Девяткин Е.А. Антимонопольное регулирование - файл n1.doc

Девяткин Е.А. Антимонопольное регулирование
скачать (994 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc994kb.20.11.2012 14:49скачать

n1.doc

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

Тема 1. Становление антитрастового (антимонопольного) законодательства. Антитрастовое законодательство США.



В современной экономике совершенно конкурентные рынки встречаются редко — это скорее идеал, к которому можно стремиться, чем реальная действительность.

Совершенная конкуренция определятся разными авторами по-разному1:

  1. жесткая конфликтная состязательность хозяйствующих субъектов, когда ни один из них не в состоянии оказать решающего влияния на общие условия реализации однородного товара на данном рынке;

  2. состязание экономических субъектов на товарном рынке, при котором ни один из них не в состоянии оказать решающее влияние на общие условия реализации однородного товара на данном рынке;

  3. вид отраслевого рынка, на котором много фирм продает стандартный товар и ни одна из фирм не имеет достаточно большой доли рынка, чтобы влиять на цену продукта. Цена для каждой фирмы считается заданной рынком. Вход и выход из отрасли свободны;

  4. состязательность большого числа мелких покупателей и продавцов, каждый из которых обладает достаточно полной рыночной информацией, а потому ни один из них не может контролировать рыночный спрос, поставку товара на рынок или цену на него. Продукт стандартный. Барьеров входа-выхода нет;

Когда мы покупаете автомобиль от «Ford» или «Toyota», гамбургеры от «Mcdonalds», компьютер от IВМ или «Apple », мы имеем дело с фирмами достаточно большими, чтобы влиять на рыночную цену. В самом деле, многие рынки в современной экономике находятся во власти нескольких крупных фирм, иногда всего двух или трех. И получается, что мир, в котором мы живем, - мир несовершенной конкуренции.

Модель совершенной конкуренции характеризуется пятью признаками:


Кривая спроса для отдельной фирмы имеет вид прямой, параллельной горизонтальной оси. Для всего же рынка кривая спроса имеет отрицательный наклон, а кривая предложения – положительный. Пересечение кривой спроса и предложения дает точку рыночного равновесия, которой соответствует рыночная цена и равновесный объем продаж. На конкурентном рынке реализуются максимальные объемы продукции.

При соблюдении этих условий возникает действительно равноправное положение всех участников рынка. Такой рынок позволяет перераспределять ограниченные ресурсы общества в пользу наиболее эффективно работающих предприятий. На рынке свободной конкуренции производитель может увеличить свои прибыли, лишь снизив издержки производства.

Рынок с такими чертами называют “идеальным” или “свободным”. В реальной жизни каждый из этих признаков рынка может нарушаться (и нарушается): государство может влиять на цены, между продавцами заключаются соглашения с целью давления на покупателей, наличие коммерческой тайны препятствует получению полной информации и т. п.
Конкуренция является благом для общества в целом, так как именно конкуренция заставляет производителей учитывать потребности общества, повышать качество продукции, снижать издержки производств, внедрять достижения НТП и т.д.

В то же время для производителей конкуренция – зло, предприниматели стараются ее избежать (тайные соглашения, слияния фирм и т.п.).

Антимонопольное законодательство не относится к первым попыткам по формированию регулируемой конкуренции. Впервые регулирование конкурентных отношений возникло в середине ХIХ века в рамках законодательства о пресечении недобросовестной конкуренции, когда назрела необходимость в правовом регулировании методов и средств ведения конкуренции с тем, чтобы уберечь от дезорганизации товарно-денежные отношения (к слову, известнейший экономист Адам Смит заходил в вопросе обеспечения конкуренции так далеко, что предложил конкурировать даже попам, для более полной свободы вероисповедания).

Антимонопольное законодательство - система нормативных актов, отдельных правовых норм и институтов, призванных обеспечить защиту покупателя от монополии производителя путем установления экономических, организационных и других ограничений (регулирование процессов ценообразования на предприятиях-монополистах, система юридических санкций и т.д.). В США именуется антитрастовым законодательством.1

Исторически сложилось два типа антимонопольных законов. Первый из них предусматривает формальное запрещение монополии, второй строится на принципе контроля за монополистическими объединениями и ограничения их злоупотреблений.2

Речь идет об антитрастовом законодательстве США и европейской системе антимонопольного законодательства, которая предусматривает контроль за монополистическими объединениями в целях недопущения ими злоупотреблений за счет своего господствующего положения на рынке. В странах европейской системы антимонопольного законодательства предусмотрена регистрация определенных видов соглашений о создании монополий или существенном ограничении конкуренции. При противоречии указанных соглашений интересам эффективного развития экономики с точки зрения конкуренции на рынке государственный орган, регистрирующий подобные соглашения, вышестоящий государственный орган или суд признает их недействительными.

Наиболее разработанным принято считать антитрастовое законодательство США, имеющее к тому же и наиболее давнюю историю

История регулирования американской промышленности насчитывает уже более ста лет и восходит к образованию Комитета по межштатному транспорту и торговле в 1887 году, который был создан как для предотвращения ценовых войн и обеспечения услугами небольших городов, так и для контроля монополий. Позднее федеральное регулирование распространилось на банки в 1913 году, на электроэнергетику - в 1920 году, на коммуникации, рынки ценных бумаг, сферу регулирования рынка труда и трудовых отношений, грузовые и авиаперевозки в течение 1930х годов (в течение последних нескольких лет под крыло правительственного регулирования попали новые отрасли, например, кабельное телевидение).

США прошли период быстрого возникновения трестов в конце XIX – начале ХХ века. Небольшие компании сливались в крупные. Никому не подчинявшиеся крупные компании входили между собой в соглашения, позволяющие ограничить предложение на рынке и поднять цены. Часто они устраняли наиболее слабых конкурентов, занижая цены, и терпели убытки до тех пор, пока не доводили конкурентов до банкротства. Затем победители приобретали собственность бывших конкурентов и поднимали цены.

Традиционно руководители администрации США неохотно вмешивались в дела частного сектора, исключая транспорт. В целом федеральное правительство поддерживало концепцию «laissez-faire» («дайте действовать» слова одного французского предпринимателя XVII века, символизирующие принцип невмешательства государства в экономику), или свободное рыночное предпринимательство. Эта позиция начала изменяться в конце XIX века, когда фермерское и рабочее движения призвали правительство защищать их интересы. К началу XX века образовался новый средний класс, опасавшийся не только предпринимательской элиты, но и политических движений фермеров и рабочих. Известные как «прогрессисты» лидеры среднего класса хотели, чтобы правительство само активно вмешивалось в регулирование предпринимательской деятельности и стимулировало конкуренцию.

Государственное регулирование в США осуществляется в отношении отдельной категории отраслей экономики, тех, где зачастую возникает естественная монополия. При этом они не национализируются, а действующие в них компании пользуются полной либо значительной независимостью от органов государства в вопросах построения внутренней системы организации производства, принятия инвестиционных решений.

В США весьма своеобразная система, потому, что во многих странах Западной Европы или Азии при государственном регулировании такого рода отраслей идут по пути национализации и в этом, возможно, состоит их слабая сторона.

Таким образом, цель антитрастового законодательства заключается в поддержании конкуренции как основы хозяйственного механизма, обеспечивающего эффективность производства, соответствие между интересами развития отдельных компаний и экономики страны в целом, предотвращение дискриминации потребителя.
Антитрастовое законодательство США базируется на “трёх китах”, трёх основных законодательных актах: Закон Шермана, Закон Клейтона, Закон Робинсона-Пэтмэна.

Первый антитрастовый закон был принят в США 2 июля 1890г. под названием "Закон, направленный на защиту торговли и промышленности от незаконных ограничений и монополий" и известен как закон Шермана (Sherman Antitrust Act).

Закон был направлен в основном против монополизации торговли и коммерческой деятельности. Он запрещал любые формы контрактов (объединения, сговор и т.п.), направленные на ограничение свободы торговли, а также объявлял вне закона «недобросовестные приемы» устранения конкурентов, рассматривал их как уголовное преступление.

В качестве мер наказания предусматривались штрафы, возмещение убытков, тюремное заключение и даже расформирование виновной фирмы.

Главная особенность закона Шермана – нацеленность на борьбу с уже существующими монополиями.

Например, любой контракт, трастовый договор или просто соглашение, ограничивающее торговлю в нескольких штатах или с другими государствами, признавались незаконными (раздел 1), а любое лицо, которое самостоятельно или совместно с кем-либо монополизирует или пытается монополизировать торговую деятельность между штатами или с другими государствами, признается совершающим преступление.

Его недостатками были нечеткость основных определений, отсутствие контролирующего выполнение закона постоянного органа и профилактических антимонопольных мер. Эти недостатки в значительной степени устранены в 1914 г., когда были принят закон Клейтона.

В 1914г. закон Шермана был существенно расширен и дополнен - конгресс принял ещё два закона, призванных дополнить собой антитрастовый закон Шермана: один из них это антитрастовый закон Клейтона (Clayton Act).

Особое внимание уделялось недобросовестных методов конкуренции, подлежащих запрету, включая запрет на монополистические объединения, предусматриваются уголовно-правовые санкции против виновных лиц.

Антитрастовый закон Клейтона яснее определял, что именно является незаконным ограничением торговли. Закон запрещал ценовую дискриминацию, дававшую одним покупателям преимущества над другими, а также заключение договоров, согласно которым производители продавали продукцию только тем дилерам, которые обязывались не продавать продукцию конкурентов; также запрещались некоторые типы слияний и другие действия, способные уменьшить конкуренцию.

Как пример: Критики считали, что даже эти новые инструменты борьбы с монополизмом недостаточно эффективны. “Юнайтед Стейтс стил.”, контролировавшая производство более половины всей американской стали, в 1912г. была обвинена в монополизме. Правовые действия против компании продолжались до 1920 года, когда было принято историческое решение Верховного суда, согласно которому “Ю.-Эс. Стил.” не была монополией, поскольку не занималась “неоправданным” ограничением торговли. Суд сформулировал различия между очень большим бизнесом и монополией и высказал мнение, что очень большой бизнес не всегда плох.

Пункт 2 закона Клейтона запрещал ценовую дискриминацию покупателей, если она вела к снижению уровня конкуренции. В 1936г. в этот пункт были внесены поправки в связи с принятием закона Робинсона-Пэтмэна (Robinson-Patman Act). Этот закон расширил рамки запрещаемой дискриминации, включив в неё не только попытку устранения конкурентов, но и также нанесение им какого-либо ущерба.

Следует учитывать историческое время принятия этого закона. Человечество находилось на пороге Второй мировой войны и требовались усилия по концентрации экономики, произошли важные изменения в роли государства во время “Нового курса” - ответа Франклина Д. Рузвельта на Великую депрессию. В этот период 30-х годов США пережили тяжелейший экономический кризис и самую массовую безработицу за всю историю страны. Многие американцы решили, что необузданный капитализм потерпел поражение. Они возлагали надежды на государство, которое должно было уменьшить тяготы и то, что казалось саморазрушительной конкуренцией. Рузвельт и Конгресс приняли множество новых законов, дававших государству право вмешиваться в экономику. Помимо прочего, эти законы регулировали продажу акций, признавали право рабочих создавать профсоюзы, устанавливали правила в области заработной платы и продолжительности работы, обеспечивали выплату пособий по безработице и пенсий по старости, предусматривали дотации для фермерских хозяйств, страхование банковских вкладов и так далее.

После 30-х годов были приняты многие другие законы и регулирующие правила для дополнительной защиты работающих и потребителей. Дискриминация при найме по возрастному, половому, расовому или религиозному признаку является противозаконной. Детский труд запрещен в целом. Независимым профсоюзам гарантированы права на организацию, заключение соглашений и проведение забастовок. Государство выпускает кодексы о безопасности труда и здоровье и обеспечивает их исполнение правовыми средствами

Влияние государственных регулирующих правил распространяется почти на все продаваемые в США товары: производители продуктов питания должны ясно сообщать о том, что находится в банке или коробке; не допускается продажа лекарств до их тщательной проверки; автомобили должны создаваться в соответствии с нормами безопасности и экологическими требованиями; цена на товары должна быть ясно указанной; рекламодатели не имеют права вводить покупателей в заблуждение/
Кроме основных антитрастовых законов Шермана и Клейтона с поправками, антитрастовое законодательство включает Закон о Федеральной торговой комиссии (Federal Trade Commission Act) с поправками, Закон об экспортной торговле (Export Trade Act), законы, касающиеся банковских корпораций, имеющих разрешение на ведение банковского дела за рубежом, а также законы, касающиеся ценовой дискриминации.1

Государство продолжает осуществлять судебные антитрастовые преследования после Второй мировой войны. Федеральная торговая комиссия и Антитрастовое подразделение министерства юстиции следят за потенциальными монополиями или предотвращают слияния, способные уменьшить конкуренцию в той степени, которая причинила бы ущерб потребителям. В 1950г. в США принимается федеральный закон Селлера-Кефовера (Celler-Kefauver Act), как поправка к Акту Клейтона, в которой уточнялось понятие незаконного слияния и запрещающая фирме приобретать активы другой фирмы, если это приводит к ослаблению конкуренции. Если законом Клейтона был поставлен заслон горизонтальным слияниям крупных фирм, то поправка Селлера-Кефовера ограничивала вертикальные слияния.

Горизонтальные слияния - слияние двух или более компаний, относящихся к одной отрасли промышленности и находящихся на одной и той же стадии производственного цикла, то есть слияние двух или более конкурентов.

Вертикальные слияния - производственное и организационное объединение, слияние, кооперация, взаимодействие предприятий, связанных общим участием в производстве, продаже, потреблении единого конечного продукта: поставщиков материалов, изготовителей узлов и деталей, сборщиков конечного изделия, продавцов и потребителей конечного продукта.

В отличие от горизонтальных, вертикальные слияния не ведут непосредственно к увеличению уровня концентрации на рынке. Поэтому их влияние на развитие конкуренции и социальную эффективность определить намного сложнее. В качестве основных параметров, используемых при подобной оценке, выступает возможность компаний, соперничающих с возникающей в результате слияния фирмой, эффективно продолжать с ней конкурентную борьбу, а также воздействие слияния на величину барьеров на пути проникновения на данный рынок новых конкурентов.


Вступивший в силу в 1937 г. Закон, совершенствующий Закон Шермана (Sherman Act) и выводящий из-под действия антитрастового законодательства любые межштатные соглашения с фиксированной ценой, относящиеся к продукции с торговой маркой, известен также под названием Закона о добросовестной торговле (Fair Trade Act).

Задача Закона Миллера-Тайдингса состояла в привлечении внимания к большим сетям розничных магазинов, разоряющих мелких розничных торговцев продажей товаров в убыток (loss leader). Закон Миллера-Тайдингса дал производителям право контроля за ценами, устанавливаемыми розничными торговцами. Его положения были повторены в 1975 г. в законе о ценообразовании на потребительские товары. 1


Касается применения Антитрастового законодательства (АЗ) к отраслям телеграфной и радиосвязи, а также сохранения конкуренции в межштатной и иностранной торговле в этих отраслях.

Дополняет Закон о Федеральной торговой комиссии в отношении передачи рекламы чистых продуктов и лекарств в ведение Федеральной торговой комиссии.

Освобождает страховые компании до 1 января 1948 г. от применения к ним Антитрастового Законодательства и рассматривающее страхование как вид коммерции.

Дополняющий Закон 740 от 10 октября 1942 г., для приостановления до 30 июня 1946 г. действия статута об исковой давности, применяемого к случаям нарушения Антитрастового Законодательства.

Дополняющий Закон о запрете вымогательства от 18 июня 1934 г.

Исключающий общественных перевозчиков, с учетом отдельных соглашений между перевозчиками, из сферы действия Закона Клейтона, является поправкой к Закону о торговле между штатами.

Рассматривающий добровольное соглашение между промышленностью и торговлей по Закону о защите оборонных отраслей вне запретов Антитрастовых Законов и Закона о Федеральной торговой комиссии.

Дополняет Закон Клейтона в отношении ликвидации «лазеек» в налогообложении и запрета корпорациям-конкурентам на приобретение активов конкурирующих с ними корпораций.

Запрещающий перевозку приспособлений для азартных игр в рамках межштатной и иностранной торговли, а также заявляющий о намерении не вмешиваться в полномочия, не урезать полномочия или их толкования Федеральной торговой комиссии, квалифицированные по Закону о Федеральной торговой комиссии с поправками к нему.

Распространяющий освобождение от федеральной торговли на взаимовыгодной основе на законы о взаимовыгодной торговле «неподписавшегося» штата, по которому следует, что если розничный торговец в штате подписывает с производителем соглашение о твердых ценах, все остальные розничные торговцы в этом штате должны придерживаться той же цены.
При пересмотре Антитрастового законодательства в марте 1955 г. специальный комитет из 60 членов, назначенных министром юстиции в 1953 г., представил свой отчет по изучению законодательства. Наряду с отмеченными проблемами, отчет содержал следующие рекомендации:

1. Отменить законы о федеральной торговле на взаимовыгодной основе (Закон Магуире и Закон Миллера-Тайдингса).

2. Повысить штраф за уголовно наказуемое нарушение Антитрастового законодательства с 5000 дол. до 10000 дол.

3. Отменить требование об обязательном тройном ущербе в отношении частных антитрастовых исков и предоставить судьям право устанавливать размер компенсации пострадавшим сторонам по своему усмотрению.

4. Отменить штраф в 1000 дол. и заключение в тюрьму сроком на 1 год для лиц, признанных виновными в ценовой дискриминации на основании Закона Патмана-Робинсона.

5. Объединить подразделения по расследованию Министерства юстиции и Федеральной торговой комиссии, чтобы избежать дублирования деятельности.

6. Не оставлять неизменяемыми законы, регулирующие слияния корпораций.

7. Разработать поправку к Закону Клейтона для обеспечения четырехлетнего статута об исковой давности (вместо отсутствия таковой) по частным искам о возмещении ущерба, нанесенного монополистической практикой.
Существует ряд общих правил (законов) обязательных для выполнения в любом случае. К их числу относится, прежде всего, перечень видов коммерческой практики, запрещенных законом, так называемых нарушений “per se”. Доктрина нарушений “per se” была выдвинута в 1940г. К основным нарушениям относят:

Два ведомства разделили ответственность за исполнение Антитрастового Законодательства:

  1. Антитрастовое управление Министерства юстиции - через гражданские и уголовные правовые процедуры;

  2. Федеральная торговая комиссия - через рассмотрение дела перед судьями по административному праву.

Однако в разные годы объем и эффективность такого принуждения к исполнению со стороны указанных ведомств варьировались в значительной степени при правлении разных президентов в зависимости от того значения, которое они придавали Антитрастовому Законодательству.

«Золотой век» усилий по исполнению антитрастовых законов со стороны Антитрестовского управления Министерства юстиции приходится на 1937-1942 гг., когда Управление, возглавляемое Турманом Арнольдом (Thurman Arnold) за один год возбудило больше дел по Закону Шермана, чем за все первые двадцать лет действия закона.

Переход к Закону Селлера-Кефаувера 1950 г. также привел к эффективным усилиям против горизонтальных слияний, влияющих на конкуренцию, поскольку случаи конгломератного слияния более трудные. Верховный суд США , возглавляемый Верховным судьей Эрлом Уорреном (Earl Warren) поддерживал правительство в отношении всех дел по конгломератному слиянию, которые выносились на рассмотрение Верховного суда в конце 60-х - начале 70-х гг., вплоть до изменения в членстве Верховного суда США в 1973-74 гг., которое положило конец преобладанию сторонников ужесточения антитрестовского законодательства в суде.
Виллард Ф. Мюллер (Университет штата Висконсин) (Willard F. Mueller) приписывает «проантитрестовское» движение, которое в действительности началось «два десятилетия назад», более широкому консервативному движению, которое с тех пор получило определенное распространение и отражается в лишенных блеска усилиях по исполнению законов Антитрастового управления Министерства юстиции Федеральной торговой комиссии.

Оба эти ведомства в 1982 г. завершили ведение очень важных дел. Министерство юстиции завершило длительное дело против Амэрикан Телефон энд Телеграф Ко. (American Telephone and Telegraph Co.), а также закончило не менее длительное дело против Интернейшнл Бизнес Машинз (International Business Machines); Федеральная торговая комиссия закончила дело против ведущих компаний по производству изделий из дробленого зерна.
Основные направления Антитрастовой деятельности 1982 г. (Antitrust Guidelines 1982).

Основной чертой новых направлений Антитрастового управления Министерства юстиции является изменение высокой рыночной концентрации путем применения Индекса Херфиндала (Herfindahl Index) вместо простого вычисления процента рынка, превышающего 75% четырех крупнейших компаний на рынке.

Начиная с 1984 года в США применяется индекс Херфиндала, который определяется по формуле:

?

Где:

При значении показателя  больше 1800 речь идет о низкой интенсивности (силе) конкуренции и о высокой концентрации рынка, что требует вмешательства государства для нормализации ситуации на рынке.

Необходимо отметить, что эта система баллов применима к горизонтальным слияниям; конгломератные слияния, тип слияния, преобладающий в последние годы среди компаний-гигантов, будут продолжать представлять более сложные экономические и правовые проблемы.

Пример:

На рынке некоторого товара действуют 15 фирм. Доля 1й - 30%, 2й и 3й - по 15%, 4й - 6%, 5, 6, 7 - по 5%, 8-12 - по 3%, 13 - 2%, 14, 15 - по 1%. Рассчитаем индекс Херфиндала.

? ,

До слияния фирм исходный индекс составит:

= 302 + 152 + 152 + 62 + 52 + 52 + 52 + 32 + 32 + 32 + 32 + 32 + 22 + 12 + 12  = 1512.

Индекс Херфиндаля-Хиршмана не превышает допустимого (1800 > 1512), значит, рынок не является сильно концентрированным.
Доводы против Антитрастовых законов

C. Thurow рассматривая причины «провала антитрастового подхода» в работе «Общество нулевой суммы» (The Zero-Sum Society), отмечает следующее:1
1. В области международной торговли американское Антитрастовые законы, если и делают что-либо, так это мешает американским фирмам, которые должны соблюдать антитрестовские ограничения, в то время как их иностранные конкуренты могут их игнорировать. Наоборот, американские фирмы должны иметь свободу конкуренции.

2. Общий рост дохода имеет тенденцию к значительному увеличению «релевантного рынка», на котором монополистические фирмы и должны конкурировать. Монополистические фирмы сталкиваются с понижающейся кривой спроса, что означает, что они являются объектами действия закона спроса (количество, требуемое потребителями, колеблется обратно пропорционально цене), как в отношении своих особых продуктов, так и в отношении других конкурирующих продуктов в общей конкуренции между товарами за доллары потребителя.

3. Монополистическая «рента» (превышение прибыли над нормальной прибылью) изначально ограничена в экономике, где действуют крупные конгломератные фирмы. «Избыточные ставки дохода привлекают конкурентов, и потенциальные конкуренты имеют возможность войти на все те рынки, которые не являются естественными монополиями». Подобная способность к вступлению будет служить ограничению монополистической «ренты». Кроме того, любая фирма-монополист сможет максимизировать свои прибыли не путем взимания наивысших цен, какие только возможны, а через определение цены, которая в сочетании с требуемым количеством приведет к получению максимальной прибыли.

4. Антитрастовые издержки превышают выгоды. Иными словами, если одна фирма (монополия) успешно разделяется на три или четыре фирмы, то деятельность последних в виде отрасли с тремя-четырьмя фирмами (олигополия) не будет, видимо, отличаться от прежней монополии.

5. Антитрастовые законы делают несоразмерный упор на отсутствие ценовой конкуренции, хотя в отрасли может быть очень сильно развита неценовая конкуренция, например в области рекламы дифференциации и определения качества продукта, которырые администрация может выбрать в качестве наиболее эффективных способов конкуренции.

Однако Туров (Thurow ) считает необходимым не отменять Антитрастовые законы, а наоборот, направить их действие против преступного сговора и хищнического отношения к ценообразованию, а также на запрет ярко выраженных картелей, которые делят между собой либо рынки, либо прибыли. Фирмы могут развиваться через победу над конкурентом или через поглощение его, но не путем договора, не конкурировать друг с другом.
Доводы в пользу Антитрастовых законов

Мюллер (Dr. Mueller) приводит следующие доводы в пользу Антитрастовых законов, следуя положениям Турова:

1. В области международной торговли утверждение о том, что американские Антитрастовые законы якобы ставят американские фирмы в невыгодное положение при конкуренции с иностранными фирмами, не подтверждается фактами. Во-первых, в международной торговле американские фирмы значительно крупнее своих зарубежных конкурентов. Во-вторых, американские Антитрастовые законы запрещают американским фирмам участвовать в картелях, а факты указывают на то, что за пределами картелей фирмы имеют больший объем продаж и прибыли, чем члены картелей.

2. Монополистические фирмы способны получать за счет таких барьеров соответствующих (релевантных) рынков, как торговая марка и громадные расходы на рекламу и распространение, прибыли от конкуренции между отдельными продуктами и на уровне отрасли, а также поддерживать более высокие цены по сравнению с конкурентными.

3. Появляется все больше доказательств тому, что продолжающиеся слияния среди конгломератных фирм убирают с дороги больше потенциальных конкурентов, что конгломераты не демонстрируют значительного нового вхождения в отрасли с высокой концентрацией, одной из важных причин этому является тот факт, что вхождение конгломератов в поле деятельности др. конгломератов может вызвать враждебный ответный удар.

4. Дробление монополистических фирм на более мелкие подразделения не будет сохранять монополистическое положение, поскольку более мелкие фирмы сразу же становятся объектом более эффективной конкуренции, и поэтому в неконцентрированную отрасль будет легче входить.

5. Ценообразование должно быть серьезной заботой при исполнении Антитрастовых законов, поскольку за последние годы сотням американских корпораций были предъявлены обвинения в связи с ценообразованием. Говоря словами Адама Смита, можно сказать, что «люди одной отрасли торговли редко собираются вместе, даже для веселья или отдыха, но их разговор неизбежно заканчивается сговором против общественности в виде затеи с повышением цен»
Антитрастовое законодательство не следует рассматривать исключительно как средство противодействия созданию трестов и их ограничительной практике. В настоящее время оно являет собой одну из специфических форм государственного регулирования экономики, попытку регулировать рыночные отношения, уровень и масштабы конкуренции с целью повышения эффективности экономики.

Возбудить дело о нарушении антитрастового законодательства могут как государственный орган (в США - Федеральная торговая комиссия), так и частные фирмы, пострадавшие от монополистической практики.

Пример: Samsung заплатит $300 млн. за нарушение антимонопольного законодательства США 1

Южнокорейский концерн Samsung Electronics Co согласился выплатить штраф за нарушение антимонопольного законодательства США в размере $300 млн., сообщило агентство Bloomberg, отметив, что это второй по величине антимонопольный штраф в истории США.

Южнокорейский Samsung, который является мировым лидером по производству компьютерных чипов, и его американское подразделение обвиняются в том, что они принимали участие в фиксировании мировых цен на компьютерные чипы для ПК, мобильных телефонов и другой электротехники.

"Фиксирование цен угрожает свободному рынку, препятствует развитию новых технологий и лишает американских потребителей преимуществ конкурентоспособных цен", - заявил министр юстиции США Альберто Гонсалес. В министерстве юстиции подчеркнули, что Samsung способствует дальнейшему ходу расследования. Между тем, семь сотрудников компании не разделяют условия соглашения и им могут быть предъявлены уголовные обвинения. Четверо сотрудников Samsung после признания своей вины были приговорены к тюремному заключение сроком от четырех до шести месяцев.

Ранее два других производителя чипов - германский Infineon AG и южнокорейский Hynix Semiconductor Inc. - признали себя виновными в сговоре и теперь также сотрудничают с судебными органами. Штраф, выплаченный Hynix, составляет $185 млн., Infineon - $160 млн. Жертвами сговора по ограничению цен стали такие компании, как Dell Inc., Hewlett Packard Co., Apple Computer Inc., International Business Machines Corp. и Gateway Inc.

США предлагают свою систему свободного предпринимательства другим странам в качестве образца для подражания. Экономический успех этой страны, кажется, подтверждает точку зрения, согласно которой экономика функционирует наилучшим образом, когда государство даёт возможность компаниям и частным лицам самостоятельно добиваться успеха - или терпеть неудачи - в зависимости от их заслуг на открытых рынках в условиях свободной конкуренции. Однако свободен ли бизнес в американской системе свободного предпринимательства? Правильный ответ – “не совсем”. Сложная паутина устанавливаемых государством регулирующих правил определяет многие аспекты деловой активности. Ежегодно государство издаёт новые регулирующие правила, занимающие тысячи страниц и часто содержащие подробнейшие указания относительно того, что предприниматели могут делать, а что - нет.

Американский подход к государственному регулированию отнюдь не является полностью сложившимся. Регулирование в последние годы становилось более жёстким в одних областях и более мягким в других. Одной из вечных тем новейшей экономической истории Америки был и остается вопрос о том, когда и насколько государство должно вмешиваться в предпринимательскую деятельность

Как видно, в США достаточно высокий уровень организации процесса государственного регулирования монополии, основанный на букве закона. Среди всех рассмотренных в данной работе моментов государственного регулирования особое внимание привлекает то, что частные компании допускаются в регулируемые отрасли на конкурсной основе.

С одной стороны это позволяет государственным органам контролировать уровень цен на соответствующие товары и услуги, с другой стороны, достигается решение ряда вопросов не связанных с экономикой напрямую, и, наконец, третий аспект (ради чего все и затевалось) – достигается решение антимонопольных задач.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации