Курсовая работа - Сравнительный анализ невербальной коммуникации русских и китайцев - файл n1.doc

Курсовая работа - Сравнительный анализ невербальной коммуникации русских и китайцев
скачать (163 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc163kb.21.10.2012 13:32скачать

n1.doc



ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОУ ВПО «НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ИНСТИТУТ ФИЛОЛОГИИ, МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ И ПСИХОЛОГИИ

Кафедра специальной психологии


Короткова Кристина Леонидовна
СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ НЕВЕРБАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ РУССКИХ И КИТАЙЦЕВ.

(курсовая работа)
Научный руководитель:

М.Г. Чухрова

НОВОСИБИРСК

2010

СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………. 3

§ 1.Состояние проблемы в современной психологической литературе. 4

Выводы…………………………………………………………………… 8

§ 2.Определение невербальной коммуникации……………………….. 9

Выводы……………………………………………………………………. 16

§ 3.Классификация видов невербальной коммуникации……………… 17

Выводы……………………………………………………………………. 26

§ 4.Полисенсорная природа невербальной коммуникации…………… 27

Выводы……………………………………………………………………. 29

Невербальное общение у русских……………………………………….30

Невербальное общение у китайцев……………………………………….31

ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………… 32

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК…………………………………… 33


Мы отвечаем на жесты с великой тщательностью,

Можно сказать, в соответствии со сложным секретным кодом,

Нигде не описанным, никому не известным, но понятным всем.

Эдуард Сапир

Введение:

Каждый из нас может вспомнить из своего жизненного опыта не одну ситуацию, когда слова были не нужны. Или слов, наоборот не хватало. Либо они были бессильны выразить обуревающие нас чувства. Сильнее всяких слов оказались взгляд, взмах рукой, улыбка или прикосновение. На земле существует один язык, который доступен, и понятен всем,- это язык телодвижений, который мы используем каждый миг нашей жизни. Язык телодвижений, мимики и жестов называется невербальным способом общения. Язык жестов – система знаков, осуществляемых условными жестами и используемых для языкового общения наряду со звуковой речью и взамен её. Употребляется народами первобытной культуры, а также развитой культуры в условиях многоязычья, в связи с древними бытовыми обрядами, а также при немоте. Жест-действие, которое посылает визуальный сигнал наблюдающему.

С научной точки зрения, жест-любой знак, производимый головой, руками, телом, выражающий эмоции или сообщающий информацию. На первый взгляд, жесты не представляют собой ничего сложного, и многие жесты понятны на интуитивном уровне: - отрицая что-либо, человек качает головой из стороны в сторону;

- пугаясь, поднимает брови, и широко раскрывает глаза;

- горюя, человек сутулится.

Но существует множество жестов, которые невозможно понять без специального изучения. Приехав в чужую страну и увидев знакомый жест, мы расшифровываем его согласно своей национально-культурной традиции. Однако жест может иметь совсем иной смысл, нежели мы ему приписали.

Языку жестов почти нигде не учат. Знание «бессловесного языка» во многом определяется нашей общей психологической культурой, и влияет на культуру нашего общения. Именно от умения понимать без слов часто зависит успех деловых и личностных отношений между людьми.

Цель: Сравнительный анализ невербальной коммуникации у русских и китайцев.

Задачи:

1) Изучить специальную психолого-педагогическую литературу по данной проблеме;

2) Дать определение понятию - язык жестов;

3) Рассмотреть основные виды жестов, мимики, языка тела у русских и китайцев;

4) Изучить особенности невербальной речи с помощью проведения ассоциативного исследования;

5)Проанализировать невербальную коммуникацию - русских

- китайцев

В своей работе я хотела бы рассмотреть, основные виды невербального способа общения. Изучить особенности жестового языка у русских и китайцев.


§ 1.Состояние проблемы в современной психологической литературе.

Нет ничего более тайного, чем очевидное. Возможно поэтому бессловесный язык позы, жеста и взгляда, пространственной композиции живописного полотна и кинокадра еще так мало изучен. Как известно, наша речь – это только малая часть того, что включается в понятие «языка». Существует множество языков, например таких, как язык глухонемых, нотная грамота, запись математических формул, жесты спортивного судьи.

В последнее время, на фоне опосредованного обмена информацией (телефон, Интернет и т.д.) все большее значение приобретает непосредственное общение между людьми. При этом, от деловых контактов до семейных отношений, мы, как правило, пользуемся небольшим набором привычных слов. Все же многообразие нюансов общения проявляется в мимике, жесте, позе, то есть во внеречевом компоненте взаимодействия людей. То, благодаря чему мы при непосредственном общении понимаем, друг друга без слов, называют языком невербального, бессловесного, внеречевого общения.

Выяснилось, что он содержит значительно больше информации по сравнению с вербальным. Для овладения любой знаковой системой, а внеречевой язык здесь не исключение, требуются обучение и тренировка. Но при этом очевидном факте все мы каждодневно сталкиваемся с, казалось бы, парадоксальной ситуацией: говорим на языке, знаковую систему которого мы специально не изучали – на языке внеречевого общения и при этом владеем им весьма уверенно. Владение языком внеречевого общения большинства из нас может сравнить с устной речью необразованного человека. Она может быть яркой, верно построенной, но при этом грамота родного языка остается для него неведомой. Словесный диалог строится на основе поочередного обмена информацией – «ты говоришь- я слушаю; я говорю- ты слушаешь». Внеречевое же общение, выраженное в зримой пластике, содержит два одновременных встречных потока информации: «как я говорю и слушаю, и как ты говоришь и слушаешь». Причем эта одновременность, подобно пению дуэтом, сохраняется и в ситуации обоюдного молчания. Иначе говоря, процесс визуального невербального общения постоянен, а речевого прерывист. Ясно, что невербальное общение как любой непрерывный процесс познавать труднее, чем прерывный, где каждый элемент имеет четкие границы. Поэтому при изучении невербальности вполне объяснима попытка разделения непрерывного на части. Однако принцип такого деления чаще всего произволен и сводится к попыткам определения в качестве самостоятельной алфавитной системы разновидности поз, движений рук и даже улыбок.

В результате пока не очень многочисленных исследований в данной области наметилась некоторая школа. Здесь в качестве постулата используется известное изречение И.М. Сеченева: «Все разнообразие внешних проявлений мозговой деятельности сводится окончательно к одному лишь явлению- мышечному движению».

Согласно И.М. Сеченеву, даже самые сложные переживания находят, в конечном итоге, свое выражение в обычном сокращении мышц, постоянно информирующих окружающих обо всех нюансах душевного состояния. Ведь движения, продиктованные эмоциональным состоянием человека, это, одновременно, и знаки такого состояния, которые в своем большинстве одинаково понятны всем людям.

С.М. Эйзенштейн говорил: «У нас, вернее, у наших прародичей была стадия развития, на которой мысль и непосредственное действие едины».

Очень важные для всех наших дальнейших рассуждений положения сформулированы Ч.Дарвином. Описывая главные выразительные движения у человека, он объяснял происхождение или развитие знаковых движений, опираясь на три выявленные им принципа:

  1. Если движения, полезные для удовлетворения какого-нибудь ощущения, повторяется часто, то они становятся настолько привычными, что выполняются всякий раз когда мы испытываем то же самое желание или ощущение, хотя бы в очень слабой степени, независимо от того, полезны ли эти движения или нет.

  2. Принцип антитезы. Привычка произвольно выполнять противоположные движения под влиянием противоположных импульсов прочно устанавливалась у нас благодаря всей практике нашей жизни. Поэтому, если мы, согласно первому нашему принципу, неизменно выполняем определенные действия при определенном душевном состоянии, то при возникновении противоположного настроения мы должны обнаружить сильную и непроизвольную тенденцию к выполнению прямо противоположных действий независимо от того, полезны ли они или нет.

  3. Возбужденная нервная система показывает непосредственное воздействие на тело независимо от воли. «Если движения какого бы то ни было рода, - считает Ч. Дарвин, - неизменно сопровождают какие-либо душевные состояния, мы сразу же усматриваем в них выразительные движения».

А вот книга Эфрона «Жесты и окружающая среда» стала классической, потому что в ней делается три фундаментальных заключения. Новаторские и тщательно проработанные методы изучения жестов и языка тела, а также разработанная Эфроном классификация невербального поведения оказали влияние на будущие поколения ученых. Кроме того, в работе Эфрона отмечается важная роль культуры в формировании жестов и телодвижений, а это в то время противоречило представлению многих людей (в том числе и Адольфа Гитлера) о том, что человеческое поведение почти не подвержено влиянию контекста и окружающей среды.

В 1950-х годах количество исследований невербального поведения существенно возросло. В 1952 году вышла книга Бердуистелла «Введение в кинесику», а в 1959 году- «Немой язык» Холла. Эти антропологи впервые применили к невербальным явлениям некоторые принципы лингвистики, а также ввели названия для наук о телодвижениях (кинесика) и пространстве (проксемика), и разработали программу исследований в каждой из этих областей. Психиатр Юрген Руш и фотограф Уэлдон Кис, выпустили в 1956 году популярную книгу под названием «Невербальная коммуникация: заметки о визуальном восприятии в отношениях между людьми». Это, пожалуй, была первая книга, в названии которой использовался термин невербальная коммуникация. Теоретической работой 1960-х годов является статья Экмана и Фризена о происхождении, использовании и кодировке невербального поведения.

Примером важнейшей психологической роли невербальной коммуникации в процессе речевого общения служит тот факт, что невербальная информация, может как значительно усилить семантическое значение слова, так и существенно его ослабить, вплоть до полного отрицания субъектом восприятия (например, во фразе: «Я рад Вас видеть»,—произнесенной раздраженным или насмешливым тоном). Ввиду эволюционной древности, значительной степени непроизвольности и подсознательности восприятия невербальной информации, ее реципиент (слушатель) склонен (и это также в значительной степени неосознанно, подсознательно) более верить не столько вербальному, сколько невербальному смыслу сообщения.

В теоретическом понимании соотношения мышления и речи утвердилось представление о речи как механизме мышления. В настоящее время накапливается все больше данный, свидетельствующих о важной роли невербальных и подсознательных механизмов психики в процессах мышления (Спиркин, 1972; Р.И. Рамишвили, 1978; Симонов, 1988; Горелов, 1985), связанных в значительной мере с деятельностью «немого» правого полушария головного мозга. В этом смысле оправдываются, по-видимому, высказывания Л. Фейербаха, писавшего: «Мыслить, значит связно читать евангелие чувств» (Избр. философ, произв., т. 1,1955, с. 238).

Проблема невербальной коммуникации имеет большое значение не только в системе общения «человек-человек», но и в системах «человек-машина» (т.е. в области инженерной психологии), в частности — в решении сложнейших научно-технических вопросов автоматического распознавания речи (Ли, 1983; Морозов, 1991), идентификации и верификации личности говорящего (Рамишвили, 1981; Женило, 1988; Пашина, Морозов, 1990), психологического контроля эмоциональных состояний человека-оператора, работающего в стрессовых условиях (Речь и эмоции, 1974; Речь, эмоции, личность, 1978; Фролов, 1987).

Наконец, особым, весьма важным и в то же время далеко не разработанным аспектом является изучение невербальной коммуникации как основы художественного творчества (Эйзенштейн, 1980; Михалкович, 1986), в частности, в области музыкального искусства (Теплов, 1947; Морозов, 1977, 1988, 1994; Назайкинский, 1972; Медушевский, 1993; Смирнов, 1990; Холопова, 1990; Гусева и др., 1994; Чередниченко, 1994; Жданов, 1996 и др.). Если слово адресуется к сознанию человека, к его рационально-логической сфере, то невербальная информация, доминирующая в большинстве видов искусства — к эмоционально-образной сфере человека и к его подсознанию (Морозов, 1992; Гребенникова и др., 1995). На этой важной психофизиологической закономерности основана огромная убеждающая сила искусства и в то же время — в этом слабость нашей пропагандистской практики, апеллировавшей в большинстве своих политических лозунгов и агитации к вербальной системе психики. В этом смысле искусство как специфическая форма невербальной коммуникации является могущественным средством не только эстетического воспитания, но и нравственно-идеологического формирования личности, средством эффективной пропаганды любых идеологических позиций. Иными словами, искусство как инструмент воздействия на психику может быть употреблено как во благо, так и во зло, в зависимости от намерений автора и исполнителей.

§ 2 Определение понятия невербальная коммуникация.

Невербальная коммуникация является важнейшим, наряду со звуковой речью, средством общения и взаимопонимания людей. В.Ф. Ломов назвал проблему общения «базовой категорией, логическим центром общей системы психологической проблематики», указав неоднократно на ее недостаточную разработанность в психологии, в том числе и в плане невербальных средств общения (Ломов, 1981, 1984). В процессе общения реализуются такие специфические человеческие свойства и субъективные особенности людей как мышление и речь (Брушлинский, Поликарпов, 1990, Брушлинский, 1996), формирование, актуализация и диагностика способностей (Дружинин, 1995).

Традиционно принято отождествлять речь со словом, то есть с вербальной знаково-символической (собственно лингвистической) функцией речи. Между тем, звуковая речь как средство общения несет слушателю, и при этом независимо от семантики слова, то есть как бы «между слов», невербальную весьма значительную и важнейшую для слушателя информацию о говорящем, его отношении к собеседнику, к предмету разговора, к самому себе и другое.

Таким образом, невербальная коммуникация осуществляется в процессе речевого общения параллельно с вербальной и составляет как бы второй по отношению к слову информационный канал в системе общения.

Вместе с тем, понятие невербальной коммуникации выходит далеко за рамки понятия речевого общения, поскольку имеет самостоятельное значение и реализуется, во многих других (неречевых) системах и каналах передачи информации. Например, в сфере полисенсорного взаимодействия человека с внешним миром (с участием разных органов чувств: зрения, слуха виброрецепции, хеморецепции, кожно-тактильной рецепции и др.), в различного рода неречевых биотехнологических информационных системах сигнализации и связи, в различных видах сценического и изобразительного искусства.

В области зоопсихологии можно говорить о невербальной коммуникации как средстве информационного взаимодействия животных, чем подчеркивается эволюционная древность невербальной коммуникации по отношению к вербальной (Горелов, 1985), и на что указывал еще Ч. Дарвин.

Как самостоятельное научное направление понятие «невербальная коммуникация» (известное в зарубежной литературе под термином nonverbal communication), сформировалось сравнительно недавно, в 50-х годах XX века (Birdwhistell, 1970; Jandt, 1976, 1981; Key, 1982; Poyatos, 1983; Akert, Panter, 1988), хотя основы этой науки можно искать и в более ранних работах. Понятие невербальной коммуникации тяготеет к семиотике (Sebeok, 1976), теории знаковых систем, а в лингвистическом аспекте имеет эквивалент, обозначаемый термином паралингвистическая (Колшанский, 1974, Николаева, Успенский, 1966) или экстралингвистическая коммуникация (Trager, 1964; Горелов, 1985 и др.)

Разные специалисты вкладывают несколько различный смысл в термин «паралингвистическая» и «экстралингвистическая» коммуникация. В то же время нет единого взгляда на модальность информационного экстралингвистического канала (по Дж Трайгеру — это информация, передаваемая только голосом, по Т. Себеоку невербальная коммуникация — это голос плюс кинесика). Что касается терминов «невербальная» и «экстралингвистическая» коммуникация, то второе понятие, означая практически то же, что и первое, характеризует все формы невербального поведения человека не вообще, а в процессе речевого общения. Ряд работ по невербальной коммуникации посвящен информационно-коммуникационным свойствам кинесики, то есть, выразительных движений — мимики, жестов, пантомимики (Лабунская, 1988; Фейгенберг, Асмолов, 1988; La France, Mayo, 1978; Nierenberg, Calero, 1987). Кинетические аспекты невербального поведения, сопровождающие речевое общение, проанализированы А.А Леонтьевым в его недавно изданной книге (Леонтьев, 1997). В частности, он различает четыре вида невербальных компонентов общения:

1) значимых для говорящего,

2) значимых для реципиента,

3) значимых для корректировки заключительной фазы общения,

4) не значимых для общения.

Кинесика, понимаемая в широком смысле слова- как наука о языке тела и его частей, наряду с паралингвистикой является центральной частью невербальной семиотики. Иногда семиотику отождествляют с техникой тела, включающие в нее также незнаковые движения (термин техники тела «techniques du Corps» принадлежит по видимому, М. Моссу. Однако все же подавляющее большинство исследований склоняются к более узкому пониманию кинесики, считая ее учением о жестах, прежде всего жестов рук. Кроме того, объектом кинесики являются мимические жесты, жесты головы и ног, позы и знаковые телодвижения, мимический язык, или язык пантомимы. К мимическому коду человек чаще всего прибегает тогда, когда речь по какой то причине невозможна или нежелательна: например, его могут использовать иностранцы приехавшие в страну, языка которой они совсем не знают, когда им необходимо обратиться к местным людям. Однако пантомима в гораздо большей степени представляет собой совокупность индивидуальных актов жестового творчества (то есть особое мастерство и искусство обозначения и выражения), нежели устойчивую, закрепленную общественным договором и подтверждаемую многолетней практикой общения систему бытовых жестовых знаков.

Таким образом, как показывает сам термин «невербальная коммуникация», понятие это можно определить как систему неязыковых (не словесных) форм и средств передачи информации.

§ 3 Полисенсорная природа невербальной коммуникации

Одной из важнейших особенностей невербальной коммуникации является то, что она осуществляется с участием разных сенсорных систем: слуха, зрения, кожно-тактильного чувства, хеморецепции (обоняние, вкус), терморецепции (чувство тепла — холода). Каждая из этих сенсорных систем или анализаторов информации внешнего мира состоит из трех основных частей: периферической (рецепторной), проводниковой (чувствительный нерв) и центральной, то есть, соответствующих областей мозга. Где информация внешнего мира воспринятая рецепторами, преобразуется (декодируется) в зрительные, слуховые, кожно-тактильные, обонятельные, тепловые ощущения и представления. Центральные области или центры разных сенсорных систем размещены в разных областях мозга (коры головного мозга и подкорки), то есть пространственно разделены (слуховые— в височной области, зрительные— в затылочной и т.п.).

В процессе речевого общения через слух передается та часть невербальной информации, которая представлена в звуке голоса говорящего или поющего, то есть, в особенностях фонации (интонация, тембр и т.п.). Через зрительный анализатор передаются сопровождающие речь особенности кинесики (Birdwhistell, 1970), (мимики, жестов, поз, телодвижений говорящего). Слух и зрение, называемые дистанционными сенсорными системами, являются важнейшими в процессе общения и ориентации человека во внешнем мире. При этом, несмотря на то, что зрением воспринимается большая часть информации внешнего мира (около 80%), значение слуха для формирования интеллектуальной сферы человека гораздо существеннее. Это связано с формированием через слух речевых центров Брака и Вернике, обуславливающих возможность овладения человеком звуковой речью, абстрактно-символическими формами мышления и познания. Сравнительные исследования слепых и глухонемых детей подтверждают эту точку зрения. Использование глухими жестовых и мимических форм общения — кинетическая речь — не компенсирует в полной мере развитие второй сигнальной системы и необходимого уровня интеллектуального прогресса.

Кожно-тактильное чувство (осязание) имеет важное значение при дефиците зрительного восприятия (ориентация в темноте и, особенно, при отсутствии зрения у слепых). В последнем случае возможно формирование информационной связи со слепым с помощью дактилографии — восприятия буквенных и других знаков, выполненных в осязаемой форме (например, выпуклые контуры), считываемых поверхностью ладони или пальцами (Ярмоленко, 1961). К кожной рецепции принадлежит и тепловое чувство (терморецепция), имеющее существенное значение при ориентации в окружающем мире. Жизненно важное значение терморецепции состоит, в частности, в том, что она стоит на страже организма, предупреждая о разрушительных для него воздействиях жары или холода.

Наконец, хеморецепция, представленная такими анализаторами как обоняние и вкус — в свете современных научных исследований — служит весьма значимым информационным каналом невербальной коммуникации. Помимо обыденных запахов, излучаемых человеческим телом и свидетельствующих о состоянии здоровья, гигиены и т.п., излучаются запахи, создаваемые специфическими для мужчин и женщин веществами — феромонами. В обонятельной системе человека обнаружен парный рецепторный феромононазальный орган (ФИО), реагирующий на ничтожные концентрации феромонов. Феромоны, в разной степени выраженные у разных людей в разные возрастные периоды и в разных психологических состояниях, оказывают сильное (причем, подсознательное) влияние на формирование симпатий и антипатий людей противоположного пола (т.е. половой привлекательности) и, таким образом, играют важнейшую роль в качестве невербального межполового средства воздействия. На этом основании ряд ученых причисляет (ФИО) к третьему по важности органу чувств человека после слуха и зрения (Г. Шустер, 1996).

Таким образом, полисенсорная природа невербальной коммуникации обеспечивает возможность восприятия человеком практически всех биологически и социально значимых видов информации внешнего мира Важно отметить, что в процессе непосредственного речевого общения происходит:

во-первых, взаимодействие всех видов невербальной информации, передаваемой по разным сенсорным каналам,

во-вторых, взаимодействие всех видов н с собственно речевой вербальной информацией. Этим обеспечивается высокая надежность адекватного восприятия и взаимопонимания людей в процессе общения.

§ 4 Жесты в истории культуры. Язык жестов и естественный язык

Слово жест в переводе с латинского «gestus» означает (действовать, делать, носить, нести ответственность, контролировать, исполнять и т.д).

Этимологический словарь Партридж 1959 утверждает, что непосредственным предком слова жест (точнее, его английского эквивалента gesture является gestura, слово из средневековой латыни, значение которого может быть описано как «способ действия». Судя по данным первых английских памятников, где встречается слово gesture, оно имело в тот период времени значение «способ ношения тела, то как человек стоит или ходит» применялось прежде всего к поведению человека во время религиозных церемоний. А. Кендон отмечает что позднее, в трактатах, относящихся к риторике, английское gesture и его иноязычные эквиваленты применялись только для обозначения правильного телесного поведения оратора во время произнесения речей, то есть того, как оратор должен использовать возможности своего тела, чтобы воздействовать на слушателей (Кендон 1982, с 150-151). За таким словоупотреблением стоят значимые движения рук, ног, корпуса или лица, иначе говоря, они сближаются с современным употреблением термина жест.

Люди общаются между собой не только с помощью слов, но и посредством телесных движений. Каждый из атрибутов тела, будь то форма, размер, положение или рост, при определенных условиях выражает или передает некоторое значение. Даже неисполнение жеста, например когда человек сдерживает проявления на лице своих подлинных чувств радости или горя- мы часто говорим в подобных случаях, что по лицу человека ничего не видно или у него непроницаемое лицо,- может оказаться столь значимым, сколь смех или слезы.

Возраст, род занятий, жизненные радости и невзгоды, чувства и мысли- все оставляет «следы» на человеческом теле и находит свое отражение в невербальном поведении человека. Тело, его движения и действия, по словам замечательного отечественного историка и философа М.Я. Гефтера, «являются таким же историческим документом, свидетельством о прошлом, как дневник или грамота» (из устной беседы).

Между жестовыми и естественными языками наблюдается определенное сходство. Параллельное существование и взаимодействие языка тела и языка слов в коммуникативном акте, возможно в силу того, что глубинные процессы, лежащие в основании невербальной и вербальной деятельности человека, по всей видимости, в существенных отношениях аналогичны. Об этом говорят как минимум следующие факты:

- в определенных условиях смысл может выражаться только жестами (например смысл «молчи» и русский жест прижать палец к губам), смысл «плохой запах» может выражаться, например словами плохо пахнет, воняет и т.д., параязыковым элементом пф-фф или жестом зажать нос).

- жесты, как и языковые единицы, по большей части являются символическими знаками. Они образуют лексикон язык тела, точно так же, как лексические единицы составляют словарь естественного языка.

-при помощи жестов, как и при помощи слов, можно выражать мысли и чувства, передавать идеи и эмоции.

-на протяжении истории многие жесты проходят путь от иконических знаков до символических, от выражения конкретных «простых» значений с помощью иконических форм к выражению самых абстрактных идей.

Несмотря на наличие важных общих свойств, между естественным языком и языком тела имеются более заметные различия.

-почти про каждый элемент языковых единиц, люди свободно владеющие языком, могут сказать, принадлежит он языку или нет, и если да, то что он значит и как употребляется в предложении и тексте, при этом большого расхождения во мнениях обычно не наблюдается. Естественные языки все состоят из единиц относительно стабильных и дискретных единиц. В то же время никакой сопоставляемой стабильности и дискретности в языках тела не обнаруживается. Невербальный язык гораздо более неустойчив и вариативный, что проявляется как в самих единицах (жестовой лексике), так и в правилах их комбинирования.

-невербальная информация всегда конкретная, она имеет дело с конкретными объектами и ситуациями.

-жестовый язык по большей части воспринимается визуально.

Языку тела и невербальной коммуникации в истории и культуре всегда уделялось достаточно много внимания. Особенно часто они были объектами таких областей человеческой деятельности, как риторика, медицина, психология, педагогика, искусство и физиогномика, которая представляет собой учение о том, как отражается в чертах, формах и выражениях лица человека, его внутренние качества.

И.К. Лафатер в 1792 году опубликовал «Эссе по физиогномике». И.К. Лафатер был первым, кто провел подробное наблюдение и описание корреляций между выражениями лица и конфигурациями тела с одной стороны, и типами личностных свойств человека с другой. (Еще Петроний за тысячу лет до работы И. Лафатера в своем романе «Сатирикон» писал: «По лицу человека я узнаю его характер, а по походке я могу прочесть его мысли»).

Чарльз Белл, анатом, нейрофизиолог, хирург и художник- был одним их первых, кто заинтересовался выражением эмоций на человеческом лице. Его исследования в области функционального анализа нервной системы заставили обратить внимание на соотношение различных частей тела и деятельности отдельных групп мускулов и нервов, функционально ответственных, как тогда считали, за выраженные с их помощью эмоции (Белл 1844). В частности, он пришел к заключению, что все сильные чувства, такие как: страх, ярость, радость или горе, сопровождаются изменениями в дыхании, а также в мускульной активности лица и корпуса, поскольку те находятся под действием изменившихся моделей дыхания. Как пишет Ч. Белл, «чтобы понять, как выражаются эмоции, требуется тщательное изучение анатомии лица и органов дыхания (Ч. Белл с.197-198). Несколько позже появились работы о влиянии биологических признаков на формирование определенного социального человеческого типа. Научные исследования, посвященные описанию связей между характером человека и типом его телосложения (Кречмер 1925), между эмоциями человека их телесными манифестациями, в частности мимическими жестами или выражениями лица, и смыслами, которые эти невербальные единицы выражают (Дарвин 1872/1965). Шли поиски общих принципов, управляющих телесным поведением человека, велось изучение конкретных механизмов невербальной и вербальной коммуникации.

Следует отметить, что история знает периоды, когда язык тела был, не менее значим, чем язык слов. Например, культуру Средних веков иногда называют культурой жеста, или жестовой культурой, подчеркивая этим одновременно и ту роль, которую движения и положения человеческого тела играли в социальных отношениях, и то, что Средневековая культура сама много размышляла о своих жестах, создавая, по сути дела, их теорию. Во времена позднего Ренессанса и в эпоху маньеризма, философский и чисто практический интерес к жестам и жестовому поведению проявили и такие замечательные люди, как Джованни Бонифацио, Джованни Батиста Делла Порта и Френсис Бекон. Дж. Бонифацио в своем трактате «L’arte de’ cenni» (Искусство чувств), вышедшем в Венеции в 1616 году, утверждает, что существует универсальный язык жестов, понятный всем народам, и поэтому европейцам следует использовать его во время, торговых переговоров между собой и с местными жителями.

А Дж. Батиста Делла Порта в работе «Della celeste fisionomia» сопоставляет мимику и жесты человека с мимикой и жестами животных, пытаясь за движениями тела и выражениями лица обнаружить силы, определяющие человеческий характер и темперамент. Отрицая господствующую в ту пору точку зрения, по которой темперамент человека зависит от действия астральных, космических сил. Дж. Порта, предложил, что темперамент складывается из четырех качеств- холодного, теплого, влажного и сухого. Френсис Бекон в сочинении «Advancement of Learning» (Распространение образования) 1605 года, пишет: что жесты необходимо постоянно изучать, хотя бы потому, что («…как язык говорит нечто уху, так и рука говорит нечто глазу»- эти слова Ф.Бекон цит. по работе Кендон 1981, с 155).

В средние века обыкновенный жест обладал огромной юридической и религиозной силой, способной привести в действие не только отдельных людей, но и целые коллективы. Человек рассматривался как единство души и тела, и жесты воплощали в себе их связь, выражая желания и волю, чувства и устремления- все по словам С.С. Аверинцева, «священные движения души».

В ту пору жесты выполняли, по меньшей мере, две основные функции:

  1. Они подтверждали принадлежность человека к данному коллективу

2. Они отражали иерархию членов- как внутри одной группы, так и между группами.

Все жесты будучи знаками, имели значение (signification); все жесты, занимая определенное место в культуре и выполняя в ней, определенные роли, имели значимость (valeur). Это относится как к официальным ритуальным жестам, исполняемым во время коронации или свадебного обряда, во время богослужения или в ходе судебного процесса так и к повседневным жестам: перекреститься перед трапезой, при встрече с юродивым или перед опасным мероприятием, рукопожатие при встрече, прощании или как знак примирения, положить руку на грудь в знак признательности, почтения или смирения. Каждый из этих жестов имел свое значение и свои контексты употребления.

И по сей день жесты не только обслуживают различные общественные и частные ритуалы; они являются неотъемлемым и необходимым компонентом бытовой жизни людей. В каждом этническом коллективе, в каждой культуре жесты не только выполняют идеологические, культовые или социальные функции, они отражают также практическую деятельность каждого человека.

Особенность нашего времени заключается еще в том, что в период быстро растущей сложности социальных и межличностных взаимодействий, когда большое значение отводится:

- отношениям между отдельным человеком и коллективом

- отношениям между частным человеком и властью

Реально исполняемые простые движения и примитивные «техники тела» сами по себе утрачивают способность предотвращать военные, социальные и дипломатические конфликты, как это нередко бывало в Средние века и чуть позже. Сегодня для этого нужна серия поступков, жестов навстречу оппоненту. Как показывают события современной истории, часто бывает достаточным исполнения таких символических жестов, как:

- протянутая для рукопожатия рука

-доброжелательная улыбка

-позы склонить голову или снять шляпу перед могилой,

Чтобы пришли в действие силы, приводящие к желанным конкретным результатам.

Например: склонение головы немецких офицерских лиц перед могилой русских солдат, погибших от рук фашистов во Второй мировой войне,- знак, прочитывающейся не только как знак скорби, но и как свидетельство приносимых России от имени всего немецкого народа искренних извинений, или обошедшие в свое время весь мир фотографии рукопожатия И.Рабина и Я. Арафата, жеста, воспринятого и оцененного как знак надежды на мирное разрешение ближневосточных проблем.

Таким образом, эффективность социальных, политических и ритуальных жестов в современной общественной практике может быть весьма высокой.
§5 Основные функции жестов в человеческой коммуникации

Среди них можно выделить:

Эта функция является основной у так называемых перформативных речевых жестов. К такого рода жестам принадлежат, (например: невербальные акты просьбы, типа поманить пальцем, жесты- вопросы, жесты- угрозы, жесты- предложения);

Таким образом, подчеркнем, что невербальное жестовое событие, как правило характеризуется не какой-то одной, а сразу несколькими разными функциями, из которых, обычно лишь одна- две являются доминантными.

§6 Классификации жестов

В психологии невербального общения еще не выработана общепризнанная классификация жестов. Известные классификации построены на различных основаниях, но даже собранные вместе, они не позволяют во всей полноте обозначить связи жестов со структурой личности и ее общением.

Согласно самой широкой классификации, жесты подразделяются на:

По мнению Т.М. Николаевой, при классификации жестов необходимо учитывать тот факт, что у человека отсутствует возможность запечатления движения в трехмерном пространстве и времени. В процессе коммуникации движение может быть запечатлено только в одной из плоскостей, поэтому для описания жеста следует указать либо орган, выполняющий движение; либо его направленность; либо цикличность, этапность в совершении движения; либо его отношение к положению человеческого тела в пространстве. Эти принципы описания положены в основу словарей жестов.

I) В соответствии с классификацией известного исследователя невербального поведения

А. Штангля выделяются:

1)жесты рук: руки, вяло свисающие вдоль тела, — пассивность, недостаток воли; скрещенные на груди руки — тенденция к дистанцированию, известная изоляция, выжидание и др.;

2)жесты кистей рук: открытая ладонь обращена вверх — объяснение, убеждение, открытое представление, отдавание; руки спрятаны в карманах — скрывание неуверенности, потеря непосредственности; рука сжимается в кулак — концентрация, стремление к самоутверждению;

3)«игры рук»: пальцы барабанят по столу — демонстрация незаинтересованности; стирающие движения по лбу — стирание нехороших мыслей, плохих представлений и др.;

4)жесты пальцев: палец засунут в рот — инфантильная наивность, удивление, рассеянность; палец плотно прижат ко рту — стремление предотвратить всякое проявление, импульс к овладению собой; палец касается глаз или ушей — опосредованный знак неловкости, плохое настроение, известная робость и др.;

5)рукопожатие: твердое, энергичное, тяжелое, давящее, бесцветное, слабое и др.
II) В классификации австралийского исследователя А. Пиза представлены наиболее распространенные, с его точки зрения, жесты и действия:

1)жесты ладони: открытая ладонь, говорящая о правдивости, честности, преданности; пальцы собраны в кулак и виден только указательный палец — «указующий перст», сила, принуждение к действию и др.;

2)жесты кистями и руками: рука, охватывающая запястье, говорит о неоправданных ожиданиях и попытке самоконтроля; скрещенные руки с большими пальцами, направленными вверх — оборонительное или негативное отношение к чему-либо и др.;

3)жесты «рука к лицу»: «рука к носу» указывает о недоверии к говорящему; потирание глаза — попытка блокировать ложь; почесывание шеи — сомнение, неуверенность и др.; рука поддерживает голову — скука, отсутствие интереса; поглаживание подбородка — принятие решения; потирание тыльной стороны шеи — сигнал неоправданных ожиданий и др.;

4)барьеры из рук: скрещенные на груди руки с ладонями, сжатыми в кулаки, говорят о враждебном отношении к партнеру; дотрагивание до предмета, расположенного вблизи другой руки, — стремление к достижению безопасности и др.;

5)барьеры из ног: перекрещенные руки и ноги указывают на негативное отношение, попытку защититься от чего-то и др.
III) В общении жесты выполняют разнообразные функции. В классификации жестов, разработанной психологом Е.А. Петровой, учтены не только особенности жестов, но и разнообразные функции общения, которые они реализуют:

1)аффективно-коммуникативная — жесты, выражающие чувства, волю, желание, другие состояния (эмотивная функция); жесты, выражающие течение перцептивных, мимических, интеллектуальных процессов (функция выражения процессов); жесты, сигнализирующие об отношениях, установках, оценках, самооценках (модальная функция);

2)регулятивно-коммуникативная — фатические жесты (жесты вступления в контакт); конативные жесты (жесты, способствующие поддержанию и усилению контакта); эндные жесты (жесты завершения контакта);

3)информативно-коммуникативная — презентация информации об объекте, о себе, о другом.
IV) Соотношение вербальной и невербальной информации в процессе коммуникации представлено в следующей классификации Н.И. Смирновой:

1) коммуникативные жесты, замещающие в речи элементы языка (жесты приветствия и прощания, угрозы, привлечения внимания, подзывающие, приглашающие, дразнящие, жесты утвердительные, отрицательные, вопросительные, выражающие благодарность, примирение и др.);

2)описательно-изобразительные жесты, сопровождающие речь и теряющие смысл вне речевого контекста (жесты, обозначающие размер, форму предмета, пространственное расположение объекта и др.);

3)модальные жесты, выражающие оценку предметов, явлений, людей (жесты одобрения, неудовольствия, недоверия, неуверенности, растерянности, отвращения, радости, восторга, удивления).

Чтобы подчеркнуть разнообразие информации, предоставляемой жестами партнеру, их подразделяют на следующие группы:

1)жесты-регуляторы, выражающие отношение говорящего к чему-либо или к кому-либо (кивок, целенаправленные движения руками и др.);

2)жесты-эмблемы — своеобразные заменители слов или фразв общении (поднятый вверх большой палец и др.);

3)жесты-иллюстраторы — жесты сообщения, образные картины сообщения («вот какого размера», «вот такой формы», движения руками, соединяющие воображаемые предметы и др.);

4)жесты-адаптеры, демонстрирующие специфические привычки человека, связанные с движениями рук (почесывание, поглаживание, перебирание отдельных предметов и др.);

5)жесты-аффекторы, выражающие через движения тела определенные эмоции (растерянность, удивление, отвращение, радость);

6)жесты оценки получаемой информации (один палец отставлен, остальные под подбородком — критическая оценка; почесывание подбородка — обдумывание предстоящего высказывания; почесывание пальцем спинки носа — озабоченность, сомнение).

Жестам всегда присуща, во-первых, вариативность (даже в тех случаях, когда они общеупотребительны), обусловленная прежде всего индивидуальными особенностями человека; во-вторых, многофункциональность. Например, взмах руки может употребляться как знак отчаяния, привлечения внимания или отказа от чего-либо. Кивки головой не всегда означают согласие — часто они лишь показывают говорящему, что его слушают и готовы слушать дальше, и как бы дают разрешение собеседнику продолжать речь, поэтому в групповой беседе говорящий обычно обращает свои слова непосредственно к тем, кто постоянно кивает.

Вариативность и многофункциональность жестов связаны также с различиями культур, в которых они функционируют: один и тот же жест может быть интерпретирован по-разному. Так, удар по ладони партнера в момент или после произнесения фразы «говорит» египтянину или сирийцу о том, что собеседнику понравилась сказанная шутка, острая фраза, а европеец то же движение рук воспримет как проявление неуважения. Кроме того, жесты, распространенные в одной культуре, могут вовсе отсутствовать в другой. Например, жест «большой палец правой руки опущен вниз», обозначающий у англичан неодобрение, отсутствует у русских, а жест«почесывание затылка», передающий у русских старание припомнить что-то, у англичан встречается довольно редко.

Такесика — специальная область психологии невербального поведения, занимающаяся изучением жестов-прикосновений. Несмотря на то что тактильно-кинестетическая система дает менее точную, чем зрение, информацию о другом человеке, в ряде случаев возможен ее приоритет в организации процесса общения.

Такесика базируется на двух основных элементах — физическом контакте и расположении тела в пространстве. Физический контакт в виде прикосновений, поглаживаний, поцелуев, похлопываний является важным средством взаимодействия между людьми. Прикосновения формируют у ребенка представления о пространстве своего тела, благодаря им во многом складывается эмоциональный мир ребенка (ласковые прикосновения матери, «формальные» прикосновения врача и т.д.).Через прикосновения человек выражает самые сильные чувства — любовь и ненависть. Физическое уничтожение человека происходит чаще всего с помощью таких физических контактов, как побои, удары, и психологическое унижение личности также связано с ними (пощечина, принуждение к физическим контактам).

Среди различных компонентов такесики чаще всего рассматривается рукопожатие — одно из самых распространенных прикосновений, принятых в различных культурах. Выделяют следующие виды рукопожатий:

1)ладонь, повернутая вниз, на ладони партнера — стремление к доминированию, властное рукопожатие, попытка взять ситуацию под контроль;

2)ладонь, повернутая вверх, под ладонью партнера — готовность к подчинению, сигнал тому, чье доминирование признается;

3)ладонь ребром вниз (вертикальное положения) — позиция равенства;

4)рукопожатие «перчатка» (две ладони охватывают одну ладонь собеседника) — стремление показать искренность, отзывчивость, глубину чувств инициатора рукопожатия; жест, как правило, сопровождается улыбкой и потряхиванием;

5)рукопожатие «котлеткой», вялое рукопожатие может служить показателем слабости характера;

6)рукопожатие сильное часто является отличительной чертой активных или агрессивных людей;

7)короткое, вялое рукопожатие может свидетельствовать о безразличии;

8)весьма продолжительное рукопожатие и слишком влажные руки говорят о сильном влиянии партнера, выраженном чувстве ответственности.

В деловой коммуникации следует учитывать разницу во взглядах на рукопожатие у представителей разных культур, поскольку незнание культурной традиции может привести к затруднению в общении. Рукопожатия как знак приветствия более приняты у русских, чем у англичан или американцев. Западноевропейские и американские предприниматели не любят вялых рукопожатий, так как ценят атлетизм и энергичность. Тем не менее у американцев не приняты рукопожатия, если между людьми существует интенсивный контакт, что совершенно не совпадает с этикетом рукопожатий у русских.

В ряде стран Восточной и Южной Азии существуют запреты на прикосновение партнеров друг к другу во время беседы. Например, японцы считают, что касаться собеседника может человек лишь при полной потере самоконтроля либо для выражения своего недружелюбия и агрессивных намерений. В то же время арабы, латиноамериканцы часто касаются друг друга в процессе диалога.

Показатели интенсивности жестикуляции (сила и частота) также определяются культурными нормами. Согласно усредненным данным, на протяжении часового разговора финн прибегает к жестикуляции один раз, итальянец — 80, француз — 120, а мексиканец — 180 раз.

У представителей одной культуры также наблюдаются различные показатели интенсивности жестикуляции вследствие индивидуальных различий. Чрезмерное жестикулирование отмечается у человека, например, при ослаблении или отсутствии обратной связи со стороны партнера по общению; может быть также выражением беспокойства, неуверенности человека; в ситуации переговоров, сопровождающихся сильными эмоциями, более интенсивно жестикулируют те, кто претендует на лидерство.

Таким образом, жесты свидетельствуют об интенсивности переживаний, о качестве и направленности отношений, о культурной и групповой принадлежности. Жесты, как и мимика, могут нести самостоятельную информацию о человеке независимо от его речи.

7 Сравнительный анализ невербальной коммуникации у русских и китайцев
Отправляясь в путешествие, мы стараемся как можно больше узнать о пункте нашего назачения. Просматриваем сводки погоды, новости о политической обстановке, берем с собой разговорник, но даже подготовившись приходим в замешательство, когда наши жесты истолковываются неверно. Одни и те же жесты у разных народов могут иметь разные значения.

Язык жестов сугубо национален. Китайцу ничего не скажут такие обычные для

нас жесты, как покручивание пальцем у виска, многозначительное постукивание

по лбу или глубокомысленное почесывание в затылке. С другой стороны, многое

в поведении и жестах китайцев для нас непривычно и не понятно, а иногда и

просто неприятно. Некоторые в Китае считают нормальным протягивать для

рукопожатия левую руку. Пожав руку, благорасположенный к вам китаец часто

долго не отпускает ее, иногда начинает ее раскачивать, похлопывать сверху

другой рукой, слегка тянуть вниз. Многие китайцы имеют привычку во время разговора трогать своего собеседника за локоть или плечо, поглаживать или теребить рукав, выражая тем самым дружелюбное отношение к нему. Дело в том, что традиционно телесный контакт на людях в Китае бал ограничен бытовавшими в обществе строгими нравами.

Видимо, поэтому прикосновение в восприятии наследников традиционной культуры сразу открывает как бы иное качество личных взаимоотношений, придавая им теплоту и доверительность, символизируя внимание и заботу. У европейцев часто вызывает недоумение картина, которую часто можно наблюдать, скажем, в университетском городке: двое-трое студентов-юношей прогуливаются по аллее, взявшись за руки или интимно положив руки друг - другу на плечи. Это означает то, что их связывают приятельские отношения.

Во многих государствах, включая Китай и Японию, при знакомстве принято сначала называть фамилию. В Японии имя практически не используется, даже при неформальных встречах, а официальный поклон является необходимым ритуалом при знакомстве. Русские при прощании обычно машут рукой не вперед-назад, а из стороны в сторону.

Есть несколько экстравагантных жестов, например, в Тибете встречный прохожий покажет вам язык — не огорчайтесь. Это будет означать — «Я ничего не замышляю против тебя. Будь спокоен!», в России это знак поддразнивания, а в Китае – высовывание языка воспринимается как угроза.

Иногда можно наблюдать, как девушка игриво тычет указательным пальцем в лоб

молодому человеку: мол, дурачок ты эдакий.… Говоря о самом себе, китаец

покажет пальцем на собственный нос. Вообще же указательный палец следует

использовать очень осторожно, когда находишься среди китайцев.

Представители западной культуры имеют привычку во время своей экспансивной

речи злоупотреблять указывающими жестами. Для китайца вытянутый в его

сторону указательный палец является если не оскорблением, то уж во всяком

случае, выражением недовольства или признаком плохого воспитания. Не потому

ли американские политики и дипломаты часто не могут найти ключ к строптивым

китайским партнерам, что не достаточно следят за руками?

Если вам самому когда-нибудь придется выражать свое неудовольствие китайцу,

вы можете натолкнуться на неадекватную, казалось бы, для такого случая

реакцию – улыбку на его лице, тем более «лучезарную», чем больше вы шумите.

Улыбка в данном случае – это выражение страха, страха «потерять лицо».

Впрочем, признавая ошибку, китайцы вполне могут быть вежливыми. Для этого

у них есть жест, напоминающий наше козыряние – правая ладонь, обращенная к

вам, поднимается где-то на уровне уха. Часто бывает, что секунду назад

«подрезавший» ваш автомобиль таксист, улыбаясь, «козыряет» вам в зеркало

заднего вида: «извини, мол, спешу…»

Разумеется, пальцами можно не только оскорблять; они могут пригодиться и

для благих целей.

Единственным универсальным средством расположения к себе партнера является улыбка, она используется и правильно воспринимается в любой стране и любой культурой. Улыбка является наиболее эффективной формой общения, и, в конечном счете, самым лучшим комплиментом, который мы можем сделать своему собеседнику, будет искреннее проявление интереса к нему и его проблемам.

Жест одобрения у китайцев такой же, как, пожалуй, и во всем мире – понятый

вверх указательный палец большой руки. А вот говоря о чем-то недостойном,

незначительном или неприятном, китайцы используют специфический жест –

прикладывают подушечку большого пальца к верхней фаланге мизинца той же

руки. Сложенные вместе большие пальцы обеих рук намекают на чьи-либо

амурные отношения. Поглаживание указательным пальцем по щеке выдает желание

пристыдить адресата этого жеста, у которого должно быть слишком, «на лице

слишком толстая кожа».

Жест – человек, хлопнув тыльной частью кисти правой руки о раскрытую

ладонь левой, широко разводит руки, означает, что он находится в

недоумении, растерянности или затруднении.

Некоторые жесты имеют древнее происхождение. Например, обычай

приветствовать сложением обеих рук перед грудью был, упомянут еще в

«Рассуждениях и беседах» Конфуция. Этот жест был когда-то усвоен в кругах

адептов воинских искусств, наложивших на него свою символику. Считалось,

например, что раскрытая ладонь одной руки и обхваченный ею сжатый кулак

другой символизируют собой два противоположных начала китайской

натурфилософии – инь и янь. Другие говорят, что такое положение рук,

демонстрирующее нежелание нанести первый удар, является данью уважения

противнику – подобно тому, как боксеры на ринге перед началом боя ударяют

друг друга перчатками. Как бы то ни было, в настоящее время этот жест

является установленным элементом приветствия, с которым участник спортивных

соревнований по ушу обращается к судьям и зрителям. Надо отметить также,

что эта форма приветствия продолжает жить в наши дни в быту. Сложив руки,

таким образом, китайцы поздравляют своих родственников и знакомых с

наступлением Праздника Весны, с днем рождения, повышением по службе,

переездом на новую квартиру и т.п.
Вас могут понять неправильно.

Для человека, впервые отправляющегося в пределы Поднебесной, хватит тем для

изучения и без этих премудростей невербального общения. И все же о

китайских жестах хоть что-то нужно знать. Иначе уличная сценка с

обнимающимися юношами и прохожими, треплющими за щеки чужих малышей, может

показаться чем-то сюрреальным, а открытие научной конференции, когда ученые

мужи принимаются тянуть друг друга за рукава, пропуская вперед и, усаживая

на более почетные места в президиуме, легко принять за театр абсурда.

И, наконец… когда вам будут, провожая, махать рукой, то вы не увидите

привычного маятникообразного движения кисти из стороны в сторону: этот жест

до сих пор означает в Китае «нет!». Китайской руке в этой ситуации

свойственно совершать короткие толчки ладонью вперед: «до свидания!».

Ну и, конечно, не вздумайте обмениваться с китайцем троекратным русским

поцелуем: вас могут неправильно понять…



Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации