Скрицкая Т.В., Дмитриева Н.В. Особенности психологического реагирования и системы ценностных ориентаций женщин в период беременности - файл n1.doc

Скрицкая Т.В., Дмитриева Н.В. Особенности психологического реагирования и системы ценностных ориентаций женщин в период беременности
скачать (1760.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc1761kb.21.10.2012 14:47скачать

n1.doc

  1   2   3   4   5   6   7   8   9

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ



Т.В. Скрицкая, Н.В. Дмитриева




Особенности психологического реагирования

и системы ценностных ориентаций женщин в период беременности

Утверждено на заседании кафедры психологии личности и специальной психологии НГПУ в качестве учебно-методического пособия


НОВОСИБИРСК

2002
УДК 152.3.(075.8)+152.9(075.8)

ББК 88.373.Я-13-1.
Рецензенты:

доктор психол. наук, профессор Кудинов С.И.

доктор мед. наук, профессор Короленко Ц.П.
Скрицкая Т.В., Дмитриева Н.В.

Особенности психологического реагирования и системы ценностных ориентаций женщин в период беременности: Учебно-методическое пособие. Новосибирск, НГПУ, 2002, - 62с.
ISBN 5-85-921-353-0
Учебно-методическое пособие дополняет темы курсов «Дифференциальная психология», «Возрастная психология», «Психология личности».

Материалы предназначены для студентов психологических факультетов дневного отделения и ОЗО, студентов медицинской академии, слушателей курсов повышения квалификации и медицинских работников, непосредственно наблюдающих женщин во время беременности.


Утверждено на заседании кафедры психологии личности и специальной психологии НГПУ «12» июня 2002г. и рекомендовано в качестве учебно-методического пособия по психологии.

УДК 152.3.(075.8)+152.9(075.8)

ББК 88.373.Я-13-1.


ISBN 5-85-921-353-0
© Скрицкая Т.В.

© Дмитриева Н.В.


ВВЕДЕНИЕ
Основная цель пособия – выделение беременности как особого периода в жизни женщины и обращение внимания на изменения, происходящие с личностными особенностями беременных женщин и динамикой их ценностных ориен­таций от первого к третьему триместру.

Присущие современному обществу социально – экономические преобразования, высокий темп жизни и эмоциональное напряжение отражаются как на индивидных, так и на личностных характеристиках женщины. В связи с изменяющимися условиями жизни и демографическим спадом, наш интерес привлекли психологические особенности женщины в период беременности.

Начиная с 1992 г. уровень смертности в России на 12,6% превышает уровень рождаемости, обнаруживая процесс депопуляции. Сейчас в стране 95% семей с 1-2 детьми, что означает чрезмерное преобладание малодетных семей. Актуальность данного пособия продиктована противоречиями между:

Целью учебно – методического пособия являлось решение следующих задач:

1. Изучить общую природу системы ценностных ориентаций личности.

2. Исследовать особенности ценностных ориентаций женщин в период беременности. Выявить их роль и место в структуре значимых личностных качеств.

3. Выявить закономерности в изменении ценностно-смысловой сферы личности женщины в процессе беременнос­ти (по триместрам).

В отечественной и западной психологии практически отсутствуют исследования, посвя­щенные комплексному изучению особенностей психологи­ческих реакций беременных женщин. Многие авторы рассматривают беременность как кризисную ситуацию, оказывающую определенное влияние на психику женщины (М.А. Кочнева, 1990; Н.Г. Афиноге­нова, 1986; Э.К. Айламазян, 1993). Даже физиологи­чески протекающая беременность сопровож­дается изменениями психики женщины, реакциями адап­тации к беременности (М.А. Кочнева, 1990).

В пособии представлены теоретический анализ проблемы и материалы собственного исследования динамики личностных показателей беременных женщин от первого триместра к третьему, систе­мы ценностных ориента­ций.

Описаны результаты исследования женщин с использованием тестовых мето­дик: формы А теста Кет­телла 16 PF, модифицированной А.Г. Шмелевым, И.В. Бурмистро­вым, В.И. Похилько, А.С. Соловейчик, предназначенной для лиц от 16 лет и старше; теста СЖО Дж. Крамбо, Л. Махолика, адапти­рованного Д.А. Леонтьевым; теста ценностных ориен­таций М. Рокича, адаптированного А. Гоштаутасом, А.А. Семеновым, В.А. Ядовым и модифицированного Д.А. Леонтье­вым. Уровень самоактуализации измерялся «опрос­ником личностных ориентаций» (Personal Orienta­tion Inventory - POI), который был создан Э. Шостромом в 1963 г. В России адаптация теста POI была осуществлена Л.Я. Гозманом и М.В. Крозом.

Часть 1.
Теоретические и методологические аспекты

исследования ценностных ориентаций личности
Изучение проблемы ценностных ориентаций личности в настоящее время приобретает комплексный характер, является предметом анализа различных социальных дисциплин, и представляет собой важную область исследований, расположенную на стыке различных отраслей знания о человеке – философии, социологии и психологии. Ценности и ценностные ориентации человека всегда являлись одним из важных объектов исследования социальных наук. Г.П. Выжлецов (1995), описывая этапы развития философии, выделяет для каждого из них основные анализируемые ценности и идеалы – благо, счастье и духовную свободу.

Понятие ценностных ориентаций было введено в послевоенной психологии как аналог философского понятия ценностей, однако четкое концептуальное разграничение между ними до сих пор отсутствует.

Понятие «ценностные ориентации» неразрывно связано с понятием личность, поскольку тесно соприкасается с изучением человеческого поведения, побуждений и мотивов.

Понятию «ценность» придается несколько значений, в зависимости от рассматриваемой проблемы:

1. Ценность как общественный идеал (выработанное общественным сознанием, содержащееся в нем абстрактное представление об атрибутах должного в различных сферах общественной жизни) - это общечеловеческие и конкретно - исторические ценности.

2. Ценности, предстающие в виде произведений материальной и духовной культуры, либо человеческих поступков.

3. Социальные ценности преломляются через призму индивидуальной жизнедеятельности и входят в психологическую структуру личности в форме личностных ценностей (Психология. Словарь, 1990).

Понятию «ценность», как составляющей личности, придается неодинаковое значение в различных психологических школах.

Представителями гуманистического направления (А.Г. Маслоу) рассматривается проблема регулятивной роли высших ценностей. Центральным звеном теории личности Абрахама Маслоу (A. Maslow) является самоактуализация – стремление человека к более полному выявлению и развитию своих личностных возможностей,которая является высшей ступенью в иерархии потребностей. Как отмечает автор, «здоровые люди наверняка делают «правильный выбор» в биологическом смысле, но также вероятно, и в других смыслах» (Маслоу А., 1997).

Маслоу утверждал, что высшие потребности могут направлять поведение индивида лишь в той мере, в какой удовлетворены его более низшие потребности. Он допускал, что могут быть исключения из этого иерархического расположения мотивов. Чем ниже расположена потребность, тем она сильнее и приоритетнее. Автором были выделены две группы ценностей:

1. Б - ценности (ценности бытия) - высшие ценности, присущие самоактуализирующимся людям (истина, добро, красота, целостность, преодоление дихотомии, жизненность, уникальность, совершенство, необходимость, полнота, справедливость, порядок, простота, богатство, легкость без усилий, игра, самодостаточность);

2. Д - ценности (дефициентные ценности) - низшие ценности, ориентированые на удовлетворение какой-либо потребности, на изменение существующих условий, которые воспринимаются как неприятные, фрустрирующие или вызывающие напряжение. Маслоу не обращается эксплицитно к Д - ценностям.

Автор рассматривает человека как «желающее существо». Человек мотивирован на поиск личных целей, что делает его жизнь значимой и осмысленной. При удовлетворении одной потребности активизируется другая и т.д.

С точки зрения Л. Хьелла, Д. Зиглера (1997): «чем глубже человек познаёт свою природу, желания своего внутреннего «Я», свой темперамент, свою конституцию, свои потребности и устремления, чем отчётливее он осознаёт, что на самом деле доставляет ему радость, тем легче, естественнее будет решена им проблема ценностного выбора».

Концепция личности В. Франкла (V. Frankl) сложилась в рамках экзистенциальной психологии. По многим своим идеям она близка гуманистической психологии. В созданной автором теории центральным звеном выступает понятие смысла жизни. В. Франкл считает, что «…важен не смысл жизни вообще, а скорее специфический смысл жизни данной личности в данный момент» (Франкл В., 1982). Согласно автору, смысл жизни можно обнаружить тремя путями:

1. совершая подвиг;

2. переживая ценности;

3. путем страдания.

Исходя из этого, выделяются три группы ценностей (цен­ности - смысловые универсалии, кристаллизовавшиеся в ре­зультате обобщения типичных ситуаций, с которыми обществу или человечеству пришлось сталкиваться в истории). Первую группу составляют ценности творчества - наибо­лее естественные и важные, но не необходимые. Основным пу­тем реализации является труд. Смысл труда заключается в том, что человек привносит в свою работу как личность. Вторая группа - это ценности переживания. По мнению В. Франкла, богатым ценностным потенциалом обладает любовь. «Любовь яв­ляется единственным способом понять другого человека в глу­бочайшей сути его личности» (Франкл В., 1982). Однако, любовь не есть необходимое условие для осмысленности жизни. С точки зрения В. Франкла, наиболее значимыми являются ценности отношений. «Как только список категорий ценностей пополняется ценностями отношений, становится очевидным, что человеческое существование по сути своей никогда не может быть бессмысленным» (Франкл В., 1982). Эта группа ценностей заключается в отношении человека к факторам, ограничивающим его жизнь. Ценности отношения делятся на три категории: осмысленное отношение к боли, вине и смерти. В отличие от экзистенционалистов, В. Франкл рассматривает эти категории с оптимистической позиции «…нет трагических и негативных аспектов, которые не могли бы посредством занимаемой по отношению к ним позиции быть превращены в позитивные достижения» (Франкл В., 1982).

Таким образом, ценностные ориентации как предмет психологического исследования базируются на пересечении двух больших предметных областей: мотивации и мировоззренческих структур сознания.

Представление о системе ценностей личности как иерархии убеждений получило распространение в американской социальной психологии. По мнению М. Рокича (M. Rokeach), ценности определяются как: «устойчивое убеждение в том, что определенный способ поведения или конечная цель существования предпочтительнее с личной или социальной точек зрения, чем противоположный или обратный способ поведения, либо конечная цель существования». Ценности характеризуются следующими признаками:

1. Общее число ценностей, являющихся достоянием человека, сравнительно невелико.

2. Все люди обладают одними и теми же ценностями, хотя и в различной степени.

3. Ценности организованы в системы.

4. Истоки ценностей прослеживаются в культуре, обществе, его институтах и личности.

5. Влияние ценностей прослеживается практически во всех социальных феноменах, заслуживающих изучения.

М. Рокич выделяет два класса ценностей:

1. терминальные ценности – убеждения в том, что какая-то конечная цель индивидуального существования с личной или общественной точек зрения стоит того, чтобы к ней стремиться;

2. инструментальные ценности – убеждения в том, что какой-то образ действий является с личной или общественной точек зрения предпочтительным в любых ситуациях.

Терминальные ценности носят более устойчивый характер, чем инструментальные, для них характерна меньшая межиндивидуальная вариабельность. Разведение терминальных и инст­рументальных ценностей воспроизводит традиционное различе­ние ценностей - целей и ценностей - средств.

По мнению М.С. Яницкого (2000), ценностные ориентации представляют собой особые психологические образования, всегда составляющие иерархическую систему и существующие в структуре личности только в качестве ее элементов. Невозможно представить себе ориентацию личности на ту или иную ценность как некое изолированное образование, не учитывающее ее приоритетность, субъективную важность относительно других ценностей.

В отечественной психологии сложился целый ряд школ и направлений, в которых ценности исследуются в различных ас­пектах изучения свойств личности. В одних школах личность рассматривается в связи с ана­лизом ее деятельности (А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн), в других - центральное место занимает изучение психологических отношений личности (В.Н. Мясищев), в третьих - личность ис­следуется в связи с общением (К.А. Абульханова - Славская, А.А. Бодалев, Б.Ф. Ломов) или в связи с установками (Д.Н. Узнадзе, А.С. Прангишвили).

Несмотря на различие трактовок личности, в качестве ее ведущей характеристики выделяется направленность. В разных концепциях эта характеристика раскрывается по-разному: как «динамическая тенденция» (Рубинштейн С.Л., 1976), «смысло - образующий мотив» (А. Н. Леонтьев, 1975), как «основная жизнен­ная направленность» (Б.Г.Ананьев,1980), «доминирующие отношения» (В. Н. Мясищев, 1982).

По мнению Б.Ф. Ломова, на­правленность выступает как системообразующее свойство лич­ности, определяющее ее психологический склад (Ломов Б.Ф., 1984). «В гло­бальном плане направленность можно оценить как отношение того, что личность получает и берет от общества (имеются в виду материальные и духовные ценности), к тому, что она ему дает, вносит в его развитие» (Ломов Б.Ф., 1989). В направленности выражаются субъективные ценностные отношения личности к различным сторонам действительности.

Статус, роли и ценностные ориентации образуют первичный класс личностных свойств, определяют собой структуры и мотивации поведения, и, во взаимодействии с ними, - характер и склонности человека (Ананьев Б.Г., 1980). В этой связи Б.Г. Ананьев рассматривает ценностные ориентации как одно из центральных звеньев в комплексном изучении личности и закономерностей ее развития.

Личность не мо­жет рассматриваться в отрыве от социальной среды, общества. По Мнению А.Г. Здравомыслова (1986), важным связующим звеном между обществом, социальной средой и личностью, ее внутренним ми­ром выступают ценности.

«Ценности, - писал С.Л. Рубинштейн, - ...производны от соотношения мира и человека, выражая то, что в мире, включая и то, что создает человек в процессе истории, зна­чимо для человека» (Рубинштейн С.Л., 1999).

Анализируя функционирование ценностей в процессе жиз­недеятельности, следует исходить из отношения субъект - объект, т.е. какие значения приписываются субъектом объек­там внешнего мира, как он их переживает и оценивает. Ценно­стные отношения субъекта к внешнему миру опосредованы ори­ентацией человека на других людей, на общество в целом, на существующие в нем идеалы, представления и нормы. Как от­мечает В.П. Тугаринов, «отдельный человек может пользовать­ся лишь теми ценностями, которые имеются в обществе. Поэто­му ценности жизни отдельного человека в основе своей суть ценности окружающей его общественной жизни» (Тугаринов В.П., 1968). Автор условно делит ценности на три категории:

1. Материальные ценности - техника и материальные бла­га, которые могут выполнять функцию стимулятора индивидуально -психического развития лишь в совокупности с общественно -политическими и духовными ценностями.

2. Общественно-политические ценности - свобода, брат­ство, равенство, справедливость.

3. Духовные ценности - образование, наука, искусство.

Направленность личности на те или иные ценности - по В.П. Тугаринову - составляет ее ценностные ориентации (Тугаринов В.П., 1968).

По мнению В.Н. Мясищева, можно трактовать субъективные ценно­сти как осуществление в субъект - объектном и субъект - субъектном взаимодействиях плана личностных отношений. Это положение расширяет контекст реализации ценностных отношений, включая в него человеческое общение (Г.Л.Будинайте, Т.В. Корнилова 1993).

В концепции субъект - объектных взаимодействий, содержавшейся в теории деятельности А.Н. Леонтьева, понятие субъективных ценностей в какой-то степени ассоциируется с понятием значимости, предполагающим связь индивидуальной представленности значений с эмоционально - мотивационной сфе­рой (Леонтьев А.Н., 1975).

Основываясь на концепции А.Н. Леонтьева, В.Ф. Сер­жантов (1990) делает вывод, что всякая ценность характеризуется двумя свойствами - значением и личностным смыслом. Личност­ный смысл ценностей - это их отношение к потребностям чело­века. Он определяется объектом, выполняющим функцию ценностей и зависит от самого человека. Значение цен­ности есть совокупность общественно значимых свойств, функ­ций предмета или идей, которые делают их ценностями в обще­стве.

На двойственный характер ценностей указывает и Ю.А. Шерковин (1982). Ценности становятся фактом сознания благодаря опыту. Поскольку природа опыта социальна и одновременно ин­дивидуальна, ценности так же приобретают двойственный ха­рактер. Ю.А. Шерковин писал, что: «они (ценности) социальны, поскольку обусловлены опытом в свя­зи с положением человека в обществе, системой воспитания, системой усвоенных им от общества и групп значений, и одно­временно индивидуальны, поскольку в них сосредоточен непо­вторимый жизненный опыт данного лица, своеобразие его инте­ресов и потребностей, его привычки и усвоенные типы пове­дения».

По мнению Ю.А. Шерковина, социальные ценности имеют двойное значение. Во-первых, они являются основой формиро­вания и сохранения в сознании людей установок, которые по­могают индивиду занять определенную позицию, выразить точку зрения, дать оценку. Таким образом, они становятся частью сознания. Во-вторых, ценности выступают в преобразованном виде в качестве мотивов деятельности и поведения, поскольку ориентация человека в мире и стремление к достижению опре­деленных целей неизбежно соотносится с ценностями, вошедши­ми в личностную структуру.

Чешский исследователь Я.Гудачек (J.Hudacek) указывает на два основных значения понятия "ценность":

1. ценности в смысле объективно существующих предме­тов, событий, идей, свойств материальных и духовных про­дуктов и т.д., в сущности которых заключается атрибут цен­ности, и которые существуют независимо от субъективных оце­нок людей;

2. ценности в смысле значимости (ценности, конкретной ценности или системы ценностей) для индивида.

Значимость ценности для индивида можно понимать в трех значениях:

1. качества вещей, на которые направлены усилия челове­ка или которые удовлетворяют его потребности;

2. положительно оцениваемые индивидом объекты;

3. критерий, на основании которого разные объекты под­лежат оценке (Гудачек Я., 1989).

Важно подчеркнуть, что ценности не существуют вне от­ношения "субъект-объект". Как отмечает Е.А. Климов, их не следует отождествлять с чем-то существующим независимо от субъекта. «Ценность - это не признак объекта, а характери­стика субъекта в его среде» (Климов Е.А., 1993).

Ценности и ценностные представления как высшие каче­ственно определенные образования субъективного мира лично­сти являются основными регуляторами и посредниками соци­ального воздействия при социальной регуляции поведения лич­ности (Бобнева М.И., 1978).

Исходя из того, что ценности являются нормативами и регуляторами деятельности, их можно подразделять на ценно­сти - нормы, ценности - идеалы и ценности - средства. Болгарский исследователь В. Момов (1994) полагает, что можно типологизировать ценности следующим образом: ценности существующие или наличные – актуальные; ценности целевые или мыслимые - желаемые, возможные. При дальнейшем анализе целевых ценностей их можно классифицировать как ценности - цели и ценности - идеалы, далее, ценности - желания и ценности - должного (нормативные).

Субъективная система ценностей индивида состоит из элементов исторически и социально данной ему объективной системой ценностей, но, в то же время, она содержит эмоцио­нальное и рациональное отношение к составляющим объективной системы ценностей. Как считает В.И. Додонов (1978), необходимо, чтобы субъект "запроектировал" определенную ценность в сво­ем сознании (или подсознании), чтобы направил свою деятель­ность на овладение ею. Ценности дают важный импульс для познава­тельных, эмоциональных и волевых процессов, играющих важную роль в «программе жизненной деятельности человека» и «про­грамме потребностей».

Как указывает Ш.А. Надирашвили (1987), ценностные ориентации играют решающую роль в волевых про­цессах. На основе теории уста­новки Д.Н. Узнадзе автор выделил три качественно различных уровня регуляции психической активности человека: объекти­вация предмета, объективация социальных требований, объек­тивация собственного «Я». При объективации собственного «Я», когда препятствием в реализации потребности выступают личностные качества и ценностные установки, происходит ре­организация ценностных ориентации. По мнению Ш.А. Надира­швили, объективация собственного внутреннего состояния при­водит к постановке оценочной задачи, в результате чего по­рождается волевой процесс. Таким образом, высший уровень регуляции психической активности человека - волевая активность - регулируется ценностными ориентациями индивида.

Г.Л. Будинайте и Т.В. Корнилова (1993) вводят понятие «лич­ностные ценности». Личностными ценностями становятся те смыслы, по отношению к которым субъект самоопределился. Конструктивная роль личностных ценностей наиболее явно вы­ступает при интерпретации «моральных решений» и процессов личностной регуляции принятия решений (интеллектуальных, поведенческих и т.д.). В них субъект реализуется на уровне целостного Я, предполагающего сознательный и ответственный выбор не только в плане внешне заданных альтернатив, но и в плане достигнутого потенциала саморегуляции как внутренней динамики движения мотивов, целей и смыслов. Личностные цен­ности являются специфической формой функционирования смы­словых образований в личностных структурах. Они формируются и проявляются в актуальной регуляции решений субъекта о его предпочтениях и функционируют как определенный уровень развития смысловых образований. Личностные ценности опосредуют переход на более высокий уровень личностных структур тех смысловых образований, которые могли выступать в качестве значимых психических регуляторов деятельности субъек­та, «но приобретают ценностный статус только при обращении его личностных усилий на свою смысловую сферу, на собствен­ное Я» (Будинайте Г.Л., Корнилова Т.В., 1993).

По мнению К. Островской (2000), люди обычно не слишком отличаются друг от друга в стремлении к добру, красоте, счастью, справедливости и успеху, то есть не отличаются в желании реализовать определенные ценности: «различие между ними (людьми) состоит в том, в какой степени они реализуют эти ценности и каким именно способом».

Система ценностей отдельной личности или социальной группы зависит от возрастных, гендерных и личностных особенностей, социального, экономиче­ского, политического, профессионального, национального, эт­нического статуса.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что ценности это социальный феномен, существующий в диалек­тическом отношении субъект - объект, который является важ­ным связующим звеном между личностью, ее внутренним миром и окружающей действительностью.

Ценности носят двойственный характер. Они социальны, поскольку исторически обусловлены и индивидуальны, посколь­ку в них сосредоточен опыт конкретного субъекта. Социальные ценности определяются как некое данное, имеющее эмпириче­ское содержание, доступное членам какой-то социальной груп­пы или общества в целом, значение, соотносимое с чем-то, яв­ляющимся объектом деятельности. Ценности конкретной лично­сти формируются под влиянием социальной среды, особенностей тех социальных групп, в которые эта личность входит. Индивидуальные ценности являются важнейшим компонентом структуры личности, они выполняют функции регуляторов поведения и проявляются во всех областях человеческой деятельности.

Отечественные психологи раскрывают природу ценностей через введение практически тождественных понятий «ценностные ориентации личности» и «личностные ценности», которые различаются лишь отнесением ценностей к мотивационной или смысловым сферам (М.С. Яницкий, 2000).

В зависимости от прикладных целей и задач, которым служит та или иная ценность, они делятся на две основные группы: ценно­сти - цели (терминальные) и ценности - средства (инструментальные). Терминальные ценности более постоянны во времени. Они являются важнейшими, основными целями человека, отражающими долго­временную жизненную перспективу (то, что он ценит сейчас и к чему стремится в будущем), и определяют смысл жизни, указывая на то, что для человека особенно важно, значимо, ценно. Инструментальные ценности выступают стандартами при выборе определенного типа поведения или действий (Серый А.В., 1996).

В процессе становления личности все большее значение приобретают движущие силы, позволяющие человеку более самостоятельно определять задачи и направления собственного развития. Система ценностных ориентаций личности выступает в качестве регулятора и механизма развития личности, а это создает все новые предпосылки для развития системы ценностных ориентаций.

Ценностям присущ динамический характер. Если их суще­ствование не поддерживается человеком, если они не создают­ся, не реализуются и не актуализируются, то они постепенно теряют свою значимость. Принятие и освоение ценностей - сложный и длитель­ный процесс. Осознание ценностей порождает ценностные представления, а на основе ценностных представлений созда­ются ценностные ориентации.

Этапы формирования системы ценностных ориентаций занимают важное место во многих западных теориях развития (Ж. Пиаже, Л. Кольбер и др.). Так, например, Ж. Пиаже считал, что важнейшей предпосылкой формирования ценностных ориентаций личности является определенный уровень интеллектуального развития. Автор полагал, что смена стадий морального развития связана с общими когнитивными возрастными изменениями. Моральные суждения проявляются, по его словам, в «уважении индивидуума к нормам общественного строя и его чувстве справедливости» (цит. по Г. Крайгу, 2000). По мнению Пиаже, нравственное развитие подобно умственному. Оно носит прогрессивный, стадиальный характер. Автор выделяет две стадии морального развития: «нравственный реализм» и «нравственный релятивизм».

Уточняя и детализируя концепцию Ж. Пиаже, Л. Кольберг (1976), выделяет три уровня моральных суждений: предконвенциональный, конвенциональный и постконвенциональный, каждый из которых включают по две стадии. Однако, как признает сам Л. Кольберг, многие люди с адекватным умственным развитием так и не достигают постконвенциональных стадий развития моральных суждений. Данная концепция, к сожалению, не отвечает на вопрос, что является механизмом развития моральных суждений.

В работах Э.А. Орловой изложена другая точка зрения на генез ценностных ориентаций. Усваиваемые в ходе формирования лично­сти ценностные представления служат для индивида свое­образным эталоном, с которым он постоянно сопоставляет свои собственные интересы и личные склонности, испытываемые по­требности и актуальное поведение. На уровне повседневной жизни обыденные представления являются своеобразными единицами социального знания. Представления формируются на личностном уровне и явля­ются продуктом непосредственных контактов людей с окружаю­щим миром.

Формирование ценностных ориентации сложный про­цесс. Он протекает посредством интериоризации, идентифика­ции, интернализации.

Как отмечает Б.Г. Ананьев (1977), «формирование личности пу­тем интериоризации - присвоения продуктов общественного опыта и культуры в процессе воспитания и обучения - есть вместе с тем освоение определенных позиций, ролей и функ­ций, совокупность которых характеризует ее социальную структуру. Все сферы мотивации и ценностей детерминированы именно этим общественным становлением личности».

В трактовке понятия «интериоризация» мы будем исходить из теории деятельности А.Н. Леонтьева (1975). Согласно А.Н. Леонтьеву, все психическое развитие человека социально детерминировано процессом усвоения индивидом общественного опы­та, накопленного человечеством, знаний и способов деятель­ности. Таким образом, интериоризация - есть преобразо­вание структуры предметной деятельности в структуру внут­реннего плана сознания.

В формировании ценностных ориентации важную роль играют эмоции. По мне­нию Б.И. Додонова (1978), «ориентация человека на определенные ценности может возникнуть только в результате их предвари­тельного признания (положительной оценки - рациональной или эмоциональной)».

Таким образом, только эмоционально принятые явления и активное, деятельное отношение к ним индивида создают усло­вия для интериоризации ценностей.

В процессе интериоризации ценностей наряду с умствен­ными и эмоциональными факторами задействуются и волевые компо­ненты. Воля участвует в регуляции практически всех основных психических функций: ощущений, восприятия, воображения, па­мяти, мышления и речи. Процесс познания ценности, ее приня­тие и включение в личную систему ценностей предполагает на­личие волевого акта.

Усвоение социальных ценностей происходит так же в про­цессе идентификации. По утверждению 3. Фрейда, идентифика­ция с родителями, особенно с родителями того же пола, явля­ется способом усвоения детьми стереотипов мужественности и женственности.

По мнению А.В. Петровского (1984), идентификация образует од­ну из форм отраженной субъектности, «... когда в качестве субъекта мы воспроизводим в себе именно другого человека, а не свои побуждения; его, а не свои цели и т.п.».

Исходя из анализа литературных источников, мы склонны интерпретировать идентификацию как процесс отождествления субъектом себя с другим индивидом или группой на основании установившейся эмоциональной связи, а так же как включение в свой внутренний мир и принятие как собственных норм и ценностей окружающих.

Сложным механизмом процесса принятия и освоения ценно­стей является интернализация. С психоаналитических позиций интернализация трактуется как процесс, «посредством которо­го объекты внешнего мира получают постоянное психическое представительство, т.е. посредством которого восприятия превращаются в образы, формирующие часть нашего психическо­го содержимого и структуру» (Моральные ценности и личность, 1994). По сути своей это оп­ределение схоже с определением идентификации. Интернализация - более сложный процесс, предпола­гающий сознательное и активное восприятие окружающего мира, а также активное воспроизводство принятых норм и ценностей в деятельности. Кроме того, интернализация предпола­гает принятие на себя ответственности, интерпретацию значи­мых событий как результат своей собственной деятельности.

Процесс формирования ценностных ориентаций неразрывно связан с общими закономерностями со­циального развития и идет по двум детерминирующим друг дру­га направлениям. Интериоризация, идентификация и интернализация являются, в свою очередь, условиями социализации личности. Социализация - процесс и результат усвоения и активного воспроизводства индивидом социального опыта, осуществляемо­го в общении и деятельности (Годфруа Ж., 1992). По мнению И.С. Кона (1979), социализация представляет со­бой процесс усвоения индивидом социального опыта, опреде­ленной системы знаний, норм, ценностей, позволяющих ему функционировать в качестве полноправного члена общества. Мы будем понимать социализацию, исходя из этого определения.

Формирование ценностных ориентации на разных этапах социализации неоднозначно, их характер и содержание меняются под воздействием многих факторов, так как социали­зация может происходить как в условиях стихийного воздейст­вия на личность различных обстоятельств жизни в обществе, имеющих иногда характер разнонаправленных факторов, так и в условиях воспитания, т.е. целенаправленного формирования личности.

Ценностные ориентации как устойчивые свойства лично­сти формируются и развиваются в процессе трудовой деятель­ности. Начало этой деятельности для большинства людей при­ходится на возраст 18-23 года. И.С. Кон (1979) называет этот период поздней юностью или началом взрослости. Как отмечает Б.Г. Ананьев (1968), с началом самостоятельной общественно - трудовой деятельности строится собственный статус человека. Этот статус пре­емственно связан со статусом семьи, из которой человек вы­шел. Однако, под влия­нием обстоятельств жизни ценностные ориентации и представления могут все более отдаляться от прежнего статуса и преодолевать старый уклад жизни, сохра­няя, тем не менее, наиболее ценные традиции.

По мнению Л.А. Коростылевой (2000), становлению брачно-семейных отношений помогают интегральные личностные характеристики партнеров по браку (мотивации, ценностные ориентации), сходство их образа мира, а также соотнесенность их представлений о счастье.

Таким образом, семья, как социальный институт, оказы­вает влияние на формирование ценностных предпочтений личности.

Ценности динамичны - они изменяются во времени в ре­зультате деятельности людей, как изменяются и сами люди. Вследствие накопленного жизненного опыта то, что было для индивида центральной ценностью, может превратиться в перифе­рийную или даже изменить свою полярность - позитивная цен­ность может превратиться в негативную и наоборот. Одним из факторов изменения системы ценностей являются социально - исторические условия, на фоне которых развивается личность. Отечественные и зарубежные исследователи отмечают, что социально - экономические, политические, идеологические изме­нения в обществе влекут за собой изменения системы ценно­стей общества, социальных групп, отдельной личности (Философская энциклопедия, 1970). Изменчивость субъективных ценностей и предпочтений связана с объективностью реального процесса жизни индивида и обще­ства, в котором система ценностей проявляется и который яв­ляется их отражением. Переоценка ценностей - закономер­ный процесс развития личности. Приобретение новых жизненных и социальных ролей заставляет человека по-новому смотреть на многие вещи.

Наиболее ярко этот процесс представлен в среднем воз­расте (средняя взрослость). Его главной характеристикой яв­ляется осознание расхождения между мечтами и жизненными це­лями человека и действительностью его существования. Э. Эриксон назвал этот период возраста кризисом генеративности или застоя. При нормальной линии развития происходит дальнейшая интернализация ценностей. Личность продолжает самоактуализироваться. Основными ценностями ста­новятся любовь, работа, личная жизнь, творчество, зрелая, полноценная и разнообразная жизнь. Аномальная линия разви­тия личности вызвана осознанием расхождения системы ценно­стей, жизненных целей и действительным существованием инди­вида. Оценка этого расхождения в этом возрасте сопровожда­ется, как правило, отрицательным, эмоционально - тягостным состоянием и влечет за собой изоляцию от людей, потерю смысла деятельности и жизни, первые симптомы отклонений в психике, душевные расстройства (цит. по Годфруа Ж., 1992).

Успешное разрешение кризиса среднего возраста включает обычно пере­формулировку системы ценностей и целей в рамках более реа­листичной и сдержанной точки зрения и осознания ограничен­ности времени жизни всякого человека.

Психологической основой ценностной ориентации личности является многообразная структура потребностей, мотивов, ин­тересов, целей, идеалов, убеждений, мировоззрения, участ­вующих в создании направленности личности, выражающих соци­ально детерминированные отношения личности к действительно­сти (А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, Г.Л. Будинайте, Т.В. Корнилова, А.Г. Здравомыслов и др.).

Таким образом, ценностные ориентации личности формируются и развива­ются в процессе социализации. На различных этапах социали­зации их развитие неоднозначно и определяется факторами семейного воспитания и обучения, профессиональной деятельностью, общественно - историческими условиями. Психологическими механизмами формирования и развития ценностных ориентации выступают индивидуально - типологические особенности протекания психических процессов и, прежде всего, мышления, памяти, эмоций и воли, сущест­вующих в форме интериоризации, идентификации и интернализации социальных ценностей.

Таблица 1.

Элементы модели системы ценностных ориентаций личности.


Параметры модели

Элементы модели

1

2

3

Ведущие процессы личностного развития

Адаптация


Социализация


Индивидуализация


Формируемые уровни системы ценностных ориентаций личности



Защитный (низший)




Заимствованный (средний)




Автономный (высший)

Основные психологические факторы, определяющие выбор механизмов развития

Высокая тревожность и фрустрационная напряженность

Конформность, зависимость и экстернальность

Осмысленность жизни, интернальность, позитивная «Я- концепция»

Ведущие ценности данных уровней системы ценностных ориентаций личности


«Свобода от», материальный достаток и развлечения

Семья, карьера, престиж и общественное признание

Творчество, активность, свобода, самореализация и широта взглядов




В современной психологии неоднократно предпринимались попытки системных описаний структуры ценностных ориентаций личности. Интерес вызывает структурно – динамическая модель системы ценностных ориентаций, предложенная М.С. Яницким (2000). Некоторые положения модели, представленные М.С. Яницким, отражены в таблице 1.

Элементы данной модели нами будут использованы в рамках исследования особенностей психологического реагирования и системы ценностных ориентаций женщин в период беременности.

По мнению Б.Д. Парыгина, Д.А. Андреевой и Н.А. Ермоленко, адаптацию и социализацию необходимо рассматривать как единый процесс взаимодействия личности и общества, включающий в себя и биологический компонент (цит. по М.С. Яницкому,2000).

Процесс самоактуализации личности отличается от адаптации и социализации. По мнению К. Роджерса, такой отличительной особенностью является внутренний рост или развитие. В.Франкл говорил об осуществлении личностного смысла как об альтернативе адаптации и идентификации. Самоактуализация в теории А. Маслоу означает стремление к самоосуществлению и самовыражению, это является основной потребностью человека. Самоактуализирующаяся личность имеет большую «свободу воли», менее детерминирована извне, чем обычные люди (Маслоу А., 1999). Такие люди активны, более автономны и способны к самостоятельным решениям и самоуправлению.

Ценностные ориентации индивида носят динамический характер. Кризисы развития, значимые жизненные ситуации, например, создание семьи, рождение ребенка и пр., оказывают влияние на систему ценностей личности. Можно констатировать, что, несмотря на отдельные экспериментальные исследования, проблема изменения структуры ценностных ориентаций под влиянием тех или иных обстоятельств недостаточно разработана как отечественными, так и зарубежными психологами. Исследования, посвященные изучению ценностных ориентаций беременных женщин практически отсутствуют.
Контрольные вопросы:


  1. Дайте определение понятию «ценность».

  2. Какое значение придается понятию «ценность» в различных психологических школах?

  3. Расскажите о взглядах на систему ценностей личности М. Рокича.

  4. Что такое «терминальные ценности» и «инструментальные ценности», в чем их отличие?

  5. Что такое «ценностные ориентации» личности? Чем отличаются понятия «ценность» и «ценностные ориентации»?

  6. Объясните взгляды Ж. Пиаже и Л. Кольберга на этапы формирования системы ценностных ориентаций.

  7. Что такое «интериоризация», «идентифика­ция», «интернализация»? Объясните формирование ценностных ориентации посредством этих процессов.

  8. Объясните процесс социализации индивида. Расскажите об этапах социализации.



Рекомендуемая литература:


  1. Алексеева В.Г. Ценностные ориентации личности как фактор жизнедеятельности и развития личности. //Психологический журнал. -1984. –т.5. -№5. –с.63-70.

  2. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. –Л., 1968. –338с.

  3. Беляева Т.Б. Изучение половых и возрастных особенностей в представлениях о ценностях человека. // Ежегодник РПО, -т. 1, Вып. 2. –М., 1995. –с.102-103.

  4. Будинайте Г.Л., Корнилова Т.В. Личностные ценности и личностные предпосылки субъекта. // Психологический журнал. –1993. –т.14. -№5. –с.99-105.

  5. Выжлецов Г.П. Аксиология: становление и основные этапы развития. //Социально-психологический журнал. -1995. -№6. -с.61-73.

  6. Выжлецов Г.П. Аксиология: становление и основные этапы развития. //Социально-психологический журнал. -1996. -№1. -с.86-99.

  7. Годфруа Ж. Что такое психология. В 2-х т. –М., -1992.

  8. Гудачек Я. Ценностная ориентация личности //Психология личности в социалистическом обществе: Активность и развитие личности. -М.,1989. -с.102-109.

  9. Додонов Б.И. Эмоция как ценность. –М.,1978. –272с.

  10. Клименко И.Ф. Генезис ценностных ориентаций. Исследование отношения к норме социального поведения на различных этапах социального развития человека. //К проблеме формирования ценностных ориентаций и социальной активности личности. –М., 1992 -с.3-1.

  11. Кон И.С. Социализация. –БСЭ. 3-е изд., т.24. -С.221.

  12. Коростылева Л.А. Психология самореализации личности: брачно-семейные отношения. –СПб. 2000. –292с.

  13. Крайг Г. Психология развития. 7-е междуна­родное издание. “Питер”. -СПб., 2000. –992с.

  14. Круглов Б.С. Социальная направленность личности. //Формирование личности старшеклассника. /Под ред. И.В. Дубровиной. –М., 1989.–с.12-14.

  15. Леонтьев А.Н. Деятельность, сознание, личность. –М., 1975. -304с.

  16. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. –М., 1999. –425 с.

  17. Маслоу А. Психология бытия: Пер. с англ. – Киев. 1997. -304с.

  18. Моральные ценности и личность. /Под ред. А.И. Титаренко, Б.О. Николаевича. - М., 1994. -176с.

  19. Островска К. В поисках ценностей. –М., 2000. –151с.

  20. Психология развивающейся личности. /Под ред. А.В. Петровского. –М., 1987. –240 с.

  21. Франкл В. Поиск смысла жизни и логотерапия. //Психология личности. Тексты. –М., 1982. –с.118-126.

  22. Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности (Основные положения, исследования и применение.) -СПб. Питер Пресс, 1997. –608 с.

  23. Яницкий М.С. Ценностные ориентации личности как динамическая система. - Кемерово, 2000. –204 с.


Часть 2.
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СУЩНОСТЬ ВЛИЯНИЯ

БЕРЕМЕННОСТИ НА ЛИЧНОСТЬ ЖЕНЩИНЫ
Соматический уровень адаптации к беременности.

Как отмечают многие авторы (М.А. Кочнева, 1990, Н.Г. Афиногенова, Э.К. Айламазян и др.), даже физиологически протекающая беременность оказывает определенное влияние на психику женщины (беременность рассматривают даже как кризисную ситуацию в жизни женщины).

Во время беременности вся вегетативная нервная система находится в состоянии повышенного возбуждения.

Развитие беременности ставит организм женщины в новые условия существования. Хотя беременность и является физиологическим процессом, происходящие во время него изменения функционального состояния нервной системы создают повышенную чувствительность и ранимость психики у женщин.

С момента возникновения беременности в организме женщины воз­никают две взаимозависимые и тесно связанные между собой системы: функциональная система ма­тери и функциональная система плода. В связи с развитием плода наблюдаются большие изменения в функциях всех важнейших органов и систем бере­мен­ной. Эти изменения носят адаптационно - приспособительный характер и направлены на соз­дание оптимальных условий для роста и развития плода (Справочник по акушерству, 1992).

С точки зрения Е. Дойч, обращаясь к медицине, беременная женщина стремится избавиться от симптомов (тошнота, отеки, эмоциональное возбуждение и т.п.). Стремление перепоручить медицине воздействие на собственный субъективный мир означает одновременно отказ от исследования и переживания опыта данной беременности; откладывается превращение «больной» в мать. По мнению В. Лосевой и А. Лунькова, ставка на медицинскую технологию ослабила способность женщины доверять своей интуиции и опираться на внутренние источники энергии, и это усилило чувство неуверенности, тревоги и беспомощности.

У женщин с самопроизвольным абортом на раннем сроке беременности отмечаются беспо­койство, напряжение, страхи, признаки неврасте­нии, психастении, истерии (Бодяжина В.И., 1980). Подчер­кивается, что эти изменения чаще встречаются у женщин с «лабильной нервной системой», с анамнезом, отягощенным нервно-пси­хи­ческими расстройствами (цит. по Щегловой И.Ю., 1995).

По мнению Е.А. Волкова, Н.В. Рымашев­ского (1996), психологические реакции, возникающие у женщин с момента развития беременности и до ее завершения, в настоящее время изучены еще не­дос­таточно. Встречаются разные типы реагирования на беременность: от отсутствия ка­ких-либо психологических проблем (18%) до нев­ро­тического развития личности (82%), в форми­ро­вании которого важную роль играют индивидуаль­ные особенности личности.

По данным, полученным в исследовании О.А. Копыл и др. (1993), случайность в деторождении создает тот или иной риск в психическом и соматическом развитии каждого второго ребенка. При отрицательном отношении к беременности мать не стремится ни сохранить ее, ни избегать вредных воздействий. Анализ субъективных переживаний женщин, вынашивавших нежеланную беременность, показал, что удается выявить общие черты и выделить два крайних варианта их психологического статуса. При первом варианте в течение всей беременности женщины чувствуют себя достаточно хорошо. Заметно реже у них встречаются явления раннего токсикоза. Отмечается общая слабая эмоциональная реакция на факт беременности (проявляется своеобразным «забыванием» беременности, игнорированием ее симптомов). Авторы отмечают, что такие женщины во что бы то ни стало стараются избежать медицинской диагностики беременности. Второй вариант характеризуется выраженным страхом и депрессией.

Отягощенный акушерско-гинекологический анамнез отрицательно влияет на эмоциональное состояние женщин, вызывает у них психологические трудности. И.Ю. Щеглова (1992), отмечает такие изменения у женщин, имевших ранее хотя бы один самопроизвольный аборт.

Индивидно-личностный уровень адаптации к процессу беременности.

В современной психологии личности материнство изучается в аспекте удовлетворенности женщины своей материнской ролью, как стадия личностной и половой идентификации.

Для многих женщин беременность и деторождение становятся предпосылкой к обретению личностной зрелости и повышению самооценки (Пайз Д., 1997).

Сильвио Фанти считал беременность кризисным этапом жизни женщины (Л.Б. Шнейдер, 2000).

В отечественной психологии почти не изучался перинатальный период развития, считалось, что это сфера медицины.

У беременных, по данным психоаналитиков, по сравнению с небеременными сновидческая продукция увеличивается в десятки раз. Сны становятся ярче, более 40% сновидений касаются ребенка, по сравнению с 1% небеременных контрольной группы (Л.Б. Шнейдер, 2000).

В исследовании В.И. Кучеровой (1989) выявлено, что наличие при беременности выраженного эмоционального стресса и невротического состояния, нередко сопровождающихся расстройством сна, в 68% случаев является патогенным фактором невроза у потомства.

По данным В.В. Скрябиной (1993), в эмоциональном статусе здоровых беременных женщин в 1-ом триместре преобладает реактивная тревожность и присутствует высокая степень эмоциональной устойчивости. Эмоциональный статус женщин с угрозой прерывания беременности характеризуется незначительным повышением реактивной и личностной тревожности, увеличением эмоциональной лабильности.

М.А. Кочнева (1990) считает, что у первобеременных женщин сам факт возникновения беременности создает большие психологические проблемы. У 70% обследованных обнаружены нарушения психического состояния. Из них у 25% - невротическое развитие личности и у 45% - невротическая реакция на беременность. Исследования психического состояния в динамике развития беременности выявляют выраженные изменения в 1-ом и 3-ем триместрах в виде некоторой психической дезориентации. Во 2-ом триместре происходила некоторая стабилизация психического состояния.

На повторно беременных факт наличия беременности не оказывает такого психотравмирующего воздействия. Их психологические характеристики в большей степени соответствуют физиологическим факторам объективного развития беременности, т.е. самым психологически тяжелым является 3-ий триместр. В последнем триместре нарушения психического состояния выявлены у 70% обследованных: у 28% из них – невротическое развитие личности, у 42% - невротическая реакция на беременность. Первый триместр беременности у этих женщин протекает гладко, с субкомпенсированным типом реакции. Второй и третий триместры характеризуются наиболее тяжелыми психологическими изменениями, которые усугубляются к концу беременности (Кочнева М.А., 1990).

По данным Волкова А.Е. (1995), у 57% женщин физиологически протекающая беременность не сопровождалась достоверными изменениями психоэмоционального реагирования. В 43% случаев имели место индивидуальные особенности психоэмоционального статуса беременных, характеризующие компенсированное психовегетативное расстройство, проявляющееся снижением настроения, затрудненной психологической адаптацией, концентрацией внимания на соматическом состоянии, эмоциональной неустойчивостью. Общей особенностью всех беременных женщин является формирование стойкого тревожного симптомокомплекса: от ощущения внутренней напряженности в I триместре до собственно тревоги в III триместре и страха непосредственно перед родами.

В исследовании Э.К. Айламазяна (1993) у 85% женщин с угрозой прерывания беременности диагностированы пограничные психические нарушения преимущественно психоген­ного происхождения, тогда как психические нарушения невротического уровня автор отметил у 28% женщин с благоприятным течением беременности.

Важную роль в реакции женщин на беременность играют преморбидные особенности личности, которые усиливаются в период беременности.

Во время беременности происходит снижение умственной работоспособности: в 1-ом триместре на 35,8%, во 2-ом – на 24,4%,в 3-ем – на 26,1% (Кочнева М.А., 1990). Такие изменения способствуют усилению психологического дискомфорта, напряженности, усиливают конфликтность, эмоциональную лабильность и способствуют развитию невротических расстройств.

При изучении влияния острого психоэмоционального стресса на течение беременности наиболее тяжелые психические реакции обнаружены у женщин 2-го триместра. У них наблюдались тяжелые реактивные состояния, реактивные депрессиии, с трудом поддающиеся лечению.

Беременные с самопроизвольным абортом также имеют определенные личностные особенности. Одни обладают повышенной чувствительностью, ранимостью, тревожностью, неуверенностью, зависимостью, а другие - отвечают агрессивным поведением, стремлением к независимости, карьере, отклонением или отказом от своей сексуальной и социальной роли (И.Ю. Щеглова). Наиболее характерным типом реагирования на угрожающий выкидыш является тревожно-депрессивный фон настроения. При самопроизвольном аборте невротические нарушения обнаружены у 15% – 62,5% обследованных (Э.К. Айламазян, 1993).

У женщин с неосложненным и осложненным течением беременности выявлен средний уровень невротизации, причем наиболее высоким он был во 2-ом триместре. У женщин с патологическим течением беременности Г.А. Лесков, Т.В. Пискунова, Т.П. Жабина (1992) выявили повышенный уровень невротизации, что характеризуется выраженной эмоциональной возбудимостью:тревожностью, растерянностью, раздражительностью, эгоцентричностью, склонностью к ипохондричности, чувству собственной неполноценности, затруднении в общении.

У беременных с поздним гестозом выявлена повышенная тревожность, трудности личностного контакта, неконформность, чрезмерная озабочен­ность собственным здоровьем с одновременным не­желанием стационарного лечения или полное отри­цание наличия патологии беременности, несговор­чивость, упрямство, некритичность оценки сома­тического состояния, социальная дезадаптация (Н.В. Рымашевский, 1988, 1989, 1991, В.Н. Прохо­ров, 1989). Достижение цели у них связывается с переживанием положительных эмоций, а цель при­обретает характер сверхценности.

По мнению Ф.Б. Березина (1988), высокий уровень тревожности приводит к включению адап­тационных механизмов, т.е. механизмов интрапси­хической адаптации (психологической защиты). В иерархии психологических защит значимое место занимает «фиксация тревоги» с образованием ог­раничительного поведения в результате увеличе­ния возможности структурирования ситуации. Та­ким образом, фиксация тревоги на определенных стимулах уменьшает интенсивность «свободно пла­вающей тревоги», повышая эффективность психоадаптационного процесса (Н.В. Рымашевский, 1990).

Как отмечает Т.А. Миронова (1996), не­гативное отношение будущей матери к беремен­но­сти коррелирует с частотой акушерских ослож­не­ний.

В своем исследовании Акимова К.Б. (1988) отмечает, что сочетание повышенного уровня тревожности с повышенным уровнем невротизма у беременных группы риска развития и с поздними гестозами способствует дезорганизации и распаду социальных взаимосвязей в личной жизни (доминирование конфликтных супружеских взаимоотношений в семье). У женщин снижается толерантность к фрустрационным ситуациям, изменяется характер течения эмоций: на незначительные эмоциональные факторы организм реагирует бурно с истощением физиологических и психологических ресурсов. Некоторые беременные в силу врожденных и приобретенных особенностей их физиологической и психологической конституции имеют предрасположенность к тем или иным функционально-динамическим изменениям. Эти преморбидные (приобретенные в процессе онтогенеза) индивидуально-личностные особенности могут существовать на различных функциональных уровнях, которые и формируют специфичность реагирования и развития патологического процесса для данной личности.

Изучая влияние беременности на личностные характеристики женщины, Б.И. Каплун, Э.Г. Мжаванадзе, В.В. Абрамченко (1992), выявили эмоциональную нестабильность и самоуверенность, консерватизм и недисциплинированность, безразличие к удачам и неудачам. На фоне осложненного течения беременности возникают повышенная эмоциональная чувствительность, выраженная общительность, открытость, склонность к фрустрации, тревожность, подверженность изменению настроения и стрессам.

По данным Д. Мариновой (1990), при сравнительном исследовании женщин с нормальной беременностью и с симптомами позднего гестоза установлено, что в последней группе более выражена невротичность, интровертирован- ность, тревожность, различные формы асоциального поведения, дистанцирование от коммуникации с окружающими.

Типичную динамику психических проявлений во время беременности отмечает В.Д. Менделевич (1998). Обычно в первые месяцы беременная чувствует себя неуверенно, остается амбивалентной в отношении предстоящего материнства. Во втором триместре наблюдается относительное спокойствие в состоянии беременной, осложнения у здоровых женщин – исключение. Основная черта третьего триместра – «погружение в ребенка». Непосредственно перед родами нарастает тревога, проявлением которой может быть гиперактивность беременной, желание ускорить события. Психологические расстройства в последнем триместре наблюдаются в 60-80% случаев.

Социальная адаптация к процессу беременности.

Как отмечает Дубисская Л.А. (1996), на состояние здоровья женщин репродуктивного возраста оказывает влияние ряд медико-социальных и медико-организационных факторов риска, действующих до наступления, во время и после завершения беременности. Наиболее значимы из них: степень социопатизации и социальной незащищенности семьи, социальная неоднородность супружеской пары, изменение семейного положения, производственная, территориальная миграция женщины в период беременности.

Б.Д. Карвасарский (1980) указывает, что возраст, ус­ло­вия труда и быта, вредные привычки и харак­тер взаимоотношений партнеров являются значи­мыми психосоциальными факторами, которые могут отри­цательно влиять на процесс беременности и могут стать одной из причин возникновения осложнений (цит. по Мироновой Т.А., 1996). Возраст женщины и по­ряд­ковый номер родов положительно коррелируют с частотой невынашивания беременности (Т.Г. Захарова, 1982).

Отрицательное влияние на течение беремен­ности оказывает строгая регламентация времени и повышенная ответственность на работе.

Количество выкидышей у женщин, не состояв­ших в браке, в два раза больше, чем у женщин в браке. Фактор «отсутствия брака» связан с возрастом, социальной принадлежностью, повышенными психо­социальными нагруз- ками, большим количеством не­запланированных и нежелательных беременностей (цит. по Мироновой Т.А., 1996).

В исследовании Т.А. Мироновой (1996) приводятся точки зрения Herms V., Kubei L. (1978). Они pассматривают кон­фликт­ные отношения между партнерами по браку как хрони­ческую психологическую травму и причину самопроизвольного аборта.

Теоретический анализ исследований показывает, что до настоящего времени проблема беременности рассматривалась с позиций патогенетического подхода. Такой односторонний исследовательский подход не может обеспечить необходимого снижения осложнений течения беременности, т.к. особенности протекания беременности необходимо рассматривать не как болезнь, а как особое психофизиологическое состояние женщины.

Реальная структура семей по детности в России (уровень рождаемости упал ниже границы простого воспроизводства населения и достиг 9,7% в 1993 г.) соответствует 1,4 детей на семью и означает чрезмерное преобладание малодетных семей с 1-2 детьми. Сейчас таковых в России 95%. Начиная с 1992 г. уровень смертности на 12,6% превышает уровень рождаемости, обнаруживая процесс депопуляции.

Потребность иметь детей – это социально - психологическое свойство социализированного индивида, проявляющееся в том, что без наличия детей и подобающего их числа индивид испытывает затруднения в личностной самореализации (Антонов А.И., Медков В.М., 1996).

В отечественной психологии природа ценностей раскрывается через введение практически тождественных понятий - «ценностные ориентации личности» и «личностные ценности», которые различаются лишь отнесением ценностей к мотивационной или смысловым сферам (М.С. Яницкий, 2000).

Ценностные ориентации личности, связывающие ее внутренний мир с окружающей действительностью, образуют сложную многоуровневую систему. Система ценностных ориентаций является одним из важнейших компонентов структуры личности. Она занимает пограничное положение между ее мотивационно - потребностной сферой и системой личностных смыслов. Ценностные ориентации личности выполняют двойственные функции. С одной стороны, система ценностных ориентаций выступает в качестве высшего контрольного органа регуляции всей активности человека, определяя приемлемые формы их реализации, а с другой – в качестве внутреннего источника жизненных целей человека. Система ценностных ориентаций является важнейшим психологическим органом саморазвития и личностного роста, определяя одновременно его направление и способы осуществления (М.С. Яницкий, 2000).

Материнские установки являются компонентом мотивационно-потребностной сферы женщины. Изменения, происходящие с материнскими установками за последние 400 лет проследила в своем исследовании Э. Бадинтер. Автор пришла к выводу, что «материнский инстинкт – это миф». Она не обнаружила никакого присущего всем матерям общего поведения, а напротив – чрезмерную изменчивость чувств в зависимости от культуры. Материнская любовь – это понятие, которое эволюционирует и наполняется в различные эпохи разным содержанием. Она указывает, что: «женщина становится лучшей или худшей матерью в зависимости от того, ценится ли в обществе материнство» (цит. по Л.Б. Шнейдеру, 2000).

В своих работах М. Мид (1989) показала, что материнская забота и привязанность к ребенку глубоко заложены в биологических условиях зачатия и вынашивания, родов и кормления грудью, что только сложные социальные установки могут подавить их.

Как отмечает Ж. Годфруа (1992), многочисленные опросы показали, что развитие привязанности матери к новорожденному зависит от ее прежнего (детского) опыта и связей, которые устанавливаются между ними после родов.

Мотивации – это осознаваемые и неосознаваемые побуждения, эмоционально окрашенные, обусловливающие действие для удовлетворения какой-либо потребности человека (Психология. Словарь.,1990). В каждой человеческой деятельности можно выделить ведущий мотив. Именно он придает всему поведению определенный смысл. Следовательно, анализ мотивации деторождения помогает в обретении понимания субъективного смысла деторождения для каждой конкретной женщины.

Репродуктивные мотивы представляют собой психическое состояние личности, побуждающее индивида к достижению разного рода личных целей через рождение определенного количества детей. Репродуктивный мотив характеризует личностный смысл появления на свет ребенка любой очередности. Дети при этом оказываются средством достижения тех или иных целей. Репродуктивные мотивы (или мотивы рождаемости) подразделяются на экономические, социальные и психологические.

1. Экономические мотивы рождения детей побуждают к рождению того или иного числа детей благодаря тому, что через это событие достигаются определенные экономические цели: стремление приобрести какие-то материальные выгоды или повысить (сохранить) экономический статус.

2. Социальные мотивы побуждают к рождению определенного числа детей в пределах бытующих социокультурных норм детности и являются индивидуальной реакцией на эти нормы.

3. Психологические мотивы - через рождение определенного числа детей достигаются какие-либо сугубо личностные, внутренние цели личности. Эти мотивы делятся на два класса в зависимости от отношений, в которых родители выступают как субъекты или объекты (Антонов А.И., Медков В.М., 1996).

У большинства женщин вопрос, почему она хочет иметь детей, вызывает недоумение. С одной стороны, это можно объяснить психологическим фактом, согласно которому мотивы деятельности, как правило, не осознаются (А.Н. Леонтьев, 1975). Обнаружение ведущего мотива порождает специальную задачу осознания его женщиной. Это происходило через определение места деторождения и детей в ее системе ценностей. С другой стороны, ответ на этот вопрос кажется однозначным, не имеющим альтернативы. Он подразумевает, прежде всего, реализацию потребности в чувстве материнства.

По определению, данному H. Deutsch (1945), чувство материнства – это чувство, которое испытывает женщина к ребенку как к беззащитному существу, нуждающемуся в ее помощи и заботе. H. Deutsch различала нарциссическое и альтруистическое материнское чувство. У женщин с альтруистическим материнским чувством преобладает желание любить, отдавая себя и не ожидая ничего в ответ. Это чувство проявляется не только в отношении к своим детям, в любви к которым всегда присутствует элемент самолюбования («мой» ребенок), но и в отношении к чужим детям, к мужу, к родным, знакомым, нередко – животным, и др. То есть, эти женщины способны проявлять свои материнские чувства независимо от объекта, что позволяет думать о том, что это является их личностной чертой.

И.Ю. Щеглова (1995) предлагает положить в основу определения мотивации деторождения следующие критерии:

  1. желание любить и заботиться о беспомощном существе, не стремясь извлечь какой-либо выгоды для себя;

  2. возможность усыновления в случае бездетности.

И.Ю. Щеглова (1991, 1992) отмечает, что женщины с неосложненным течением беременности мотивируют деторождение потребностью в материнстве. По ее мнению, мотивации деторождения, призванные исправить нарушенные отношения личности в случае угрозы самопроизвольного аборта, способствуют развитию невротических нарушений. Это происходит за счет высокой заинтересованности в беременности.

Э.К. Айламазян (1993) высказывает предположение о прогностическом значении мотивации деторождения для исхода беременности и психического здоровья женщины. Значимыми факторами риска развития психических нарушений при угрозе прерывания являются следующие: желание компенсировать смерть ребенка, одиночество, последний шанс материнства, самоутверждение.

В результате исследования женщин, отказавшихся от своих новорожденных детей, проведенного Брутманом В.И., Панкратовой М.Г., Ениполовым С.Н. (1994), оказалось, что в формировании психологических установок на материнство у молодых женщин важное значение имеет образ собственной матери. «Отказницы» с детства приобретали негативный опыт: отмечали плохие отношения с матерью и подвергались психологической депривации.

По мнению А.И. Захарова (1998), беременность обусловлена инстинктом материнства и ее главной целью является продолжение рода. Автор выделяет следующие факторы, способствующие возникновению и проявлению инстинкта материнства в виде последующей заботы о детях и любви к ним:

  1. Прообраз материнства. Выраженность инстинкта у прародителей и родителей.

  2. Желание иметь детей, установка на них.

  3. Положительный отклик на наступление беременности.

  4. Нежность к зарождающейся жизни (первое шевеление плода создает ощущение сопричастности).

  5. Чувство жалости и сострадания к ребенку (первый крик новорожденного вызывает чувство радости и желание помочь ребенку).

  6. Чувство близости с ребенком (первое прикладывание к груди – опыт, соучастия в жизни ребенка).

  7. Эмоциональная отзывчивость матери (улыбка ребенка в ответ на доброжелательное, любящее отношение родителей).

Наличие этих факторов является условием адекватного формирования чувства материнства и эмоционального контакта с ребенком.

Г.Г. Филиппова (2002) выделяет девять периодов развития материнской сферы:

  1. Идентификация беременности. Этот период в большинстве случаев непосредственно связан с осознанием факта беременности. Переживание идентификации беременности не влияет на дальнейшее развитие материнства, а отражает «стартовое» содержание материнской сферы.

  2. Период до начала ощущения шевеления. Сниженная общая активность, характерная для этого периода имеет адаптивное значение. В это время происходит ограничение контактов с внешним миром, что способствует сохранению беременности и развитию плода.

  3. Появление и стабилизация ощущений шевеления ребенка. Этот период является наиболее благоприятным для физического и эмоционального состояния матери. Женщина уже свыклась с фактом беременности. В этот период многие женщины отмечают изменение интересов, концентрацию на задачах беременности и послеродового периода, подготовке к родам.

  4. Третий триместр беременности. Этот период и с медицинской и с психологической точек зрения считается самым сложным. У женщины несколько ухудшается самочувствие, она быстро устает, снижается интерес ко всему, не связанному с ребенком.

  5. Предродовой период. В это время ограничена активность и способность резкого эмоционального реагирования. У женщины снижается страх перед родами.

  6. Роды и послеродовой период. Происходит образование эмоциональной связи между матерью и ребенком.

  7. Новорожденность. Обеспечивается центрация всей жизни матери на ребенке и на своих переживаниях.

  8. Совместно – раздельная деятельность матери с ребенком. В этот период у матери уже есть определенный стиль эмоционального сопровождения взаимодействия с ребенком. При благоприятных условиях само развитие ребенка обеспечивает перевод интереса матери с переживаний от контакта с ним на удовольствие от результатов его активности.

  9. Возникновение интереса к ребенку как к личности. В первое полугодие второго года жизни ребенка происходит изменение формы привязанности. Это связанно с необходимостью нового отношения матери к его активности, сочетанию обеспечения безопасности и самостоятельности.

По данным И.Ю. Щегловой (1995), мотивация «последний шанс материнства» характеризуется тем, что реализуемой потребностью женщины является потребность иметь «своего» ребенка. Женщины, категорически отказывающиеся от усыновления, отмечали, что не смогли бы испытывать материнские чувства к чужому ребенку. Особенности жизненной ситуации (бездетность в позднем для деторождения возрасте) дают этим женщинам основание считать настоящую беременность последней возможностью реализовать свои материнские чувства.

Женщины, мотивирующие рождение ребенка наличием потребности «соответствовать социальным нормам», отмечали: «у всех есть дети, и у нас должен быть ребенок», «так принято», «муж хочет», «в семье должен быть хотя бы один ребенок», «семья без ребенка не престижна». Часть таких женщин была ориентирована на «мужской стиль поведения», на стремление к достижению социального успеха, на личную независимость. Менее значимым для себя эти женщины считали ведение домашнего хозяйства. Рождение детей в браке для этих женщин считалось необходимой социальной нормой, т.к. дети включены в современную социокультурную структуру семьи (Щеглова И.Ю., 1995).

Женщины с хронической невынашиваемостью беременности отмечают, что в первую беременность побудительной силой к рождению ребенка были различные мотивы: удовлетворение потребности в материнстве, воспитании детей, потребность соответствовать социальным нормам. После первой и повторных неудач, появлялось чувство собственной неполноценности, снижалась самооценка, изменялась система ценностей. То, что раньше было значимо, становилось малосущественным (Щеглова И.Ю., 1995).

Вероятно, эти представления исходят из общераспространенного мнения о том, что главное предназначение женщины – в ее биологической роли, рождении детей.

Мотивация «восполнение потери после смерти ребенка» связана с непереносимостью психотравмирующей ситуации, невозможностью использования механизмов психологической защиты, ощущением «пустоты жизни». Мотивация «желание иметь здорового ребенка» вызвана невозможностью реализовать потребность в воспроизведении, воспитании, страхом перед одиночеством и горем в случае гибели имеющегося в семье больного ребенка. Рождение здорового ребенка дает возможность исправить нарушенные значимые потребности (Щеглова И.Ю., 1995).

Мотивация «одиночество» обычно является ведущей преимущественно у незамужних женщин и часто сочетается с желанием выйти замуж, улучшить жилищные условия. Будущий ребенок представляется тем объектом, на который они переносят свою потребность в любви и который бы в последствие компенсировал их желание быть любимыми.

В ряде случаев ребенок представляет ценность не сам по себе, а как средство для стимуляции партнера к вступлению в брак. Некоторые считают, что этому будет способствовать давление общественного мнения на партнера по браку.

Чувством одиночества мотивируют рождение детей и женщины, не планирующие брак с отцом ребенка. Эти женщины, как правило, пассивны, с узким кругом интересов, общаются лишь с малочисленными родственниками и знакомыми. На принятие ими решения о деторождении часто влияет опыт подруг.

Таким образом, мотивация деторождения у части женщин является не столько реализацией материнского чувства, сколько способом выхода из субъективно трудной жизненной ситуации (одиночество, невостребованность чувств, отсутствие брака), реализации потребности быть любимой, в ряде случаев – способом получения социальных льгот (жилплощадь). В таких случаях можно говорить об извлечении из рождения ребенка «вторичной выгоды» или неспособности адекватно разрешить свою жизненную ситуацию.

Вышеперечисленное касается и женщин, стремящихся с помощью рождения ребенка сохранить семью. Свой брак они оценивают как нестабильный, отношения с мужем как конфликтные. Однако этот факт не только не блокировал их репродуктивную установку, но и оказывал решающее влияние на сохранение беременности: чувство долга, обязанности перед новорожденным наряду с отцовскими чувствами «удержат» мужа в семье. Такими женщинами руководит и нежелание остаться бездетной и одинокой в случае развода. С помощью беременности они надеются добиться особого внимания и признания со стороны мужа, нейтрализовать его невнимательность и отсутствие заботы.

Таким образом, ведущие мотивы деторождения разнообразны и представляют собой как реализацию потребности в материнстве, так и другие, значимые для женщин потребности. Мотивация деторождения определяется рядом физиологических и социальных факторов: возрастом, наличием детей, брака и т.п. (Щеглова И.Ю., 1995).

В исследованиях А.Н. Налетовой (1998) находит подтверждение значимость следующих особенностей ценностных ориентаций женщин с бесплодием (первичным или вторичным): установки на материнство, на наличие полной семьи, альтруистические мотивы. В некоторых случаях в установках подобного рода можно проследить специфические эгоцентрические побуждения – сохранение привязанности со стороны мужа, семьи при угрозе ее распада в связи с невозможностью родить ребенка.

По нашему мнению, представляет интерес не только мотивация рождения ребенка, но и стиль переживания беременности. Г.Г. Филиппова (1999) выделяет шесть таких стилей:

  1. Адекватный. Идентификация беременности без сильных и длительных отрицательных эмоций; соматические ощущения отличны от состояния небеременности и характеризуются положительными эмоциональными переживаниями.

  2. Тревожный. Идентификация беременности тревожная, со страхами, беспокойством, которые периодически возобновляются; соматический компонент сильно выражен по типу болезненного состояния.

  3. Эйфорический. Некритичное отношение к возможным проблемам беременности и материнства.

  4. Игнорирующий. Поздняя идентификация беременности, сопровождающаяся чувством досады, соматический компонент либо не выражен вовсе, либо состояние даже лучше, чем до беременности.

  5. Амбивалентный. Общая симптоматика сходна с тревожным типом, особенностью являются противоположные переживания соматического и эмоционального состояния.

  6. Отвергающий. Идентификация беременности сопровождается резкими отрицательными эмоциями, соматическая симптоматика резко выражена и негативно эмоционально окрашена.

Влияние социокультурного окружения (наличие или отсутствие «поддерживающей среды») на психологические особенности состояния беременной женщины достаточно очевидно. Наиболее значимым оказывается стиль взаимоотношений между супругами. Не менее важно отношение к ситуации со стороны близких родственников (Налетова А.Н., 1998).

По мнению многих авторов (Ж. Годфруа, И. Кон, М. Мид, Э. Банинтер и др.), материнство не является состоянием, полностью обеспеченным врожденными механизмами. Возможность кардинального нарушения материнства свидетельствует о том, что инстинкт не играет определяющей роли в поведении матери. Материнство – это одна из социальных женских ролей. Даже если потребность быть матерью и заложена в женской природе, общественные ценности и нормы оказывают определяющее влияние на проявления материнского отношения. Материнское чувство включает в себя биологическое стремление к рождению детей, окрашенное или преобразованное интериоризованными социальными нормами.

В доступной литературе психологические особенности беременных женщин описаны недостаточно. Как правило, такие исследования проводились только медицинскими работниками и были направлены на решение специфических задач: определение психологических особенностей женщин с угрозой самопроизвольного аборта, гестозов разных сроков беременности и т.п. Такой подход не отражает в полной мере все изменения, происходящие в структуре личности беременной женщины. Так как в настоящее время далеко не каждая беременность заканчивается рождением ребенка (по статистическим данным на одни роды приходятся 4-6 прерванных беременностей), то интерес к этому периоду в жизни женщины объясним.

Поскольку материнство не является состоянием, полностью обеспеченным врожденными механизмами, инстинкт не играет определяющей роли в поведении матери. Материнство – это одна из социальных женских ролей. Общественные ценности и нормы оказывают определяющее влияние на проявления материнского отношения.
Контрольные вопросы:


  1. Какое влияние оказывает беременность на женщину на соматическом уровне?

  2. Как происходит адаптация к процессу беременности на индивидно - личностном уровне?

  3. Каким образом внешние условия отражаются на соматических особенностях течения беременности? Как можно определить, что такое «потребность иметь детей»?

  4. Что такое «материнские установки»? Какие материнские установки вы знаете.

  5. Можно ли считать материнскую заботу о ребенке полностью обусловленной биологическими механизмами и почему?

  6. Какие критерии мотивации деторождения вы знаете (перечислить и обьяснить)?

  7. Какие периоды развития материнской сферы выделяет Г.Г. Филиппова?



Рекомендуемая литература:


  1. Антонов А.И., Медков В.М. Социология семьи. -М.: Изд-во МГУ: Изд-во Международного университета бизнеса и управления. 1996. -304с.

  2. Айламазян Э.К. К вопросу об эффективности психотерапевтической помощи женщинам с угрозой невынашивания беременности.//Материалы ХХII научной сессии НИИ акушерства и гинекологии им. Д.О. Отта РАМН. /Под ред. проф. Э.К. Айламазяна. -СПб., 1993.-с.14-21.

  3. Бодяжина В.И. Акушерство. Изд. «Медицина». -М., 1975.

  4. Брутман В.И., Панкратова М.Г., Енинополов С.Н. Некоторые результаты обследования женщин, отказавшихся от своих новорожденных детей. //Вопросы психологии, 1994. №5. С.31-36.

  5. Волков А.Е., Рымашевский Н.В. Психологические особенности женщин в динамике физиологической беременности. /Современные направления психотерапии и их клиническое применение. Материалы Первой Всероссийской учебно - практической конференции по психотерапии. -М., 1996.

  6. Захаров А.И. Ребенок до рождения. –СПб., 1998. –144с.

  7. Каплун И.Б., Мжаванадзе Э.Г., Абрамченко В.В. Психологические методы исследования в акушерской практике. // Вестник гипнологии и психотерапии. -1992. -№ 2. -С.74-76.

  8. Копыл О.А., Баз Л.Л., Баженова О.В. Готовность к материнству: выделение факторов, условий психологического риска для будущего развития ребенка.//Синапс, 1993. №4. С. 35-42.

  9. Кочнева М.А. Психологические реакции у женщин при физиологическом течении беременности. //Акуш. и гин. 1990. -№3. -с.13-16.

  10. Менделевич М.Д. Клиническая и медицинская психология. Практическое руководство. -М.: «МЕД пресс», 1998. -592с.

  11. Филиппова Г.Г. Психология материнства. –М., 2002. –240 с.

  12. Шнейдер Л.Б. Психология семейных отношений. Курс лекций. –М., 2000. –512 с.


Часть 3.
ИССЛЕДОВАНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ И ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИЙ ЖЕНЩИН В ПЕРИОД БЕРЕМЕННОСТИ
Для изучения личностных особенностей и ценностных ориентаций женщие в период беременности нами были отобраны конкретные эмпирические методы исследования разноуровневых личностных характеристик: тест Кет­телла 16 PF; методика для измерения уровня личностной и реактивной тревожности Ч.Д. Спилбергера и Ю.Л. Ханина; тест СЖО, адапти­рованный Д.А. Леонтьевым; тест ценностных ориен­таций М. Рокича, модифицированный Д.А. Леонтье­вым; опросник САТ для измерения уровня самоактуализации.

Экспериментальное исследование проводилось на базе отделения гинекологии 3-ей городской больницы, отделения патологии беременных 1-го родильного дома 3-ей городской больницы г. Кемерово и женских консультаций Центрального и Ленинского районов г. Кемерово в период с 1997 по 1999 год.

В эксперименте приняли участие 158 женщин, из которых 121 – были беременны (экспериментальная группа) и 37 – не были беременны (контрольная группа) на момент проведения исследования. 98,3% женщин экспериментальной группы находились в стационаре. В дальнейшем беременные женщины были разделены на три группы по сроку беременности. Средний возраст всех испытуемых составил 25 лет.

Беременные женщины были разделены на три подгруппы по сроку беременности: до 13 недель – I группа (36 женщин), 14 – 26 недель - II группа (38 женщин), 27 - 40 недель – III группа (47 женщин). Данная периодизация беременности принята в медицине.

Важным показателем течения беременности является клинический диагноз, который определяет физиологические и психологические изменения в организме в этот период и является объективным показателем оценки физического состояния женщины.

По мере увеличения срока беременности наблюдается увеличение числа осложнений течения беременности. Так, в группе женщин со сроком беременности до 13 недель на 29 женщин приходится 36 различных осложнений, что в среднем составляет 1,24 патологии на каждую. Во II группе количество осложнений увеличивается и в среднем достигает величены в 1,97 патологии на каждую женщину. В III группе уже нет женщин без патологий течения беременности. По нашим данным, лишь у двух (1,65%) женщин, участвующих в эксперименте, произошел самопроизвольный аборт в 1 триместре беременности, соответственно, у 119 (98,35%) женщин беременность завершилась рождением детей.

В таблице 2. выделены наиболее распространенные осложнения течения беременности у женщин экспериментальной группы. Большинство обследуемых имеют несколько диагнозов. К третьему триместру каждая из обследованных нами женщин имеет то или иное осложнение течения беременности, и каждой беременной проводится соответствующее стационарное лечение.


Таблица 2.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации