность использования капитала в процессе инвестирования

обусловливает эффективность как инвестиционной, так и операционной

деятельности предприятия.

Кроме того, в результате инвестирования может получиться так, что

сформированный капитал значительно превышает потребности в нем, в

этом случае необходимы безрисковые вложения на финансовом рынке, что-

бы не произошло «замораживания» денежных активов. Если произойдет

обратная ситуация, то необходимо будет снова обратиться к процессу фо р-

мирования денежного капитала во избежание прерывания деятельности

предприятия.

Таким образом, принципы управления структурой капитала в про-

цессе его использования в аспекте обеспечения финансовой безопасности

предприятия должны быть следующие:

Принцип оптимизации распределения капитала и повышения его

рентабельности реализуются путем эффективного управления потоками


81


различных форм капитала в процессе отдельных циклов его кругооборота

на предприятии; обеспечением синхронности формирования отдельны х

видов потоков капитала, связанных с операционной или инвестиционной

деятельностью.

Принцип ускорения оборота капитала обусловлен тем, что необхо-

димо рассчитывать время, в течение которого денежные средства отвлеч е-

ны из оборота. Причем, логика этой схемы состоит в том, что операцио н-

ный цикл характеризует время, в течение которого финансовые ресурсы

омертвлены в запасах и дебиторской задолженности. Поскольку предпри-

ятие оплачивает счета поставщиков с временным лагом, время, в течение

которого денежные средства отвлечены из оборота, т.е. ф инансовый цикл,

меньше на среднее время кредиторской задолженности.

Сокращение операционного и финансового циклов в динамике рас-

сматривается как положительная тенденция. Если сокращение операцио н-

ного цикла может быть сделано за счет ускорения производственного пр о-

цесса и оборачиваемости дебиторской задолженности, то финансовый

цикл может быть сокращен как за сче т данных факторов, так и за счет не-

которого некритического замедления оборачиваемости кредиторской з а-

долженности.

Принцип минимизации рисков может быть обеспечен выявлением и

оценкой операционного и финансового риска. Операционный риск об у-

словлен отраслевыми особенностями бизнеса, т.е. структурой активов, в

которые фирма решила вложить свой капитал. Он проявляется как риск

неполучения прибыли до вычета процентов и налогов, т.е. непокрытия

расходов производственного характера. Финансовый риск обусловлен

структурой источников финансирования, т.е. из каких источников получ е-

ны средства и каково соотношение этих источников. Данный риск проя в-

ляется как риск, обусловленный возможным недостатком средств для в ы-

платы процентов по ссудам и займам.

Таким образом, получаем, что в целях обеспечения финансовой безо-

пасности предприятия процессы формирования и использования д енежного

капитала необходимо рассматривать с позиции комплексного подхода к

управлению его структурой. При этом, чем больше принципов будет реал и-

зовываться на предприятии, тем больше будет возможности обеспечить ж е-

лаемое финансовое состояние.

Мальцев А.А.

Уральский государственный

экономический университет,

г. Екатеринбург
К ВОПРОСУ О СПЕЦИФИКЕ СОВРЕМЕННОГО

ЭТАПА РОССИЙСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ

82


Особое место среди различных концепций социально-

экономического развития занимает теория модернизации, возникшая в

1950-1960-е гг. и продолжающая линию исследований К. Маркса, Э.

Дюркгейма, Г. Спенсера, М. Вебера. Предметом ее изучения являются

комплексные процессы трансформации традиционного общества в со-

временное. В принципе, определением ключевых факторов экономиче-

ского развития, выявлением политических агентов модернизации и оцен-

кой их влияния на темпы и характер общественного прогресса, а также

уточнением временных рамок соответствующих этапов занимались мно-

гие отечественные и зарубежные исследователи, принадлежащие к различ-

ным научным школам.

В контексте поднимаемой нами проблемы необходимо, прежде все-

го, уточнить концептуальный базис современной версии теории модер-

низации. На наш взгляд, здесь следует выделить следующие главные м о-

менты.

Во-первых, модернизация понимается как комплекс мер по преодо-

лению технологического разрыва «отстающих» стран от государств-

лидеров.

Во-вторых, модернизация в технико-экономическом плане предпола-

гает активный импорт технологий, а в социо-культурном – движение в

сторону заимствования западных институтов.

В-третьих, модернизация дает шанс на сокращение социально-

экономического отставания от развитых стран, но не позволяет обогнать

«образцовые» государства.

В-четвертых, модернизация является кратко- или среднесрочным

явлением с четко обозначенными временными рамками.

В-пятых, модернизация не является перманентным процессом, но-

сит циклический характер и может проходить в отдельно взятой стране

неограниченное количество раз.

Признавая справедливость вышеперечисленных тезисов, отметим,

что их содержание не совсем полно отражает специфику современного

этапа российской модернизации. Рамки статьи не позволяют полностью

раскрыть ее содержание. Поэтому ограничимся принципиальными сооб-

ражениями.

В первую очередь, определимся с пониманием сущности намети в-

шихся в стране модернизационных процессов. Традиционно модерниза-

ция трактуется как «мобилизационный процесс, который предпринимает-

ся в тех или иных странах для сокращения образовавшегося отставания (в

первую очередь, технологического – А.М.) от государств-конкурентов»1.

Однако ставшая популярной в российской экономической литературе

увязка модернизации с «тотальной мобилизацией» как консолидация



1

Иноземцев В.Л. Модернизация России в контексте глобализации // МЭ и МО. 2010. № 2. С. 90.

83


лишь политической элиты, а не всех групп общества вкупе с традицион-

ным российским восприятием населения как «расходного материала для

непонятного будущего за счет настоящего» может свести на нет надежды

на успешную модернизацию1. Кстати, мировой опыт свидетельствует об

обратном. Начинать отстраивать фундамент новой экономики требуется с

человека «…как мотора инновационного процесса, производителя и по-

требителя всего спектра материальных и духовных благ»2.

При этом модернизация российской экономики, проводимая в усл о-

виях усиливающейся глобализации мирового хозяйства, требует то чного

баланса роли институтов и государства. В самом деле, авторы большин-

ства современных работ, посвященных изучению проблем социально-

экономической модернизации и догоняющего развития, исходят из гипоте-

зы о том, что основной причиной неудач, постигающих «модернизирую-

щиеся» страны, является низкий уровень развития институтов. В ряде ис-

следований, напротив, доказывается, что в провалах догоняющих гос у-

дарств по большей части «повинна» не недоразвитость институциональ-

ной системы, а слабость так называемого института государственного

стратегического видения / visionary state, то есть нехватка у правящего

класса политической воли и перспективного мышления.

Наша позиция в этом вопросе заключается в следующем. Действи-

тельно, теоретически формирование институтов и поддерживающей их

системы предполагает паритетное участие в этом процессе всех групп

общества и государственного аппарата. Более того, мировая экономиче-

ская практика как раз доказывает неэффективность односторонней ста вки

на чисто государственное, аппаратно-бюрократическое обустройство ин-

ституциональной системы.

Вместе с тем опыт стран с «догоняющей» моделью модернизации

(страны «экономического чуда», послевоенные Франция и Япония) убе-

дительно свидетельствует о ключевой роли государства в настройке но-

вых институциональных механизмов. Таким образом, успех современного

этапа российской модернизации будет во многом зависеть от активной ро-

ли государства в экономике как регулятора процессов ее модернизацион-

ной перестройки и «мобилизатора» усилий на упрочение институтов со-

временного общества.

Между тем, в современной российской экономической литературе

господствует представление о предстоящей модернизации как о неком са-

морегулируемом процессе, выражающемся в окончательном демонтаже

системы государственного регулирования экономики. Такое понимание

процессов модернизации заслоняет достаточно очевидный факт: «Россия


1
Ханин Г.И. О произведениях Максима Калашникова. Сказочник? Дилетант? Талантливый пропаган-

дист? Или пророк и будущий вождь России? // ЭКО. 2009. № 12. С. 171; Брагина Е.А. Модернизация и

экономический рост не совпадают // МЭ и МО. 2010. № 2. С. 100.

2

Мировая экономика. Глобальные тенденции за 100 лет. Под редакцией И.С. Королева. М.: Юристъ.

2003. С. 368.

84


издавна типично модернизирующееся государство, минимум трижды вы-

ходившее на мировой уровень» 1. В самом деле, мобилизация в чрезвычай-

ных обстоятельствах была обычным делом в русской национальной тради-

ции. Постоянная внешняя угроза, «регулярное» расширение территорий во

многом предопределили особый тип российской институционал ьной сис-

темы, «заточенной» на постоянную мобилизацию всех усилий, нацеленных

на то, чтобы догнать развитые государства2.

Таким образом, мобилизационный характер модернизационных пре-

образований является объективной закономерностью исторического про-

цесса, связанного с «догоняющим» вариантом российской модернизации.

Его ключевая особенность состоит в скачкообразном характере социал ь-

но-экономического развития, когда за периодами форсированного эконо-

мического роста и временного сокращения отставания от стран-лидеров

следуют стагнация и накопление структурных проблем, для решения ко-

торых государство мобилизует все общественные структуры.

Однако нам представляется не совсем корректным называть россий-

ский тип модернизаций неорганическим, не свойственным другим «циви-

лизованным» государствам. Важно помнить, что так называемая «орган и-

ческая» модернизация англо-саксонского типа, осуществляемая по прин-

ципу «позвольте свободе сделать свое дело» / laissez faire et laissez passer

не была реализована в чистом виде ни в одной стране. Германия, Италия,

Франция, Япония осуществляли свои модернизации при активной роли

государства. Об этом не стоит забывать при запуске новой волны россий-

ской модернизации.

Необходимо также учитывать, что опыт предшествующих модерни-

заций, как зарубежных, так и собственно российский, может найти лишь

ограниченное применение в современных условиях. Основное отличие, на

наш взгляд, кроется в том, что модернизации Нового и Новейшего вре-

мени воплощались в трансформации традиционного общества в общество

современного типа. Это относится и к североамериканской модернизации

конца XVIII- начала XIX столетий, и к германской конца XIX в., и к со-

ветской 1930-1950-х гг. Нынешняя российская стоит особняком. Мы раз-

деляем позицию отечественных исследователей, считающих, что «… в со-

временной России фундаментом модернизации – впервые в истории – вы-

ступает общество постмодерна»3.

Его принципиальную особенность составляет противоречие между

сформировавшейся в российской общественной среде «постиндустриаль-

ной» надстройкой в виде прочно укоренившегося приоритета потреби-

тельских ценностей и «деиндустриализированным», морально и техн оло-


1

2
Дерлугьян Г. Модерн и модернизаторы // Эксперт. 2010. № 1. С. 21.

Тимошенко А.И. Мобилизационная стратегия в российской государственной политике: закономерность

или историческая необходимость? // ЭКО. 2010. № 3. C. 173.

3

Пономарев И., Ремизов М., Карев Р., Бакулев К. Модернизация России как построение нового госу-

дарства. М. 2009. [сайт]. URL: http://www.apn.ru/publications/article22100.htm

85


гически изношенным экономическим базисом. В переводе на язык пре д-

стоящих практических дел по модернизации страны слабая «соосность» ее

базиса и надстройки оборачивается рядом негативных последствий. Так, в

частности, еще не построив «реальной» постиндустриальной экономики,

Россия «запаздывает» с завершением позднеиндустриальной модерниза-

ции, в том числе и из-за отторжения большей частью современного рос-

сийского общества ценностей «цивилизации труда».

Поэтому трудно не согласиться с экспертами, утверждающими, что

«… России придется стать страной-пионером в деле построения общества

модерна из общества потребления, существующего на обломках прежних

модернизационных проектов»1. Естественно, такое положение дел ставит

в повестку дня вопрос о приоритетности кардинальных преобразований в

системе образования, науки и культуры.

Наконец, нельзя обойти вниманием еще один принципиальный мо-

мент. Необходимо учитывать, что обязательным условием успешной мо-

дернизации является завершение процессов индустриализации. Как пока-

зывает мировой опыт, других путей к повышению производительности

труда, уровня жизни населения не существует. Остроту ситуации актуали-

зирует то, что доля пятого технологического уклада в структуре россий-

ского валового промышленного производства сократилась с 33% в 1992 г.

до 21% в начале 2000-х гг., а большая часть отраслей еще не завершила

встраивание в четвертый технологический уклад2.

В этой связи несколько странными представляются рассуждения о

возможности «перескока из недоиндустриального в постиндустриальное

общество»3, тем более что мировой опыт свидетельствует: для эволюцион-

ного перехода крупной экономики к инновационной модели развития не-

обходимо завершить позднеиндустриальную модернизацию, стать пр о-

мышленно развитым государством. Поэтому не может не вызывать озабо-

ченности достаточно узкая трактовка модернизации лишь как ускорения

процессов инноватизации экономики.

При этом сами инновации зачастую интерпретируются как опере-

жающее развитие «только информационно-коммуникационных техноло-

гий»4. К сожалению, проведение доиндустриализации российской эконо-

мики осложняется уже ставшими систематическими попытками заимств о-

вать институты слишком высокого или, наоборот, низкого уровня, без

учета стадий развития экономики. В этой связи академик В.М. Полтеро-

вич и профессор В.В. Попов справедливо отмечают «ошибку преждевре-

менного переключения», когда правительство пытается применить методы

и инструменты, эффективные лишь для более поздних стадий модерниза-


1

2
Цит. соч.

Глазьев С.Ю. Развитие российской экономики в условиях глобальных технологических сдвигов. М.

2007. С. 31.

3

4

Известия. 2009. 12 окт.

Оболенский В.П. Россия на пути к инновационному развитию // МЭ и МО. 2008. № 9. С. 31.

86


ции: «Наша страна еще не завершила решение задач первой (индустриали-

зации – А.М.) … стадии, но уже пытается проводить экономическую поли-

тику характерную для … четвертой (стадия развитого рынка – А.М.)»1.

По результатам изложенного выше можно сделать следующие выводы:

1. Смена технико-технологических укладов напрямую зависит от го-

товности социума использовать, воспроизводить и внедрять новые виды

технологий. Острие российской модернизационной стратегии должно

быть сориентировано на всемерное развитие человеческого капитала соз-

данием предпосылок, наиболее полно раскрывающих инновационный по-

тенциал общества.

2. Залогом успешной реализации стратегии модернизации является

политическая воля к осуществлению модернизационных преобразований.

Фактически ни одна из стран, успешно решивших задачу «догоняющего

развития», не обходилась без усиления координирующей роли государства

на ранних стадиях модернизации с последующим ее сн ижением по мере

«взросления» и повышения качества институциональной среды.

3. Опыт российских модернизаций XVIII-XX столетий свидетельствует

об их эндогенной природе, обусловленной перманентными внешними уг-

розами, а не экзогенными потребностями в модернизации. Мировая

практика доказывает, что кратчайший путь к сокращению отставания от

стран-лидеров технологической гонки лежит через мобилизационную па-

радигму, предполагающую «активную позицию государства и мобилизуе-

мого им общества по вопросам развития»2.

4. К началу XXI столетия в «недоиндустриализированной» экономике

России сформировалось постиндустриальное общество потребления. Од-

ним из основных социо-культурных барьеров современной российской

модернизации является сложившийся в российской общественной среде

приоритет ценностей неограниченного потребления и развлечений над

ценностями накопления и созидательного труда.

5. Складывается впечатление, что Россия, как и в начале 1990-х гг.,

поддается иллюзиям быстрого разрешения накопившихся проблем, на этот

раз – путем строительства «экономики постиндустриальных технологий».

Однако инноватизация без реиндустриализации будет означать невозмож-

ность поступательного развития общества, что в очередной раз может

обернуться половинчатой модернизацией, не отвечающей потребностям

людей.

1

Полтерович В.М., Попов В.В. Эволюционная теория экономической политики // Вопросы экономики.

2006. № 7. С. 20, 22.

2

Эльянов А.Я. Проблемы модернизации в эпоху глобализации // МЭ и МО. 2010. № 2. С. 97.

87


Мариясис А.Э.

Институт экономики УрО

РАН,

г. Екатеринбург
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ В ПЕРИОД КРИЗИСА
Особую актуальность вопрос интеграции стратегии слияний и по-

глощений (М&А) в стратегию фирмы приобретает в период кризиса.

Именно в пору экономической нестабильности важно отдавать себе отчет,

зачем компании то или иное новое приобретение, и более тщательно под-

ходить к оценке потенциальной сделки. Развитый рынок характеризуется

интенсивными процессами поглощения или слияния компаний. Свободное

передвижение капитала предполагает наличие этого процесса, результатом

которого является рост эффективности капитала. Все сделки по слиянию и

поглощению проводятся только тогда, когда заинтересованные стороны

видят для себя выгоду. С точки зрения владельцев бизнеса (акционеров)

выгода заключается в приросте капитализации вновь создаваемой компа-

нии по сравнению с капитализацией ее составляющих, такой прирост на-

зывают эффектом синергии. В науке под ним понимают согласованное,

взаимно усиливающее действие двух или нескольких подсистем, увеличи-

вающее упорядоченность (уменьшающее энтропию) системы в целом, в

результате чего единая система производит больший эффект, нежели ее

подсистемы в отдельности. Как правило, получая выигрыш в стоимости

компании, обе стороны заинтересованы в успешности слияния.

Направления развития любой компании можно представить в виде

трех укрупненных основных блоков:

1) развитие за счет экстенсивного роста;

2) развитие за счет интенсивного, инноваци онного роста;

3) развитие через сделки слияний и поглоще ний. Предполагает со-

вмещение первых двух блоко в за сче т пр иобретен ия др уги х ком па ний,

владеющих технологиями, присутствую щих на новых рынках или просто

владеющих необходимыми мощностями для производства продукции и

т.д.

Развитие через слияния и поглощения

В последнее время большинство российских компаний декларируют

важным элементом своей стратегии развитие через сделки М&А. В период

роста экономики, который наблю дался в России на протяжении последних

лет, это стало особенно актуальным. Стратегию компании, в свою очередь,

можно представить через совокупность отдельных функциональных стр а-

тегий, которые в самом общем виде представляют собой следующие бло-

ки:

— продуктовая стратегия;


88


— производственная стратегия;

— маркетинговая стратегия;

— финансовая стратегия.

Каждая из стратегий отвечает на соответству ющий вопрос:

Что производить?

— Как производить?

— Как продавать?

— За счет чего финансировать?

На современном этапе слияния и поглощения стали носить неотъ-

емлемый характер для нор мального развития всей экономики в ц елом и

каждой развивающийся компании в частнос ти. В этой связи необходимо

дополнить стратегию фирмы за счет блока стратегии М&А. О тча с ти зде с ь

м о ж е т во зн и кн уть п р о ти во речие, поскольку стратегия М&А на первый

взгляд являе тся лиш ь средством, допо лняю щим основные направления

общей стратегии компании. Например, продуктовая стратегия зак люча-

ется в том, чтобы производить опре деленный набор продуктов на своем

ключевом рынке. Но за счет своих собственных возмож ностей фирма это-

го сделать не может. И толь ко при помощи М&А компания в достаточно

короткий срок может позволить себе ре ализовать продуктовую стратегию.

Получается, что в данном случае М&А действительно является лишь сред-

ством достижения реализации прод уктовой стратегии. Однако е с л и р а с-

с м о тр е ть во п р о с с то ч ки з р е н и я общей стратегии, то блок М&А носит

вполне самостоятельный характер, поскольку декларирует то, что ко м-

пания развивается во всех направлениях и стремится занять определен -

ные позиции на рынке.

Рассмотрим этапы процесса М&А и оценим синергию

Проце с с ре а лиза ции ф ункции с лия н ия и поглощения, как пра-

вил о, вкл ючае т в себя н е с к о л ьк о п о с л е д о ва те л ь н о о с у щ е с т вл я е м ы х

э та п о в. Ка ж д ый и з н и х и м ее т о п ре де л е н н ую ц е л ь и за ве рш ае тс я о п р е-

деленным результатом.

Как видно из таблицы 1, широта задач, которые приход итс я ре-

ш а т ь в р а м к а х п р о ц е с са М&А, достаточно велика. Для того чтобы ре-

зультат был успешен, и компания не приобретала активы, которые в по-

следующем снизят стоимость консолидированного бизнеса, сле дует

очень внимательно отнестись к каждому из них. Любой документ, любая

цифра, любое з а кл юче н и е д о л ж ны бы ть п о д г о то вле н ы и выверены

профессионалами. Именно широта задач и требования к профессионал ь-

ной квалификации и обуславливают проектную структуру для организации

процесса слияний и поглощений в компании.

Для начала определим основную функцию структурного подраз-

деления М&А любой ком пании, которая декларирует слияния и погл о-

щение как часть своей стратегии. Главная функция подразделения М&А -

89


это эффективное управление процессом слияний и поглощений в комп а-

нии. Ключевое слово в данной формулировке — «эффективное».
Таблица 1 – Ключевые моменты процесса М&А
Достаточно большое количество исследова ний западных и отече-

с т ве н н ы х э к о н о м и с то в п о с в я щ е н о в о п р о с у э ф ф е к т и в н о с т и с д е л о к

сл ия ни й и по гл ощ ен и й. О сн о вно й пр ин ц ип, который выделяют авторы

— это синергия сливающихся компаний. Об этом пишут Кэмпбелл Э.,1 Го-

хан Патрик2 и другие. Российские авторы вторят своим западным коллегам,

применяя в оценках эффективности сделок тот же подход, например

Гвардин С.В.3, Игнатишин Ю4. и др.

Однако декларация очевидного преимущества синергии любой

сделки не всегда может быть реализована на практике, особенно с пол о-

жительным эффектом для самой компании. Стоимость, котор ую м огут

создать синер гети чес кие эфф е кты, о п реде ля е тся н а о сн о ве с о п о с та в-

л е н и я вн у т р е н н и х во з м о ж н о с те й компании и кандидатов на слияние
1 Кэмпбелл Э., Саммерс К.Л. Стратегический синергизм. – СПб: Питер, 2008

2

3

Гохан Патрик А. Слияния, поглощения и реструктуризация компаний – М.: Альпина Бизнес Букс, 2007

Гвардин С.В. Создание добавленной стоимости компании при сделках слияний и поглощений. Росси-

ский опыт – М: Эксмо, 2008

4

Игнатишин Ю. Исследования российского рынка слияний и поглощений в 2006 г. // Рынок ценных бумаг.

– 2007. - №6.

90



Этап/цель

Результат

1

Определение места М&А в планах дол-

госрочного развития

Стратегия развития компании

2

Анализ рынка, выбор компании-цели

Меморандум отрасли

3

Комплексный анализ хозяйствен-ной

деятельности компании-цели

Заключение по процедуре due diligence

компании

4

Оценка компании цели

Заключение о стоимости компа-нии,

выявление диапазона цены сделки

5

Выявление потенциального эффекта от

сделки

Инвестиционный меморандум

6

Разработка структуры сделки

Поэтапный график проведения сделки

7

Разработка схемы финансирования сделки

План-график финансирования сде л-

ки, (открытие кредитной линии в случае

с LBO)

8

Защита перед собственниками компа-

нии, либо лицом, принимающим реше-

ние

Решение совета директоров, либо дру-

гого уполномоченного органа о сделке

9

Руководство сделкой и ее проведение

Заключение сделки, перевод денег, ак-

ций/долей

10

Интеграционные мероприятия, кон-

троль плановых показателей, анализ

сделки

Факт/план анализ, причины отклоне-

ния, управленческие решения на при-

обретенном объекте



или поглощение. В самом общем виде расчет производится сум -

мированием экономии на масштабе (эффекта, пол учаемого за счет объ е-

динения упра влен ческого персонала, функциональных служб и т.п.) и

таких эффектов, как перекрестные про дажи, доступ к новым рынкам,

трансфер технологий. Из этого необходимо вычесть издержки на реализа-

цию таких эффектов.

Позиция подразделения М&А в организационной структуре пред-

приятия

Анализ структуры компаний, которые имеют обособленное подраз-

деление, отвечающее за слияния и поглощения, показал, что поз иция и

подчиненность этого подразделения в общей стр уктуре мо же т ва р ьир о-

ваться следующим образом (рис. 1):


Рисунок 1 – Возможное место подразделения М&А в структуре компании
1) отдельная ф ункциона льная единица (на линейном уровне все х

ключевых дирекций) (цифра 1);

2) подразделение функционально подчинено финансовому директо-

ру (цифра 2);

3) подразделение функционально подчинено юридическому дирек-

тору (цифра 3).

На практике подчинение юридическому или финансовому директору

не является типичной ситуацией и зависит скорее от личностей конкре т-

ных директоров, которые имеют осо бое влияние в компании, чем от созна-

тельной производственной необходимости. Из -за подобного подчинения

высока вероятность искажения объективной оценки в интересах конкре т-

ных лиц. Для принятия решения все аспекты должны быть рассмотрены и

изучены достаточно тщательно, что может не соблю даться при данной

структуре ввиду целого ряда субъективных факторов.

При анализе компаний не было выявлено ни одного случая, чтобы

подразделение М&А находилось, например, под коммерческим или техн и-

ческим директорами. Наиболее рациональ ной и организационно правиль-

ной является структура, где подразделение М&А находится отдел ьно на

линейном уровне со всеми другими ключевыми дирекциями. Это обуслов -


91





лено самой природой процесса реализации проектов М&А, а также тем,

что стратегия М&А, должна быть интег рирована в общую стратегию ком-

пании на одинаковом уровне с другими функциональными стратегиями.

Как правило, для реализации стратегии слияний и поглощений ха-

рактерен проектный подход менеджмента. Это связано именно со спец и-

фикой процесса, так как при реше нии вопроса о приобретении бизнеса не-

обходима работа и профессиональные заклю чения специалистов в узки х

областях, таких как корпоративное право, налогообложение, бухгалте р-

ский аудит, производственный аудит и т.д.
к.э.н. Николаева Е.В.

Челябинский государственный университет

г. Челябинск
ВЗАИМОСВЯЗЬ УРОВНЯ ТРАНСАКЦИОННЫХ ИЗДЕРЖЕК

КРУПНЕЙШИХ КОРПОРАЦИЙ РЕГИОНА И ЕГО

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
Проблема повышения эффективности развития региона актуальна на

макро-, мезо- и микроуровне, так как она является определяющей для эф-

фективной деятельности отдельных экономических систем и хозяйствую-

щих субъектов.

Традиционно к основным задачам управления региональным разви-

тием можно отнести: обеспечение самостоятельности и самодостаточности

регионального хозяйства, регулирование регионального рынка и управле-

ние собственностью, решение социальных задач.

Говоря об эффективности развития региона в первую очередь след у-

ет рассматривать его экономический потенциал. Экономический потенци-

ал региона — совокупность имеющихся в наличии и возможных для моби-

лизации ресурсов региона, необходимых для его развития при условии

максимального использования имеющихся возможностей для производст-

ва конкурентоспособной продукции и наиболее полного удовлетворения

потребностей нынешнего и будущего поколений, с учетом интересов госу-

дарства и бизнеса.

Одной из важнейших составляющих экономического потенциала ре-

гиона в свою очередь является финансовый потенциал (финансовые ресур-

сы региона, предприятий, населения), который представлен как совокуп-

ность фондов денежных средств, находящихся в распоряжении государст-

ва, корпораций, создающаяся в процессе распределения и перераспределе-

ния совокупного общественного продукта и национального дохода. На со-

временном этапе развития корпораций важную роль в оценке ее экономи-

ческой эффективности играет анализ трансакционного сектора. Размер

трансакционного сектора корпорации оказывает значительное влияние как


92


на финансовые показатели эффективности деятельности корпорации, так,

следовательно, и на размер налоговых отчислений корпорации. Это в свою

очередь определяет объем доходов региона и особенно актуально для

крупнейших налогоплательщиков в регионе.

Высокие трансакционные затраты приводят к снижению экономиче-

ских показателей корпорации (выручки, прибыли). В свою очередь на ве-

личину трансакционных издержек корпорации оказывают влияние сле-

дующие основные факторы:

1. Размер корпорации, участие в интеграционных процессах;

2. Структура и качество управления корпорацией.

Во-первых, следует рассматривать размер корпорации как фактор,

оказывающий основное воздействие на результаты деятельности и величи-

ну трансакционных издержек. Часто именно крупные корпорации сталки-

ваются с проблемой роста трансакционных издержек. Это связано с одной

стороны с увеличением внешних трансакций (сделок) фирмы, а с другой

стороны, укрупнение корпорации ведет к росту внутренних трансакцион-

ных издержек, обусловленных обменом информацией внутри компании,

возникновением оппортунизма в отношениях между инвесторами и ме-

неджментом.

Рассматривая размер корпорации, особое внимания следует уделить

интеграционным процессам, имеющим место в большинстве отраслей эко-

номик развитых и развивающихся стран. В результате укрупнения в кор-

порациях происходит не только изменение внутренней структуры органи-

зации. С переходом на новую структуру управления меняется уровень

трансакционных издержек, часть из которых трансформируется из внеш-

них во внутрифирменные. Очевидно, что изменяются и показатели эффек-

тивности. Механизм объединения и концентрации капитала широко при-

меняется российскими компаниями. Р. Коуз считает, что фирмы стремятся

сокращать свои трансакционные издержки, заменяя систему рыночных о т-

ношений механизмом централизованного административного руководства.

То есть фирмы экономят на трансакционных издержках производя продукт

или услугу сами, не покупая их на рынке. Такая стратегия ведет к сокра-

щению затрат на поиск информации о поставщиках и потребителях, затрат

на ведение переговоров и заключение контрактов, а также издержек оп-

портунистического поведения контрагентов (особенно монополистов).

С другой стороны концентрация и объединение ресурсов ведет к

значительной экономии на масштабах деятельности, что в свою оч ередь

способствует сокращению постоянных трансакционных издержек на ед и-

ницу продукции. Однако с расширением интегрированной структуры про-

исходит ухудшение управляемости корпорацией в целом, повышение ст е-

пени бюрократизации. Происходит чрезмерное «распыление» средств,

снижение эффективности использования фондов, увеличение количества

93


самостоятельных подразделений компании ведет к росту объемов внут-

ренних трансакций между ними.

На практике неинтегрированные компании в процессе осуществле-

ния сделки сталкиваются с издержками поиска информации, ведения пер е-

говоров, заключения контрактов. Эти затраты значительно возра стают в

условиях нестабильности экономики. Еще одним фактором, вызывающим

рост трансакционных издержек, выступает обладание контрагентом сп е-

цифическими активами, что создает возможность для оппортунистическ о-

го поведения с его стороны. В результате интеграции, к огда происходит

включение контрагента в структуру корпорации, рыночная модель взаим о-

действия заменяется административной. При этом исчезают издержки п о-

иска партнеров и заключения контрактов, а специфические активы вовл е-

каются в структуру собственности предприятия, сни жая тем самым из-

держки оппортунизма. Таким образом, значительно сокращаются внешние

трансакционные издержки.

Однако свойство трансакционных издержек видоизменяться ставит

под сомнение экономию затрат от использования этих форм. Дело в том,

что в случае вертикальной интеграции внешние трансакционные издержки

трансформируются во внутренние – издержки управления. Происходит ук-

рупнение и усложнение организационно - управленческой и имущественной

структуры, что влечет за собой увеличение издержек учета, контроля, пла-

нирования, координации деятельности структурных подразделений пре д-

приятия, а также затрат по унификации и стандартизации деятельности

новых подразделений в рамках компании. Зачастую такие издержки дост и-

гают больших размеров, что ведет к потере гибк ости и неэффективности

деятельности крупного предприятия в динамично развивающейся внешней

среде.

Решением данной проблемы, по мнению многих ученых, является

разукрупнение корпораций, либо децентрализация их организ ационно -

управленческой структуры. При этом подразделения получают большую

самостоятельность в принятии решений, что повышает их деловую акти в-

ность. Подразделения трансформируются в так называемые бизнес -

единицы (profit-центры) с рыночным механизмом координации деятельн о-

сти. Однако такой механизм ко ординации способствует появлению тран-

сакционных издержек, так как механизм реализации трансакций внутри

корпорации аналогичен механизму осуществления трансакций между

предприятием и внешним контрагентом.

Таким образом, существует порог, за которым положительный эф-

фект от снижения трансакционных издержек в процессе интеграции будет

нивелироваться упомянутыми выше отрицательными аспект ами, то есть

экономия на внешних трансакциях будет «съедаться» перерасходом на

внутренних. Данное явление наблюдается во мног их интегрированны х

структурах в России. Предприятия наращивают мощности, диверсифиц и-


94


руют свою деятельность, но негативные последствия укрупнения и «ра с-

пыления» капитала препятствуют росту эффективности производства.

Анализ влияния уровня трансакционных издержек на эффективность

корпораций и социально -экономическую эффективность региона был про-

веден на примере пяти крупнейших налогоплательщиков Челябинской о б-

ласти: ОАО Магнитогорский металлургический комбинат, ОАО Мечел,

ОАО Челябинский электрометаллургический комбинат, ОАО Челябинский

трубопрокатный завод, ОАО Челябинский цинковый завод. Следует отм е-

тить, что на финансово - хозяйственную деятельность рассматриваемы х

субъектов достаточно сильно влияют вышеуказанные факторы роста тра н-

сакционных издержек. Во - первых, это размер корпораций, а речь идет

именно о крупнейших предприятиях области. Что в свою очередь пред о-

пределяет усложнение структуры управления.

И, во-вторых, анализируемые корпорации можно отнести к верти-

кально интегрированным структурам. Это позволяе т им с одной стороны

экономить на раде производственных затрат, с другой стор оны – снизить

трансакционные издержки. На основе финансовой отчетности за ряд лет

были проанализированы такие показатели как управленческие и коммерч е-

ские расходы, выручка, налог на прибыль корпораций.
Таблица 1 – Трансакционные издержки крупнейших

корпораций Челябинской области

В качестве показателя уровня трансакционные издержки был взят

показатель доли коммерческих и управленческих расходов в выручке ко р-

порации. Наблюдается рост уровня трансакционных издержек у большин-

ства корпораций (за исключением ОАО «Челябинский электрометаллург и-

ческий комбинат»). Причем у некоторых из них доля накла дных расходов

в выручке увеличилась более, чем в два раза за рассматр иваемы период.

Далее представлена динамика расходов корпораций по текущему налогу на

прибыль. Достаточно четко прослеживается тенденция сокращения теку-

щего налога на прибыль корпораций в 2007 -2009 годах. Особенно значи-

тельное снижение наблюдается в 2009 году.

Анализируя динамику показателей «уровень трансакционных издер-

жек» и «налог на прибыль» корпораций можно проследить тенде нцию к


95

Корпорация

2007 г., %

2008 г., %

2009 г., %

ОАО "ММК"

0,05

0,05

0,06

ОАО "Мечел"

0,09

0,14

0,18

ОАО "ЧЦЗ"

0,03

0,037

0,042

ОАО"ЧЭМК"

0,05

0,012

0,014

ОАО "ЧТПЗ"

0,11

0,11

0,17



разнонаправленному их изменению. Проведенные автором ранее исслед о-

вания доказывали прямую зависимость между уровнем транса кционных

затрат и прибылью корпорации в 2004 - 2007 годах. На основании чего был

сделан вывод о том, что «расходуя» на коммерческие и управленческие

нужды корпорация повышает свою эффективность за счет улучшения к а-

чества управления, повышения эффективности продаж и т.п. Рассматр и-

ваемый в статье период (2007 -2009 гг.) являлся кризисным для экономики

страны и потребовал от предприятий повсемес тного сокращения расходов,

в том числе и направленных на стимулирование развития корпорации.
Таблица 2 – Налог на прибыль крупнейших

корпораций Челябинской области

* в долларах США
Таким образом, одним из факторов снижения эффективности корпо-

раций области (а именно показателя прибыли) стал рост расходов на

управление и коммерческих расходов. А снижение прибыльности круп-

нейших налогоплательщиков, несомненно, негативно отразилось на фи-

нансовом развитии региона.
Новокшанова Н.А.

Институт экономических

исследований МЭРТ РК

г. Астана
АНАЛИЗ ПРОГРАММ ИННОВАЦИОННОГО

РАЗВИТИЯ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН
Основной программой развития Республики Казахстан является

«Стратегия - 2030», под данный основной документ принимаются кратко-

срочные и среднесрочные программы, направленные на обеспечение ус-

тойчивого экономического роста. С целью переориентации экономики от

сырьевой направленности Правительством Республики Казахстан в 2 003

году была принята «Стратегия индустриально-инновационного развития

Республики Казахстан на 2003-2015 годы». Дополнительно для обеспече-

ния выполнения целей и задач обозначенной стратегии в последующем,

также принимались различные программы по секторам экономики.


96

Корпорация

2007 г., тыс. руб.

2008 г. , тыс. руб.

2009 г., тыс. руб.

ОАО "ММК"

12018627

10511795

507675

ОАО "Мечел"*

356320

118887

18893

ОАО "ЧЦЗ"

641121

0

35855

ОАО"ЧЭМК"

556196

647763

462047

ОАО "ЧТПЗ"

1338358

459531

238761



Стратегия индустриально-инновационного развития Республики

Казахстан на 2003-2015 годы

Цель Стратегии – достижение устойчивого развития страны, способ-

ствующего отходу от сырьевой направленности, путем дальнейшей модер-

низации, диверсификации и повышения конкурентоспособности нацио-

нальной экономики, подготовка условий для перехода в долгосрочном

плане к сервисно-технологической экономике.

Ввиду отсутствия в Стратегии промежуточных целевых индикато-

ров, что является существенным недостатком Стратегии, оценить степень

достижения основных результатов, обозначенных в качестве ожидаемых,

не представляется возможным.

Планом мероприятий на 2009-2011 годы по реализации Стратегии на

2009 год было предусмотрена реализация 117 мероприятий. Из них не реа-

лизованы 4 мероприятия.

Несмотря на определенные результаты, политика диверсификации и

инновационного развития не была реализована в полной мере в связи с на-

личием ряда системных дефектов, объективно присущих ресурсным эко-

номикам стран с развивающимися рынками:

- проявляются симптомы «голландской болезни» экономики, способ-

ствуя воспроизводству эффекта перераспределения ресурсов (инвестици-

онных, трудовых) в сырьевой сектор;

- рыночный механизм в этот период оказался не в состоянии пода-

вать сигналы, предотвращающие «перегрев» отдельных секторов экономи-

ки и не смог помочь государству выстроить «правильную» структуру эк о-

номики.

Как следствие, в основной массе поток иностранных инвестиций был

направлен в сектора экономики, позволяющие получить сверхприбыль в

достаточно короткий срок (нефтегазовый, горнодобывающий и др).

Масштабы выделенных государственных инвестиций на диверсифи-

кацию были недостаточны и распылены, что не могло привести к каким-

либо серьезным структурным сдвигам. В результате структура экономики

сохранила сырьевую направленность, а структура занятости характеризует

низкую эффективность использования трудового потенциала.

Программа «30 корпоративных лидеров Казахстана» (срок реа-

лизации – 2007-2030 годы)

Цель – консолидация усилий бизнеса и государства в создании но-

вых и модернизации существующих производств, обеспечивающих дивер-

сификацию и развитие экспортного потенциала несырьевого сектора эко-

номики страны.

В Программе сосредоточены проекты укрепляющие и развива ющие

корпоративных лидеров, а также направленные на реализацию прорывных

проектов, которые имеют значительный мультипликативный эффект и на-

правлены на существенную диверсификацию отечественной экономики.


97


Целевыми показателями согласно программного документа

являются:

-формирование в Казахстане корпораций, конкурентоспособных на

региональном и мировом рынках товаров и услуг;

-увеличение доли несырьевого сектора в структуре ВВП;

-развитие системы биржевой торговли, выход компаний на мировые

фондовые и товарные биржи;

-создание и развитие работающего механизма государственно-

частного партнерства.

Промежуточные целевые индикаторы Программой не предусмотре-

ны. Поэтому оценить степень достижения поставленных задач не пред-

ставляется возможным. Фактически достигнутыми целевыми индикатора-

ми являются:

- доля несырьевого сектора в структуре ВВП составила 83,5% на ко-

нец 2009 года; тогда как этот показатель в 2007 году был равен 84,9%. Та-

ким образом, по результатам двух лет, произошло не увеличение, а напро-

тив уменьшение доли несырьевого сектора в структуре ВВП 1;

- имеются рабочие торговые площадки на Казахстанской фондовой

бирже и в рамках РФЦА;

- механизм государственно-частного партнерства реализуется через

концессии и создание специальных проектных организаций.

Что касается исполнения мероприятий, членами Государственной

комиссии уже рассмотрено порядка 240 прорывных проектов, из которых

на сегодняшний день отобрано к реализации 79 проектов, реализ уется 45.

За 2009 год 10 (22%) завершены, 31 проект находится в процессе реализа-

ции (процент выполнения от 25 до 75%).

Программа по формированию и развитию национальной

инновационной системы Республики Казахстан на 2005 – 2015 годы

Целью программы является формирование инновационной системы

открытого типа, обеспечивающей создание конкурентоспособного конеч-

ного продукта на основе использования отечественного, а также зарубеж-

ного научного потенциала и технологий.

Целевыми показателями, согласно программному документу явля-

лись:

- увеличение удельного веса услуг научной и научно-инновационной

деятельности в ВВП с 0,8% в 2005 году до 1,7% к 2015 году;

- увеличение прямых иностранных инвестиций в инновационную и

научно-исследовательскую деятельность Казахстана в 15-20 раз к 2015

году по сравнению с 2003 годом;

- создание на первом этапе 7 региональных технопарков;

-организация 12 технологических бизнес-инкубаторов при крупных


1
Под несырьевым сектором подразумевается все сектора экономики в структуре ВВП за исключением

горнодобывающей промышленности

98


технологических университетах и технопарках и 8 учебных центров при

технопарках.

В программе не были предусмотрены промежуточные целевые

показатели на отчетный период.

Соотношение финансирования науки к ВВП остается по-прежнему

на крайне низком уровне. Внутренние затраты на исследования и

разработки к ВВП составили в 2003 и 2004 годах – 0,25%, в 2005 году –

0,28%, в 2006 году – 0,24%, в 2007 и 2008 годах – 0,21% и 0,22%

соответственно, в 20091 – 0,24%.

По данным Агентства по статистике Республики Казахстан, в струк-

туре затрат на научные исследования и разработки по источникам финан-

сирования, доля прямых иностранных инвестиций последние годы заметно

снижается, в 2007 году она составляла 1,7 %, то 2008 году этот показатель

снизился до 1 %.

Из запланированных к созданию 6 национальных технологических

парков и зон, ни один парк в полной мере не функционирует (проводятся

работы по созданию и развитию только парка информационных техноло-

гий, парка ядерных технологий и нефтехимического технопарка). Из 7 ре-

гиональных технопарков создано только 3. Не созданы запланированные

12 технологических бизнес – инкубаторов при крупных технологических

университетах и технопарках и 8 учебных центров при технопарках.

Программа по своей структуре и изложению носит больше научный

характер, чем прикладной. Это стало одной из основных причин, что

запланируемые в ней результаты не были достигнуты в полной мере.

К примеру, роль технопарков в инновационной системе в настоящее

время размыта, они занимаются и прикладными исследованиями,

коммерциализацией инноваций, региональным развитием и развитием

деловой среды.

Низкий удельный вес услуг научной и научно-инновационной

деятельности в структуре ВВП свидетельствует о том, что в Казахстане

недостаточно развито инновационное предпринимательство.

В Казахстане присутствуют все необходимые институты

инновационного развития, созданы материальная база, инновационная

инфраструктура, высокий образовательный и научно-технический

потенциал, сложилось позитивное отношение академической среды к

сотрудничеству с бизнесом, формируются базы данных инновационных

проектов.

Государственная программа по форсированному индустриально-

инновационному развитию на 2010-2014 гг. (ГПФИИР)



1

Предварительные данные за 2009 год. Агентство по статистике Республики Казахстан.

99


Правительство Республики Казахстан пришло к пониманию того, что

раннее принятые государственные программы, направленные на диверси-

фикацию экономики, недостаточно эффективны по следующим причинам :

1) Причины системного характера:

большое число программ, зачастую дублирующих цели друг друга

отсутствие эффективных инструментов мониторинга

2) Причины финансового характера:

недостаточное финансирование

неэффективное распределение финансовых ресурсов и допущение

финансовых нарушений

негативное влияние мирового финансового кризиса

В настоящее время уже разработана и принята Госпрограмма по

форсированному индустриально-инновационному развитию на первые

пять лет в рамках стратегического плана развития Казахстана до 2020 года.

ГПФИИР была бы невозможна без предыдущих программ. Для

ПФИИР первым и самым мощным толчком стала Стратегия индустриаль-

но-инновационного развития, чей пик активности пришелся на 2003–2005

годы. Инициативы тех лет сыграли важную роль: была создана законода-

тельная и институциональная инфраструктура, впервые появились кон-

кретные инструменты поддержки реального сектора, начался конкструк-

тивный диалог государства и частного сектора. В рамках прежних пр о-

грамм — Стратегии индустриализации, программы «30 корпоративных

лидеров» и других — правительством проведены серьезные исследования

конкурентоспособных секторов экономики, начали разрабатываться мас-

тер-планы, созданы институты развития, появились первые проекты в ин-

дустриальной сфере с элементами инноваций. 1

Для реализации ГПФИИР будут утверждены 10 отраслевых про-

грамм развития. Основой при разработке отраслевых программ являются

23 мастер-плана, которые позволили выявить оптимальные технологии

производства продукции, потенциальные рынки сбыта и уровень конку-

ренции, а также возможность участия малого и среднего бизнеса, необхо-

димые инструменты и меры поддержки. Госпрограмма и 10 новых отрас-

левых программ интегрируют в себя вышеуказанные документы - Страте-

гии индустриально-инновационного развития, кластерных инициатив, про-

граммы «30 корпоративных лидеров», и других. В процессе интегрирова-

ния учитывались все недостатки этих документов.

Сейчас общее число интегрированных экономических документов

составляет 52. Новая иерархия экономических программ Казахстана б удет

выглядеть следующим образом. Базовый документ – госпрограмма инду-

стриального развития, определяющая основные приоритетные направле-


1
Исекешев А. Одномоментно стать «крутыми новаторами» невозможно.//ЭФИ: Экономика. Финансы.

Исследования. 2010. №2. С. 36.


100











ния и общесистемные меры, требующие межотраслевой координации, а

также источники финансирования.

Основной целью государственной программы форсированной инд у-

стриализации страны стало повышение конкурентоспособности экономики

Казахстана в долгосрочном периоде, а также увеличение ВВП до 2015 года

на 7 триллионов тенге, или примерно на 50 процентов ВВП 2008 года. В

результате реализации данной программы к 2014 году Казахстан также

должен достичь следующих результатов: повышение производительности

труда на 50% в обрабатывающем секторе и на 100% - в отдельных секто-

рах экономики, доведение доли несырьевого экспорта до 40%, снижение

энергоемкости ВВП на 10% от уровня 2008 года, увеличение до 10% доли

инновационных предприятий от числа действующих.

Разработанная Госпрограмма обеспечит бизнесу льготное финанси-

рование проектов, грантовую поддержку, будет содействовать продвиже-

нию экспорта, а также - посредством госзакупок - увеличению казахстан-

ского содержания, гарантировать спрос на продукцию отечественных

предприятий. Госпрограмма будет направлена, прежде всего, на бизнес -

инициативы с конкурентоспособным и высокотехнологичным производст-

вом в приоритетных отраслях экономики, для реализации которых будут

создаваться условия и оказываться меры государственной ресурсной и фи-

нансовой поддержки.
К.э.н. Орехова С.В.

Уральский государственный

экономический институт

г. Екатеринбург
ФОРМИРОВАНИЕ КОНКУРЕНТНЫХ ПРЕИМУЩЕСТВ ФИРМЫ

ЧЕРЕЗ ПРИЗМУ СОВРЕМЕННОЙ РЕСУРСОНОЙ ТЕОРИИ
Ресурсный подход подчеркивает уникальность каждой компании и

полагает, что ключом к прибыльности является не повторение модели по-

ведения других фирм (прямой бенчмаркинг), а эксплуатирование различий

между ними. Создание конкурентного преимущества предполагает форму-

лирование и реализацию стратегии, основанной, прежде всего, на внутре н-

них факторах: на уникальности багажа ресурсов и способн остей каждой

фирмы. Способность фирм применять конфигурации ра зличных активов,

соединять ресурсы со знаниями является основой конкурентоспособности

в современном мире.

Последние исследования в области выбора инновационной стратегии

фирмы и поиска устойчивых конкурентных преимуществ все большее

внимания уделяют ресурсному подходу и ее современному ответвлению -

концепции динамических способностей. Тем не менее, многие теоретиче-


101


ские и методические дефиниции в ресурсной концепции остаются не до

конца понятными, неочевидна их сущность, структура и пр ичинно-

следственная связь.

Основной задачей данной работы является уточнение логической

структуры понятийного аппарата теории динамических способностей

фирмы, что позволило бы, на наш взгляд, изучать такие исследовательские

проблемы как:

1. влияние отдельных ресурсов на формирование ключевых компе-

тенций фирмы;

2. обоснование выбора различных типов ресурсов в зависимости от

стадии жизненного цикла компании;

3. измерение эффективности динамических способностей и ключе-

вых компетенций фирмы.

Существует достаточно много точек зрения на соотношение понятий

«ресурсы», «способности» и «компетенции», их влияние на конкуренто-

способность бизнеса.

Авторский взгляд на механизм формирования конкурентных пре-

имуществ в контексте современной ресурсной теории представлен на ри-

сунке 1.

Конкурентные преимущества, в теоретических исследованиях бол ь-

шинства ученых называемые устойчивыми, касаются создания такого пр о-

дукта, который в глазах потребителя существенно бы отличался от других,

имеющихся на рынке. Продукт в данном смысле уже не рассматривается

как некий товар, работа, услуга, а представляет собой «пучок потребитель-

ской ценности», состоящий из характеристик самого товара, предпродаж-

ного и послепродажного сервиса, цены, брэнда и многих других атрибутов.

Потребителя, по большому счету, не интересует, каким образом было дос-

тигнуто данное конкурентное преимущество, его интересует сам продукт.

Однако с точки зрения успешного управления и развития самой

фирмы уже очевидно, что она должна обладать неким набором ресурсов и

способностей, которые формируют ключевые компетенции, позволяющие

ей создавать конкурентоспособные продукты.

Поясним механизм взаимодействия ресурсов и способностей фирмы,

которые, в свою очередь, формируют ключевые компетенции фирмы.

Согласно концепции динамических способностей, ресурсы - это спе-

цифические для фирмы активы, которые трудно, если вообще возможно,

имитировать » [Teece, Pisano and Shuen, 1997, p. 516].

Классификация ресурсов, как правило, учитывает такие их типы, как

финансовые, физические, человеческие, технологические, организацио н-

ные (системы контроля качества, корпоративная культура и т. д.) и репута-

ционные [ Hofer and Schcndel, 1978, p . 145]. Грант расширил пятиэлемен т-

ную типологию К. Хофера и Д. Шендела, добавив к ней шестой тип - не-

102


материальные ресурсы (например, репутация, узнаваемость брэнда, гуд-

вилл) [Grant, 1991, р. 119].
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   36


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации