Курсовая работа - Концепция Северной дипломатии Республики Корея на современном этапе (2003-2010) - файл n1.doc

Курсовая работа - Концепция Северной дипломатии Республики Корея на современном этапе (2003-2010)
скачать (182 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc182kb.21.10.2012 17:48скачать

n1.doc



Кафедра МО и ВП

«Концепция Северной дипломатии РК

на современном этапе (2003-2010)».

Курсовая работа
Выполнил:
Научный руководитель:

Москва 2011

СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ 2

ГЛАВА 1. ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ 6

СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ. 6

1.1Современная ситуация в СВА 6

1.2Ключевое значение Республики Кореи в процессах, происходящих в СВА 8

1.3Роль США и Китая в СВА 11

ГЛАВА 2. СТАНОВЛЕНИЕ «СЕВЕРНОЙ ДИПЛОМАТИИ» РК (1990-2003) 13

2.1 Истоки 14

2.2 Политика «солнечного тепла» Ким Дэ Чжуна 16

ГЛАВА 3. СОВРЕМЕННАЯ «СЕВЕРНАЯ ДИПЛОМАТИЯ» РК (2003-2010) 18

3.1 «Политика мира и процветания» Но Му Хёна 18

3.2 MB Doctrine Ли Мён Бака 21

3.3 Перспективы развития межкорейского диалога 25

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 26

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И ИСТОЧНИКОВ 27

ВВЕДЕНИЕ



Еще в конце XIX века госсекретарь США Джон Хей утверждал: «Средиземное море – океан прошлого, Атлантический океан – океан настоящего, Тихий океан – океан будущего». В XXI веке, согласно заявлениям американских исследователей Р. Менона и У. Вимбуша, события в Азии «не будут следовать заранее спроектированным и получившим предпочтение траекториям. События здесь будут напоминать каскад и породят множество неожиданных последствий. Ключевые государства и отдельные группы получат новые возможности и будут использовать в достижении своих целей новые стратегии… В свете всего этого напрашивается вывод, что союзы, которые так хорошо служили Америке в Азии в течение полвека, могут в предстоящий период быть дезинтегрированы. Поддержание военного присутствия и политических обязательств станет все более сложным делом, поскольку необходимая сеть баз уже не гарантирована. Возникнут новые центры мощи – Китай, Япония и Индия, они совместно с США создадут новый баланс сил, мало напоминающий структуру конца XX века».1

Корейский полуостров, в этом процессе будет играть весьма существенное, если не определяющее значение. Корея издавна, прежде всего в силу своего геостратегического положения, была объектом борьбы за влияние соседних, более крупных и могущественных государств. С середины XX века и до настоящего времени определилась четверка великих держав в составе США, России, КНР, Японии, обоснованно считающимися традиционно вовлеченными в проблемы Корейского полуострова.

Растущая роль этого региона в международных отношениях, безусловно, вызывает скрытое противостояние указанных выше государств, их борьбу за влияние в Северо-Восточной Азии. Безусловно, к числу таких стран в первую очередь относятся такие гиганты, как США и Китай. Усиливающаяся борьба за сферы экономических и геополитических интересов будет неуклонно порождать новые конфликтные ситуации и обострять старые. Особое значение в таком контексте стоит придать до сих пор неурегулированной ситуации на Корейском полуострове, претендующей стать в ближайшие годы международной проблемой «номер один».

За неполные 60 лет с момента зарождения конфликта между КНДР и РК международному сообществу мало что удалось сделать для нормализации ситуации, которая дестабилизирует АТР и СВА в частности. Логика «холодной войны» и противостояние СССР и США не подразумевали решения проблемы двух Корей – сверхдержавам был удобен статус кво. С распадом биполярной системы международных отношений в 1991 году последовал предсказуемый рост напряженности во всех проблемных зонах мира. Корейский полуостров не стал исключением.

В настоящий момент урегулирование проблемы Корейского полуострова имеет два практических аспекта, решение которых откроет путь к нормализации ситуации в регионе. Во-первых, это, безусловно, приемлемое и удовлетворяющее все заинтересованные стороны решение о денуклеаризации Корейского полуострова и свертывании ракетно-ядерной программы КНДР. Во-вторых, налаживание стабильного и последовательного межкорейского диалога, направленного на продуктивное и взаимовыгодное сотрудничество двух Корей с перспективой их последующего объединения.

Безусловно, первый из упомянутых аспектов является краеугольным камнем в вопросе урегулирования этого застаревшего и напряженного конфликта. К сожалению, приходится констатировать, что за последние годы изменений в лучшую сторону по этому направлению нет. Во многом это связано с принципиальным расхождением позиций КНДР и США в вопросе условий денуклеаризации первой. Более того, Северная Корея стала страной, обладающей ядерным оружием (о чем убедительно «поведала» миру, произведя второе ядерное испытание в 2009 году), что существенно усложняет переговорный процесс в любом из существующих форматов.

В этой ситуации на первое место выходят процессы, происходящие в рамках межкорейского диалога. Именно они могут «сломать сложившийся лед» и, при условии адекватно-выстроенной переговорной линии внести существенную лепту в вопрос урегулирования на Корейском полуострове. Этим, на взгляд автора, обуславливается актуальность данной работы.

Таким образом, объектом этого исследования является межкорейский диалог; «Политика вовлечения» Но Му Хёна, как продолжение прежнего курса РК в межкорейском диалоге; отношения РК-КНДР при Ли Мён Баке.

Цель работы - проанализировать внешнеполитическую деятельность РК на северокорейском направлении за период 2003-2010, то есть от вступление в должность президента РК Но Му Хёна до событий 2010 года (потопление корвета «Чхонан» и обстрел острова Ёнпхёндо).

Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Рассмотреть и сравнить усиливающуюся роль Восточной Азии в современном и будущем мироустройстве;

2. Рассмотреть и сравнить роль «молодого» геостратегического центра Северо-Восточной Азии – Республики Кореи и ее ключевого значения в процессах, происходящих в СВА;

3. Рассмотреть и сравнить изменения во внешнеполитическом курсе РК до и после прихода к власти Ли Мён Бака;

4. Дать прогноз дальнейшей эволюции межкорейского диалога и предположительного варианта развития событий и изменения обстановки на Корейском полуострове.

В соответствии с целями и задачами работы, ее необходимо разбить на три части. В первой главе будет уделено внимание росту значения региона АТР и Северо-восточной Азии в частности в современном мировом устройстве. А так же будет сказано о ключевом значении Республики Кореи в системе и процессах, происходящих в регионе.

Во второй главе будет сделан обзор истории возникновения «северной дипломатии» и ее основные этапы в период с 1991 года по 2003. Третья же глава является ключевой, в ней внимание будет уделено современному состоянию дел в межкорейском диалоге и особенно – современному этапу «северной дипломатии» РК, который характеризуется резким отходом от внешнеполитической линии, проводившейся на протяжении последних десяти лет.

Отдельно стоит упомянуть, что недостатка в публикациях по корейской проблематике нет. Они затрагивают как ракетно-ядерный аспект, так и вопрос объединения Корей. Хотелось бы отметить многочисленные русскоязычные публикации: исследователей МГИМО (У) МИД РФ (к примеру, А.В. Торкунов, Е.П. Уфимцев «Корейская проблема: новый взгляд»); работы Фонда Карнеги за международный мир, посвященные проблемам полуострова и прочие. В них дается глубокий и объективный анализ происходящего в СВА, основанный на огромном количестве фактического материала. К сожалению, существенным недостатком имеющихся работ является относительная давность их публикации и оторванность от текущей ситуации.

ГЛАВА 1. ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ

СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ.




    1. Современная ситуация в СВА



Исходя из наиболее популярных прогнозов, Азия к 2020 году, ведомая Китаем, будет производить более 40% мирового валового продукта.2 Футуролог Дж. Несбит подчеркивает, что усиление Азии – это «безусловно – самое важное явление в мире. Модернизация Азии навсегда переделывает мир»3. Практически все исследователи в один голос утверждают, что в будущем нельзя никак игнорировать, более того придется считаться также и с военным усилением Восточной Азии. «В течение ближайшего десятилетия, - заявляют Р. Менон и Э. Вимбуш, - высокоточные, обладающие большим радиусом действия ракетные системы станут доступными большинству главных стран региона; множество других систем вооружений драматически изменит нынешний баланс сил»4.

В этой связи особое место в геостратегии будет занимать Корейский полуостров, во-первых, потому что Корея геополитически центральное государство СВА, во-вторых, как уже отмечалось, именно здесь пересекаются жизненно важные интересы еще трех, помимо США великих держав – России, Китая и Японии.

Сложившаяся в СВА запутанная расстановка сил и имеющийся клубок политических противоречий объясняется тем, что в 90-е годы, после распада СССР, в СВА было разрушено прежнее соотношение сил. В частности, в этом регионе возник так называемый вакуум силы и начала складываться не однополярная, как в рамках всего мира, а многополярная система международных отношений. В создавшихся условиях имело место и имеет до сих пор скрытое соперничество между региональными державами, с целью заполнить вакуум власти. Эти непростые отношения великих держав привели к высокой динамике расстановки и соотношения сил в регионе.5 «Восточная Азия охвачена энергичной деятельностью, которая до сих пор направлялась по мирному руслу быстрыми темпами экономического развития региона. Однако клапан безопасности в определенный момент может быть перехлестнут вырвавшимися на свободу политическими страстями..»6.

Таким образом, для геополитической обстановки в Восточной Азии характерны метастабильные отношения между странами. Отношения подобного рода весьма уязвимы при кризисе, который будет способствовать цепной реакции, разрушающей основу отношений. Наряду с экономическим динамизмом, в данном регионе совершенно очевидны: политическая неопределенность, растущий национализм и сплетение интересов и противоречий в тесный клубок. Соответственно, если в начале XX века говорили о том, что Балканы – «это пороховой погреб Европы», то сейчас представляется оправданным говорить, что при определенном стечении обстоятельств Восточная Азия может стать «пороховым погребом» всего мира. США пытается сохранить свои лидирующие позиции в этом регионе, пытаясь исполнить сложный дипломатический танец, который пока что им удается в большей или меньшей степени. Как бы там ни было, наиболее важной составляющей в будущем СВА, которая определит четкую расстановку сил в регионе, является преодоление раскола Кореи и схватка между основными игроками за будущую ориентацию воссоединившейся страны.
    1. Ключевое значение Республики Кореи в процессах, происходящих в СВА



Если оценивать современную обстановку в СВА, то исчезновение мощной сверхдержавы СССР оказало в 1990-е годы на этот регион определяющее влияние. Необходимо учитывать тот факт, что международно-политическая ситуация в этом регионе весьма сложна. В этой связи, следует отметить, что в настоящее время в качестве одного из ключевых государств СВА пытается выступать Республика Корея, и это не случайно: ситуация на Корейском полуострове не только зависит от политического курса и интересов сопредельных государств, но и во многом определяет положение в субрегионе и в АТР в целом.

Прежде всего, надо полагать, что это связано с формированием нового мирового порядка на Корейском полуострове, который характеризуется снижением общего уровня конфронтационности. Корейский полуостров, по оценке З.Бжезинского, - геополитический центр Дальнего Востока, где пересекаются жизненно важные интересы 4-х мощных держав – КНР, Японии, США и России. Надо понимать, что естественно по совокупному внешнеполитическому потенциалу РК проигрывает этим четырем ведущим игрокам. Но эту истину прекрасно осознают южнокорейские внешнеполитические стратеги: РК признает США в качестве главного субъекта международных отношений в СВА, а также достаточно продуманно строит отношения с Китаем и Россией, а также и с Японией, несмотря на многочисленные политико-идеологические разногласия, связанные с историческим наследием японской оккупации Кореи. Проводя подобную внешнеполитическую линию, РК концентрирует свое внимание на том, чтобы стать равным участником экономических процессов региона, что ей вполне по силам, а также усилить свой политический вес не только в СВА, но и на международной арене. Это обусловлено не только емкостью товарного и инвестиционного рынка, финансовыми и людскими ресурсами, активным участием РК в различных формах обмена и сотрудничества стран АТР и СВА, но и неоднократно подтвержденным с конца 1980-х г. курсом южнокорейских властей на обеспечение Корее «подобающего и заслуженного положения» в системе международных и региональных отношений». Современная РК, наряду с другими государствами АТР, является одним из быстро развивающихся и стратегических районов мира. Складывающаяся в СВА региональная система обеспечения стабильности определяется взаимодействием целого ряда сил, не последнее место среди которых занимает РК.

Вероятнее всего, Республика Корея воспринимается сильными государствами как более слабый игрок, как на Корейском полуострове, так и в СВА. Каждая из четырех перечисленных великих держав не стремится быть военно-политическим покровителем только одной стороны, желая «стоять на Корейском полуострове на двух ногах». Таким образом, получается, что противостояние по линии Россия, Китай – Япония, США сохранилось. Более того, на современном этапе политика великих держав сводится к поддержанию status quo на полуострове, ибо объединение Корей изменит ситуацию в регионе в целом, что пока что не выгодно ни одной из великих держав, и каждая может, как выиграть, так и проиграть, если в ближайшей перспективе произойдет объединение. Совершенно очевидно то, что лучше сохранить то, что имеется, чем остаться ни с чем.

Но в этой связи более прозрачной становится значимость и самостоятельность РК в новом тысячелетии. Самостоятельная позиция Сеула в отношении диалога с КНДР, ставшая очевидной после 2000 года продемонстрировала, что в современных условиях КНДР и РК обладают всеми возможностями для самостоятельного решения проблем Корейского полуострова. Ведущее направление объединительного процесса – упрочение торгово-экономических отношений и гуманитарных связей.

Для Кореи наступили одновременно и опасные, и внушающие надежду времена. Некоторые признают объединение Кореи средством усиления региональной стабильности, однако Корея – это всего лишь ключ к решению проблемы, поскольку окончательное ее решение в корне изменит ситуацию не только в СВА, но и во всем АТР. Следует признать, что ликвидация последствий финансового кризиса в Южной Корее и ее сегодняшний экономический потенциал выдвигают на повестку дня потребность в дальнейшем развитии политической реформы. Тем временем очевидным преимуществом КНДР остается ее военный потенциал. При анализе и прогнозировании событий в СВА следует учитывать непредсказуемость и неопределенность ближайших и долгосрочных намерений Пхеньяна. Находясь между сверхдержавами, именно Корея предопределит мир и стабильность, а также экономический успех всего региона СВА.

Ситуация в СВА развивается достаточно стремительно, а определенная самостоятельность, которую демонстрирует во внешней политике современная Южная Корея, не может не внушать опасений для великих держав. В то же время, после избрания в РК нового президента - Ли Мён Бака7, самостоятельность, которой достигла РК при проведении внешнеполитического курса, особенно в отношении Северной Кореи, может полностью сойти на нет, в силу проамериканского настроя действующего южнокорейского президента.
    1. Роль США и Китая в СВА




Современная ситуация в СВА характеризуется скрытой формой противостояния Китая и США. КНР поддерживает Пхеньян, США связаны с РК договором об обеспечении взаимной безопасности от 1 октября 1953 года.

Обе ведущие страны мира решают в регионе собственные геополитические задачи. США используя двусторонние договоры безопасности с РК и Японией, а также прочие соглашения в военно-политической сфере, и разыгрывая карту угрозы со стороны КНДР, играя на сближении Сеула и Токио, пытается сдерживать устремления и амбиции Китая. В тоже время Пекин стремится усиливать свою роль в регионе, во многом за счет экономического потенциала, и имеет цель постепенно снизить влияние Соединенных Штатов, выдавить их со стратегически важных континентальных плацдармов, коими являются юг корейского полуострова и Тайвань.

Особо важно отметить двойственную роль Вашингтона в Корейской проблеме. С одной стороны, США – непосредственная угроза безопасности КНДР. Именно этот фактор является ключевым при рассмотрении внешне и внутриполитических позиций и действий Пхеньяна и стремления КНДР к наращиванию собственного оборонного и наступательного потенциала. Цель этого наращивания – защита собственного суверенитета в условиях отказа США от подписания любого юридически обязывающего документа, дающего КНДР гарантии безопасности. С другой стороны, Вашингтон – гарант безопасности Южной Кореи и Японии от северокорейской «угрозы» и поступаться своими позициями в угоду пожеланиям Севера не собирается.

Более того, со временем сам факт наличия в Южной Корее американских вооруженных сил стал важнейшим препятствием в межкорейском диалоге и из гаранта мира (в связи с изменением внутрикорейской и международной обстановки) превратился в фактор нестабильности.

Такой сложившийся замкнутый круг без сомнения усложняет возможность внешнеполитического урегулирования Корейской проблемы.

Что касается непосредственно отношений Южной Кореи и США, то необходимо четко осознавать, что с началом XXI века страна не добилась окончательного решения проблемы собственной национальной безопасности и во многом зависит от военной и политической поддержки Вашингтона. Стоит упомянуть и об американском принципе стратегического внедрения, который заключается в жертвовании подопечной страной части своего суверенитета в обмен на помощь и защиту со стороны Соединенных Штатов. А это значит, что с точки зрения США страна, которую защищает Америка, не должна иметь высокую обороноспособность. Она должна быть достаточной для того, чтобы страна могла вступать в мелкие конфликты, поддерживать порядок на своей территории и продержаться против серьезной агрессии некоторое время, необходимое для того, чтобы «большой брат» собрался с силами и защитил. Южная Корея является тому достаточно четким примером8.

Кроме того, для поддержания военного баланса с Севером, Южной Кореи приходится тратить значительную часть своего бюджета на оборону, на приобретение оружия, что в основном производится у Соединенных Штатов. Растут и расходы РК на оборону. Несмотря на то, что процент военных расходов упал с 6% ВВП в 1980 году до 2,7% в 1997-м, военный бюджет вырос в абсолютных числах в 165 раз с 1971 года и составил 16,7 миллиардов долларов. В 1995 году была принята программа FIP (Force Improvement Program – Программа совершенствования вооруженных сил), предусматривавшая расходы в сумме 115 миллиардов долларов в период с 1997 по 2001 год. В соответствии с этой программой в 2001 году военный бюджет Южной Кореи должен был достичь 30,7 миллиардов долларов, что поставило бы эту страну в один ряд с крупнейшими западноевропейскими странами (эти амбициозные планы не были реализованы в связи с азиатским экономическим кризисом 1997-98 г.г.). В 1998 году на вооружения было истрачено «всего» 16,1 миллиардов долларов9.

Если данная тенденция будет преобладать и впредь, РК наверняка превратится в один из основных внешних рынков сбыта для американского ВПК. А это означает, что крупный военный капитал США вряд ли будет заинтересован в ликвидации опасного очага международной напряженности и военно-политической конфронтации на Корейском полуострове.

ГЛАВА 2. СТАНОВЛЕНИЕ «СЕВЕРНОЙ ДИПЛОМАТИИ» РК (1990-2003)




2.1 Истоки



Еще 4 июля 1972 года было подписано Совместное заявление Севера и Юга, в котором зафиксированы основные принципы объединения - самостоятельно, без опоры на внешние силы; мирным путем; на основе «великой национальной консолидации»10. Однако это заявление носило больше номинальный и декларативный характер, так как логика «холодной» войны, подразумевающая глобальное противостояние СССР и США, не давала их странам- сателлитам принимать самостоятельные решения.

Истоки же собственно «северной дипломатии» следует искать в сентябре 1990 года, когда были установлены дипломатические отношения между СССР и РК, а так же в ноябре 1992 году, когда после распада СССР и окончания «холодной войны» в Сеуле Ро Дэ У11 и Б.Н.Ельцин подписали Договор об основах отношений между Российской Федерацией и Республикой Корея. Установление дипломатических отношений с Советским Союзом, а затем и Россией было важнейшим достижением Южной Кореи не только в сфере внешней политики, но и в области обеспечения безопасности на Корейском полуострове. Один из главнейших союзников КНДР («потенциального агрессора») теперь стал дружественным для Южной Кореи государством.

Установление дипломатических отношений между Республикой Корея и Китайской Народной Республикой, произошедшее после подписания в Пекине 24 августа 1992 г. Договора об установлении дипломатических отношений между двумя странами, означало окончательную победу так называемой «Северной политики» Южной Кореи.

«Северная политика» — это внешняя политика правительства РК, которая осуществлялась с 1988 года и была направлена на расширение контактов Южной Кореи со странами Восточной Европы и Китаем путем установления дипломатических отношений, расширения обмена по линии индивидуальных контактов, установления более тесных торговых и экономических связей на уровне государственных и частных предприятий.

В сентябре 1991 году, благодаря явным внешнеполитическим успехам Сеула, который снял напряженность в отношениях с СССР, и РК и КНДР стали членами ООН. Вступление в эту организацию фактически закрепило раскол Кореи на два независимых государства.

В то же время, во время президентства Ро Дэ У возобновились межкорейские контакты на высшем уровне. Так, в декабре 1991 г. имела место встреча министров иностранных дел Северной и Южной Кореи в Сеуле, завершившаяся подписанием 13 декабря «Соглашения о примирении, ненападении, сотрудничестве и обмене между Севером и Югом», в котором стороны впервые официально признали суверенитет друг друга, как и сам факт существования на полуострове двух государств. В ряде статей были определены задачи экономического сотрудничества, прежде всего в освоении ресурсов, товарообмене, совместных инвестициях «в целях пропорционального развития национальной экономики в едином порядке и повышения благосостояния всей нации». Особо отмечалось, что отношения между КНДР и Республикой Корея не обычные межгосударственные, а временно сложившиеся в ходе продвижения к воссоединению. Стороны взяли на себя обязательство отказаться от военно-политической конфронтации, обеспечить разрядку и мир, содействовать общенациональным интересам. Было решено сформировать Совместную военную комиссию Севера и Юга по разработке мер военного доверия. Было выражено намерение сторон обеспечить свободное передвижение и контакты людей, переписку, встречи, воссоединение разделенных семей и родственников. Предлагалось также восстановить прерванные железнодорожные и шоссейные дороги, открыть водные и воздушные пути.

В 1992 году обе Кореи приняли Совместную декларацию о денуклеаризации Корейского полуострова12.

Подписанные Сеулом и Пхеньяном документы могли составить базу для дальнейших переговоров о нормализации. Во-первых, они содержали обязательства сторон разрешить конфликт мирно, а во-вторых, Юг, по сути дела, согласился учесть мнение Севера о необходимости исключить присутствие американского ядерного оружия на южнокорейской территории. Это означало повышение уровня военного доверия между Сеулом и Пхеньяном, т.к. американское оружие на юге полуострова традиционно рассматривалось как средство, позволяющее уравновесить численное превосходство по обычным вооружениям, которое КНДР имеет над Республикой Корея. Но решение вопроса о нормализации тормозилось из-за неспособности корейских государств прийти к общему пониманию международно-политических реалий в регионе13.

Кроме того, все призывы Северной Кореи заменить соглашение о перемирии от 1953 года на полноценный договор о мире упорно отвергались США, ориентированными на заключение подобного документа в многостороннем формате.

В итоге, первый ядерный кризис, вызванный работами Северной Кореи в рамках собственной атомной программы14, а также смерть Ким Ир Сена привели к фактической заморозке межкорейского диалога до 1998 года.

2.2 Политика «солнечного тепла» Ким Дэ Чжуна



В 1998 г. в Южной Корее к власти пришло демократическое правительство во главе с Ким Дэ Чжуном15. Он провозгласил политику «солнечного тепла» в отношении КНДР. Ее основная идея – добиться изменений в северокорейском государстве и приблизить объединение страны не силовым способом и не попытками развалить и поглотить Северную Корею, а массовыми обменами людьми, экономическими проектами, инвестициями, направленными на выравнивание уровней жизни в обеих частях Корейского полуострова. При этом особо следует отметить, что весь этот курс не ставился в зависимость от ядерной проблемы, поскольку в условиях примирения Южной Корее нечего было опасаться.

По факту, применение политики «солнечного тепла» обозначило переход РК к методам экономической дипломатии в процессе межкорейского урегулирования, и было основано на принципе отделения экономики от политики, предполагавшем, что на экономическое сотрудничество двух стран не должны влиять политические обстоятельства.

Новая гибкая внешнеполитическая концепция Южной Кореи быстро привела к существенному прорыву в двусторонних отношениях. С 13 по 15 июня 2000 года в Пхеньяне состоялась историческая встреча между руководителем КНДР Ким Чен Иром и президентом Республики Корея Ким Дэ Чжуном, по итогам которой была подписана «Совместная декларация Юга и Севера»16, открывшая новые перспективы на пути объединения Корейского полуострова. в частности, было объявлено о намерении сторон добиваться объединения страны «силами самой корейской нации».

По итогам пхеньянского саммита совместной комиссией по экономическому сотрудничеству было разработано и подписано четыре документа: о гарантиях инвестиций, об устранении двойного налогообложения, улаживании спорных вопросов в коммерческой деятельности и ведении банковских расчетов. Именно эти договоренности стали каркасом системы экономических связей РК и КНДР.

В ходе саммита в Пхеньяне были заложены такие проекты межкорейского экономического сотрудничества, как развитие туристического комплекса в горах Кымгансан, строительство индустриального комплекса (техно-парка) в приграничном городе Кэсоне и присваивание ему статуса особой экономической зоны.

Заметно, что прошедшая встреча «в верхах» дала ощутимый толчок двусторонним отношениям. 29-31 июля 2000 года в Сеуле прошли Первые переговоры Юга и Севера на уровне министров. Северокорейскую делегацию возглавлял ответственный советник кабинета министров КНДР Чон Гымчжин. 31 июля 2000 г. президент РК Ким Дэ Чжун лично принял северокорейскую делегацию. На переговорах была достигнута договоренность о возобновлении работы Офиса прямой связи между Югом и Севером, который вновь открылся 14 августа 2000 года. Также было запланировано, что Вторые переговоры Юга и Севера на уровне министров пройдут в Пхеньяне с 29 августа по 1 сентября 2000 года. На протяжении последующих лет межкорейские министерские переговоры проходили достаточно регулярно – с 2000 по 2005 год имели место 17 раундов переговоров на уровне министров и 5 раундов переговоров отраслевых министров (МИД и Обороны) в период с 2000-2007 года17.

Продуктивное сотрудничество двух Корей в экономических вопросах и вопросах обмена в рамках политики «солнечного тепла» явно перевешивало желание РК оказать давление на КНДР в ходе разразившегося в 2002 году второго ядерного кризиса. Сеул среагировал на удивление спокойно и не стал жертвовать уже сложившимися политическим (в рамках межправительственных раундов переговоров и достигнутых соглашений) и экономическими отношениями.

ГЛАВА 3. СОВРЕМЕННАЯ «СЕВЕРНАЯ ДИПЛОМАТИЯ» РК (2003-2010)

3.1 «Политика мира и процветания» Но Му Хёна



Следующий президент Южной Кореи, Но Му Хён18 заменил политику «солнечного тепла» «политикой мира и процветания», которая, по сути, продолжила первую.

В рамках нового курса было выработано 4 основных принципа ее реализации: 1) решение всех проблем через диалог; 2) построение отношений на взаимодоверительной и взаимовыгодной основе; 3) международное сотрудничество на основе принципов межкорейских отношений Севера и Юга; 4) участие народа в реализации «политики мира и процветания».

В качестве ключевой стратегии политики были выбраны 3 основных направления: 1) на краткосрочную перспективу — решить ядерную проблему КНДР; 2) на среднесрочную перспективу — установить прочный мир на Корейском полуострове; 3) на долгосрочную перспективу — сделать новую Корею экономическим центром Северо-Восточной Азии19.

В ходе реализации этого курса, между Югом и Севером были соединены железные дороги, предполагавшие их выход на Транссиб, проложены автомобильные шоссе. Кульминацией «политики мира и процветания» стало подписание межправительственных соглашений о дальнейших экономических связях и создании в Желтом море зоны мира и сотрудничества.

В начале октября 2007 года в Пхеньяне прошел второй межкорейский саммит на высшем уровне, по итогам которой Ким Чен Ир и президент РК Но Му Хён подписали «Декларация во имя развития отношений между Югом и Севером, мира и процветания» развивающую идеи и принципы Совместной декларации 2000 года20. В частности, в декларации было отмечено стремление двух стран решать вопрос объединения самостоятельно и согласно духу «усилиями самого корейского народа»; не вмешиваться во внутренние дела друг друга и решать вопросы межкорейских отношений в духе примирения, сотрудничества и воссоединения; пересмотреть свои соответствующие правовые и организационные системы с целью развития межкорейских отношений в направлении воссоединения нации. Кроме того, было отмечено стремление РК И КНДР расширять и развивать проекты межкорейского экономического сотрудничества на постоянной основе для сбалансированного развития и общего процветания на Корейском полуострове. Отдельно стоит отметить солидарную позицию двух стран о необходимости урегулирования Корейской ядерной проблемы на основе достигнутых договоренностей (Совместного заявления от 19 сентября 2005 года).

Второй межкорейский саммит на высшем уровне стал еще одним пиком в развитии отношений между двумя государствами. Его целью было придание нового стимула политическому урегулированию и закрепление достигнутой планки в двухсторонних экономических отношениях. Если первое всегда отличалось нестабильностью и хрустальной хрупкостью, то межкорейское экономическое сотрудничество развивалось достаточно устойчиво21.

В 2007 году премьер-министры Южной Кореи и КНДР подписали сразу три соглашения о мерах укрепления доверия и экономическом сотрудничестве. Договоренности двух сторон включали в себя целую программу развития контактов и взаимодействия, включая создание в районе Желтого моря специальной зоны мира и сотрудничества. Премьер-министр Южной Кореи Хан Док Су и председатель кабинета министров КНДР Ким Ен Иль договорились, в частности, с 11 декабря начать грузовые железнодорожные перевозки через демилитаризованную зону в создаваемую Южной Кореей индустриальную зону близ северокорейского города Кэсон. В этом технопарке совместно должны были трудиться около 20 тыс. рабочих и специалистов двух корейских государств (реальная цифра – 6 тыс. рабочих22). Аналогичную индустриальную зону главы правительств Юга и Севера договорились также создать в районе северокорейского порта Хэджу на побережье Желтого моря. КНДР и Южная Корея договорились также сотрудничать в разработке природных ресурсов, сельском хозяйстве, здравоохранении, развитии культуры и искусства, налаживании контактов по линии обществ Красного креста. Премьеры двух корейских государств условились встречаться два раза в год и содействовать проведению межпарламентских контактов между Югом и Севером.

Стимул, приданный двусторонним отношениям вторым межкорейским саммитом, оказался краток и неустойчив. Связанно это оказалось не столько с объективными предпосылками, сколько со сменой президента и его команды в Южной Корее, произошедшей в конце февраля 2008 года.

3.2 MB Doctrine Ли Мён Бака



После прихода к власти в феврале 2008 года консерваторов во главе с нынешним президентом Ли Мён Баком23 произошла резкая смена политики РК по отношению к КНДР. «Политика мира и процветания» была свернута. По мнению администрации нового президента, компромисс с КНДР по вопросам объединения, основанный преимущественно на условиях Пхеньяна означает, что южане будут тратить огромные деньги на северян, не имея при этом реальной возможности изменить ситуацию на Севере. Новый президент пошел на резкое ужесточение политики в отношении КНДР, при укреплении стратегических отношений с США24. По факту, Ли Мён Бак отказался от политики по умиротворению северного соседа, которую проводили его предшественники. В основу нового курса РК положена позиция о необходимости полного урегулирования северокорейской ядерной программы, и только после этого возможно дальнейшее развитие межкорейских отношений. Политический диалог между Сеулом и Пхеньяном был заморожен.

Следует отметить, что новая администрация Ли Мён Бака, единственная в истории отношений США и РК, получила поздравления с победой на президентских выборах. Судя по настрою, заявлениям и первым предпринятым действиям Ли Мён Бак настроен проамерикански и очевидно, что ближайшее время США не придется ломать голову как осуществлять контроль за межкорейским диалогом. Очевидно, что нынешняя южнокорейская администрация будет поддерживать все инициативы Белого дома.

Уже осенью 2008 года Сеул заявил о необходимости наращивания собственной военной мощи «чтобы исключить возможность возникновения новой войны на Корейском полуострове»25.

Однако поводом для воплощения в жизнь новой жесткой стратегии, названной MB Doctrine (по инициалам президента Мён Бака) стал запуск КНДР ракетоносителя Ынха-2 5 апреля 2009 года. Северная Корея утверждала об исключительно мирной цели запуска – ракета должна была вывести на орбиту Земли северокорейский спутник «Кванменсон-2». В то же время, США и Япония утверждали о военной цели запуска – отработке пуска баллистической ракеты26 в обход резолюции СБ ООН 1718 от 31 октября 2006 года, запрещающей Пхеньяну проводить пуски баллистических ракет.

Действия КНДР привели к адаптации старых санкций со стороны СБ ООН. В ответ 14 апреля Пхеньян заявил о выходе из шестисторонних переговоров по ядерной проблематике27. И 25 мая того же года провел второе ядерное испытание.

В ответ РК остановила гуманитарные поставки в КНДР: 500 тысяч тонн риса и 350 тысяч тонн удобрений (с учетом того, что удобрения дают прибавку к урожаю, в два раза превышающую их вес, помощь Юга оценивалась как эквивалент 1,2 млн тонн зерна, что равно одной четверти производимого в КНДР зерна и покрывало свыше половины его дефицита).

Обострение отношений между Кореями, связанное с вторыми ядерными испытаниями КНДР, привело в частности к тому, что в ходе визита Ли Мён Бака в США Белый дом впервые гарантировал в письменном виде защиту РК своим ядерным арсеналом, в случае необходимости28.

Отношения еще более обострились после заявления представителей РК о возможности нанесения превентивных ударов по КНДР.

Вторая половина 2009 года знаменовался определенным спадом накала страстей. В августе месяце впервые за 2,5 года состоялась встреча на уровне министров, свидетельствовавшая о стремлении сторон к восстановлению диалога. В сентябре месяце была восстановлена военная прямая линия связи между Кореями. КНДР высказала пожелания об организации встречи между Ким Чен Иром и Ли Мён Баком, разморозила совместные экономические проекты с РК. В то же время, в ноябре месяце президент Южной Кореи заявил что готов встретиться с главой КНДР «в любое время и в любом месте, если это поможет решить проблемы, существующие между двумя государствами».

В начале января 2010 года КНДР высказала предложение прекратить «враждебные отношения» с США и нормализовать межкорейский диалог в интересах мира и стабильности в Азии, соглашаясь вернуться за стол переговоров в формате «шестерки». Относительное снижение конфронтации на Корейском полуострове в то же время не отменило периодических военных стычек в пограничных районах и на море.

Кроме того, РК в том январе, Южная Корея внесла существенные изменения в свой план действий на случай чрезвычайной ситуации в КНДР. «Чрезвычайным планом» определено, что в случае резкого изменения обстановки в КНДР правительство Южной Кореи «создаст на Севере орган управления во главе с министром Республики Корея по делам объединения для введения режима чрезвычайного положения»29.

Мартовский инцидент этого года с южнокорейским корветом «Чхонан»30, в уничтожении которого Сеул официально обвинил Пхеньян также привел к обострению существенному обострению отношений – 25 мая 2010 года КНДР заморозила все связи с Южной Кореей и вышла из соглашения между Севером и Югом о взаимном отказе от агрессии, обвиняя РК в безрассудных провокациях31.

В июле прошли совместные учения РК и США, сопровождаемы традиционной воинственной риторикой и угрозами со стороны КНДР. Месяцем позже, Ли Мён Бак, во время выступления на церемонии по случаю 65-летия освобождения страны от японского колониального ига заявил, что воссоединение Юга и Севера может пройти в три этапа: установление мира на Корейском полуострове на основе денуклеаризации, образование межкорейского экономического сообщества в интересах взаимных обменов и совместного процветания и создание общества национального единства32. КНДР в ответном сообщении высмеяла объединительные инициативы руководства РК.

В результате, в ноябре месяце Сеул признал провал примирительной политики «солнечного тепла» и «политики мира и процветания», констатируя, что предыдущие курсы не привели к позитивным изменениям в КНДР33.

Спустя несколько дней произошел артиллерийский обстрел острова Ёнпхёндо Севером34в ответ на крупномасштабные военные учении Юга.

Этот инцидент вскрыл ряд проблем во внутриполитической нерешительности «Голубого Дворца» в вопросах межкорейского диалога. Отбросив хорошо наработанную модель взаимоотношений с Севером и отказавшись продолжить инициативы прежних администраций, нынешнее правительство Ли Мен Бака оказалось явно не готовым к тому, что произошло. На это указывают, как промедление с ответом на акт агрессии, так и отставка министра обороны. Более того, прекращение гуманитарных поставок на Север и отказ от сотрудничества, в момент, когда там происходит подготовка к смене лидера, явно представляет собой непоследовательность в политике и, в какой-то степени, говорит о неготовности и, возможно, отсутствии конкретных планов нормализации отношений с КНДР. Традиционно так же и «вмешательство» Белого Дома в межкорейские отношения.

Таким образом с одной стороны видно явное желание США поддержание статус-quo на полуострове и их возросшее влияние на позицию и планы РК в вопросах нормализации ситуации на полуострове, сближения с КНДР и проблеме объединения.

3.3 Перспективы развития межкорейского диалога



В настоящий момент очевидна попытка КНДР не только вернуться в переговорный процесс, но сделать это с максимально удобной «жесткой» переговорной позицией, в надежде на получение определенных дивидендов. Как за «замораживание» своей ядерной программы, так и за смягчение позиций в рамках межкорейского диалога.

Очевидно, что современная позиция РК, ставящая все сотрудничество в зависимость от уступок КНДР по вопросу денуклеаризации полуострова является неприятной для Северной Кореи, привыкшей за последние десять лет к политике «солнечного тепла» и «политике мира и процветания».

В то же время, очевиден и явный проамериканский курс нынешнего южнокорейского президента Ли Мён Бака, что безусловно, так же вызывает раздражение у руководства КНДР.

В сложившейся ситуации можно сделать вывод, что перспектив продуктивного и эффективного развития у межкорейского диалога мало. Северная Корея вряд ли пойдет на уступки в вопросах денуклеаризации, не имея никаких гарантий от США и имея за спиной враждебно настроенный Сеул. РК же, четко следуя в фарватере внешнеполитической линии Белого дома, продолжит реализацию MB Doctrine даже в ущерб собственным экономическим интересам и более-менее понятным отношениям с Пхеньяном.

Под большим вопросом и проблема объединения Корей. Мирное объединение Южной и Северной Кореи воспринимается всеми без исключения корейцами как величайшее общенациональное чаяние. Весьма примечательно, что власти как Южной, так и Северной Кореи в общеполитических декларациях безоговорочно признают необходимость дипломатических усилий для скорейшего достижения общегосударственного единства. Однако, к сожалению, обе стороны все еще не могут договориться о том, как это сделать. Поскольку Север и Юг слишком долгое время находились во враждебном противостоянии друг другу, они не в состоянии быстро изменить свои позиции и вследствие этого им не легко прийти к компромиссу и консенсусу. Объясняется это также тем, что стороны принадлежат к противоположным политико-идеологическим системам - коммунистической и капиталистической.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ




За прошедшие 10-15 лет, с момента начала налаживания диалога между Севером и Югом, безусловно, можно говорить о наличии серьезного продвижения во взаимодействии между двумя государствами, если сравнивать их до и после окончания «холодной войны». Хотя пиковый период роста отношений приходится на отрывок с 2000 по 2008 года, после прихода к власти Ли Мен Бака, межкорейский диалог претерпевает изменения в сторону позиции силы, нежели взаимопонимания и сотрудничества во благо корейской нации. На сегодняшний день США и КНР имеют наибольшее влияние на процессы, происходящие на полуострове, и скорее всего именно их противостояние и/или сотрудничество во многом отразятся на динамике развития межкорейского диалога. Главным представляется скорейшее решение по ядерному вопросу КНДР, ибо этот вопрос очень серьезно подрывает безопасность не только полуострова, но и СВА, и соответственно АТР.

В ближайшие 10-15 лет должна произойти смена власти в КНДР и в зависимости от того, какую линию будет проводить РК, во многом будет предопределена и предрешена проблема объединения и противостояния двух государств. Решение данной проблемы представляет собой сложную задачу, и возможно сегодняшняя позиция администрации РК является поиском оптимального решения. Однако, как показала история взаимоотношений корейских государств, сотрудничество и взаимопонимание сделали больше, нежели разговор с позиции силы и угрозы. В современном мире война остается крайне нежелательным, а иногда и неэффективным способом решения конфликтов и южнокорейское руководство должно проявить больше терпения по отношению к своему северному соседу. Так как именно корейский полуостров будет играть важнейшую роль во всех процессах в СВА и АТР и отражаться на их динамике и эволюции.

В то же время, существуют принципиальные расхождения по основным моментам программы сближения и объединения. Так, КНДР предпочла бы не допускать никакого вмешательства извне в переговорный процесс, решить все силами одной корейской нации. РК же, не отрицая важности принятия корейцами самостоятельных решений, признает возможность участия внешних сил в урегулировании корейской проблемы.

Очевидно, что на современном этапе межкорейский диалог, несмотря ни на что, приобрел собственную силу и динамику, и с этим невозможно не считаться. Отношения между Кореями постепенно обретают реальное материальное наполнение. В РК и КНДР постепенно выходит на первый план идея абсолютного превосходства общекорейского национального интереса над всеми другими.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И ИСТОЧНИКОВ


  1. Menon R. Asia in the 21st century. Power politics alive and well / R. Menon, E.Wimbush // The National Interest.– 2000.

  2. World Bank, Global Economic Prospects and the Developing Countries 1993. Washington, 1993

  3. Naisbitt J. Megatrends Asia. N.Y.

  4. Збигнев Бжезинский. Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы)//www.lib.ru

  5. Асмолов К.В. Россия и Корея на пороге нового столетия. Материалы III научной конференции. М. ИДВ РАН, 1999.

  6. Современные международные отношения под. ред. А.В. Торкунова, М. 1999.

  7. А.В. Торкунов, В.И, Денисов, Вл.Ф. Ли «Корейский полуостров: метаморфозы послевоенной истории», Москва 2008, ОЛМА Медиа групп

  8. Брутнец К., Саркисов К., Симония Н. О внешнеполитической концепции России в АТР. – М.: 1995

  9. Юдрин Ю. Девятый элемент: КНДР и ядерная бомба. Аналитический центр по проблемам нераспространения.

  10. Курбанов С.О. История Кореи. С древности до начала XXI века., СПб.: «Изд-во Санкт-Петербургского университета», 2009.


Интернет-сайты:

  1. www.imperiya.by

  2. www.rian.ru

  3. www.mid.ru

  4. Newsru.com

  5. http://www.infokorea.ru

  6. www.ru.wikipedia.org

1 Menon R. Asia in the 21st century. Power politics alive and well / R. Menon, E.Wimbush // The National Interest.– 2000. – Spring. – P.85.

2 World Bank, Global Economic Prospects and the Developing Countries 1993. Washington, 1993 p.66-67

3 Naisbitt J. Megatrends Asia. N.Y.,1995, p.7.

4 Menon R., Wimbush E. Asia in the 21st Century. Power Politics Alive and Well («The National Interest», Spring 2000, p. 79).

5 Брутнец К., Саркисов К., Симония Н. О внешнеполитической концепции России в АТР. – М.: 1995, - с.17

6 Збигнев Бжезинский. Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы)//www.lib.ru

7Ли Мён Бак//ru.wikipedia.org

8 Асмолов К.В. Россия и Корея на пороге нового столетия. Материалы III научной конференции. М. ИДВ РАН, 1999. с. 21-42.

9Южная Корея наращивает мускулы //www.imperiya.by

10 История конфликта между КНДР и Южной Кореей//www.rian.ru//23 ноября 2010

11 Ро Дэ У//ru.wikipedia.org

12 История конфликта между КНДР и Южной Кореей//www.rian.ru//23 ноября 2010

13 Современные международные отношения под. ред. А.В. Торкунова., М. 1999. С. 194

14 Юдрин Ю. Девятый элемент: КНДР и ядерная бомба. Аналитический центр по проблемам нераспространения, с. 9-12

15 Ким Дэ Чжун//ru.wikipedia.org

16История конфликта между КНДР и Южной Кореей//www.rian.ru//23 ноября 2010

17 Курбанов С.О. История Кореи. С древности до начала XXI века., СПб.: «Изд-во Санкт-Петербургского университета», 2009.

18 Но Му Хён//ru.wikipedia.org

19 Политика мира и процветания Республики Корея. Сеул, Когук Сосик, 2004.

20 http://www.infokorea.ru/about/news/detail.php?ID=1307

21 КОРЕЙСКАЯ НАРОДНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ РЕСПУБЛИКА (справочная информация)//www.mid.ru// 20 мая 2008

22 http://www.infokorea.ru/facts/relations/keson.php

23Ли Мён Бак // ru.wikipedia.org

24Президент Южной Кореи вступил в должность// Newsru.com//25 февраля 2008

25Президент Южной Кореи: чтобы сохранить мир, Сеул будет неуклонно наращивать военную мощь//Newsru.com//26 сентября 2008

26Спутник КНДР: факты и противоречия// http://www.rian.ru/world/20090406/167185573.html

27Пхеньян заявил о бойкоте шестисторонних переговоров и об усилении своих сил ядерного сдерживания// http://www.newsru.com/world/14apr2009/kndr.html

28 Белый дом гарантировал, что прикроет Южную Корею "ядерным зонтиком"//Newsru.com//16 июня 2009

29 Сеул изменил план на случай смены власти в КНДР//Newsru.com//14 января 2010

30 Южная Корея закончила расследовать гибель корвета "Чхонан": виновата северокорейская торпеда//Newsru.com//13 сентября 2010

31 Пхеньян разрывает все связи с Сеулом и выходит из соглашения о ненападении//Newsru.com//25 мая 2010

32 Президент Южной Кореи хочет объединиться с КНДР в три этапа//Newsru.com//15 августа 2010

33 В Сеуле признали провал мирной политики в отношении КНДР//Newsru.com//18 ноября 2010

34 Артиллерия КНДР обстреляла южнокорейский остров: загорелись десятки домов, есть жертвы//Newsru.com//23 ноября 2010



Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации