Курсовая работа - Экономическая антропология в исследованиях примитивных обществ - файл n1.doc

Курсовая работа - Экономическая антропология в исследованиях примитивных обществ
скачать (85.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc86kb.21.10.2012 19:30скачать

n1.doc



ЭКОНОМИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ В ИССЛЕДОВАНИЯХ ПРИМИТИВНЫХ ОБЩЕСТВ

Курсовая работа по дисциплине

Экономическая социология

Содержание.

Введение………………………………………………………………………….3

1. История развития экономической антропологии…………………………...4

1.1 Зарождение экономической антропологии как отдельной дисциплины...4

1.2 Формирование экономической теории примитивных обществ…………..6

2. Формы экономических отношений в примитивных обществах………….10

2.1 Потребление………………………………………………………………...10

2.2 Производство……………………………………………………………….12

2.3 Обмен………………………………………………………………………..15

Заключение……………………………………………………………………...17

Используемая литература……………………………………………………...18

Введение

Экономическая антропология — научная дисциплина, возникшая в XX в. на стыке социологии, экономики и социальной антропологии. Экономическая антропология занимается исследованием взаимодействий людей по поводу товаров и обеспечения услуг.

Товары — это материальные вещи, которые в высшей степени связаны с вложением труда и удовлетворением желаний. Термин «желания» в самом широком смысле включает в себя не только физиологические, но и психические, идеальные желания. Вложение труда порождает ценности материальные (еда, жилье, доход и т. д.) и нематериальные (безопасность, порядок и т. д.). В рамках экономической антропологии исследуется весьма широкий спектр тем, начиная от производства (охота и собирательство, аграрное производство, животноводство, ремесла) и распределения (обмен, перераспределение, торговля, рынок) и вплоть до потребления. В поле ее рассмотрения находятся также социальная структура, фиксирующая социальное и экономическое разделение труда, и процессы экономических изменений.1

Предметом классической экономической антропологии являлась экономика докапиталистических стран, где рынок, хотя и присутствует, но не определяет образ жизни.

В настоящее время экономическая антропология изучает, кроме «примитивных» еще и так называемые «крестьянские» экономические системы, а также и изменения, происходящие в этих экономиках в резуль­тате втягивания их в мировой капиталистический рынок.2

1. История развития экономической антропологии

1.1 Зарождение экономической антропологии как отдельной дисциплины

Первобытные экономические отношения долгое время не были объектом специального научного исследования. Изучая доклассовые общества, ученые-этнографы, как правило, никогда не выделяли существовавшие в них социально-экономические отношения в качестве особого предмета рассмотрения.3

Одним из первых учёных, обративших внимание на проблематику экономической антропологии, стал российский экономист Николай Иванович Зибер (1844-88). В своей работе «Очерки первобытной экономической культуры» учёный на основе многочисленных литературных источников, посвящённых хозяйственному быту различных племён, предпринимает попытки теоретических обобщений. Зибер делает вывод об универсальном характере общинной формы организации хозяйства для всех примитивных народов.

Следующий шаг на пути к созданию теории первобытной экономики связан с именем Бронислава Малиновского, который, по существу, первым из этнографов сделал систему социально-экономических отношений доклассового общества специальным объектом целенаправленного полевого исследования. Малиновскому удалось собрать бесценный фактический материал о социально-экономической организации примитивных обществ. Это не могло не способствовать более глубокому пониманию специфики доклассовой экономики.

Одним из важнейших идей специалиста явилось открытие т.н. «престижной экономики», основными формами которой являются дарообмен, пиры, праздники, ритуальное взаимное одаривание («потлач»), ритуальный круговой обмен («кула»).

Сами проявления престижной экономики были, разумеется, известны и раньше. Однако исследователи, описывавшие их, как правило, даже не подозревали, что имеют дело с одной из форм социально-экономических связей. Они обычно рассматривали их как явления ритуальные, обрядовые.

В работах учёного просматривается идея принципиального отличия экономических отношений доклассового общества не только от капиталистических, но и от товарно-денежных и вообще от всех привычных экономических отношений. Собранный и систематизированный им материал неопровержимо свидетельствовал: в доклассовом обществе существовали не просто иные формы привычных экономических отношений, а связи совершенно непривычные, не укладывающиеся в рамки сложившихся представлений о том, какими должны быть экономические отношения.4

Своим исследованием Б. Малиновский нанес удар по буржуазным экономическим теориям и поставил этнографов перед задачей дальнейших как полевых, так и теоретических исследований в этой области и тем самым положил начало эко­номической антропологии как особой научной дисциплины.5

После появления первых работ Малиновского, интерес к экономике примитивных обществ стал стремительно расти. Уже в течение следующих двух десятилетий экономической антропологией был накоплен большой фактический материал, не идущий ни в какое сравнение с тем, которым располагала наука раньше.

1.2 Формирование экономической теории примитивных обществ

Возросший интерес к экономическим отношениям в примитивных обществах привел к накоплению большого количества фактического материала, собранного исследователями в разных частях мира. Однако теоретическая разработка этого материала долгое время находилась в застое. Исследователи оказались не в состоянии продвинуться дальше частных обобщений, постановки отдельных проблем. Не сумев создать общую теорию собственными силами, экономические антропологи потянулись за помощью к экономистам. Обратившись к первобытной экономике, буржуазные политэкономы приложили все усилия, к тому, чтобы доказать полную применимость к ней всех основных принципов и категорий маржинализма.6 Предположение, что может быть более одной экономической теории полагалось ими абсурдным. Так возникло и теоретическое направление в экономической антропологии, которое в дальнейшем получило название формалистского.

Однако попытки формалистов применить к исследованию примитивных обществ инструментарий современной экономической науки наталкивались на непреодолимые трудности. Экономисты, категорически настаивая на универсальности положений маржинализма, в то же время буквально ничего не могли сказать о том, как их вообще можно использовать для анализа какой-либо другой экономики, кроме капиталистической. Эклектическое соединение признания глубокого, качественного различия между примитивной и капиталистической экономикой с отрицанием этого различия характерно для многих ученых, придерживающихся формалистских воззрений.

Резкое возрастание размаха исследований в 40-60х годах привело к тому, что попытки втиснуть поистине гигантский фактический материал в рамки формальной экономической теории не могли не способствовать выявлению всей несостоятельности такого подхода к первобытной экономике.

Постепенно возникло и оформилось теоретическое течение, придерживавшееся совершенно иных взглядов на первобытную экономику, которое получило название «субстантивистского». Непосредственным основоположником данного методологического подхода был экономист и историк экономики К. Полани. Другими крупными представителями субстантивизма являются Дж. Дальтон и М. Салинс. К. Полани настаивает на необходимости четкого разграничения двух значений термина «экономика» - формаль­ного и субстантивистского. Он говорит о том, что формальное значение связано с поня­тием «экономить», «экономизировать». Экономика в формальном смысле существует везде, где экономят, экономизируют. Отсюда сторонники формальной экономической теории делали вывод, что существование экономики равнозначно существованию экономизирования, рационального калькулирования, а так как экономика универсальна, то отсюда следует, что такую же универсальную при­роду имеют экономизирование, максимизирование и т. п. К. Полани указывает, что в подобного рода рассуждении формальное значение термина «экономика» незаметно подме­няется другим — субстантивистским. Экономика действительно универсальна, но вовсе не в смысле наличия во всех обществах экономизирования, максимизации, а лишь в том значении, что в каждом обществе неизбежно должен иметь место процесс произ­водства, распределения и потребления материальных благ и услуг.7

В рамках концепции утверждается, что отличие докапиталистических и капиталистической систем носит не только количественный, но и качественный характер. Субстантивистами делается вывод о необходимости создания особой теории первобытной экономики, отличной от маржинализма. Таким образом, давление огромного фактического материала заставило часть буржуазных экономистов и этнографов прийти к тому выводу, который за сто лет до этого был сделан К. Марксом и Ф. Энгельсом, - к выводу о существовании качественно различных систем социально-экономических отношений и необходимости создания особой теории для каждой из них.

В дальнейшем между сторонниками двух направлений разворачивается обширная дискуссия, которая, однако, не приводит к полному признанию какого-то одного. Все выступления формалистов не только не помогли им отбить атаки субстантивистов и укрепить свои теоретические позиции, но, наоборот, продемонстрировали полную практическую бесполезность маржиналистского подхода к первобытной экономике. В то же время, раскрылись и слабые места субстантивизма. Хотя субстантивистская концепция и имеет определенные преимущества перед формалистской, но в целом и она не стала и не может стать подлинно научной теорией первобытной экономики.

Результатом разочарования в обеих концепциях первобытной экономики явилось возникновение своеобразной «средней» линии в экономической антропологии, сторонники которой выступили с критикой как того, так и другого теоретического направления. Однако сами они никакого позитивного решения не предложили. Некоторые из них видят выход из того теоретического тупика, в который зашла экономическая антропология, в своеобразном синтезе субстантивистской и формалистской концепций. Подобная точка зрения встречается в работах исследователей, стоящих на позициях, во многом совпадающих с субстантивистскими. К подобному выводу склоняется и ряд сторонников формалистского направления.

Однако все заявления о необходимости построения новой теории первобытной экономики на основе синтеза двух существующих направлений остались только заявлениями. Никаких реальных попыток в этом направлении никто из экономантропологов даже и не пытался предпринять. По существу, вся западная экономическая антропология, а не только ее формалистское направление на рубеже 60-х и 70-х годов оказалась в состоянии глубокого теоретического кризиса. В поисках выхода из теоретического тупика, в котором оказалась экономическая антропология, некоторые европейские специалисты в этой области стали обращать свои взоры к марксизму. Разработкой данного подхода занимались, в частности, М. Годелье, Э. Террей. Между учеными существовали расхождения по ряду вопросов, но в главном выводе они едины: оба считают, что особые экономические, производственные отношения, отличные от всех прочих общественных отношений, существуют и соответственно образуют основу общества лишь при капитализме. В докапиталистических обществах таких связей нет. И, утверждая это, оба в одинаковой степени расходятся с К. Марксом. Они повторяют положения, которые в несколько иной форме высказывались еще при жизни К. Маркса и которые последний подверг обстоятельной критике. Обращение к марксизму нередко сводится к простому облачению давно известных фактов и концепций в наряд марксистской терминологии, что, конечно, заведомо не может привести ни к какому продвижению вперед в теории не только первобытной, но и никакой другой экономики. Надо по-настоящему овладеть материалистическим пониманием истории, и только оно поможет создать подлинно научную теорию первобытной экономики.8

2. Формы экономических отношений в примитивных обществах

2.1 Потребление

В каждом обществе существуют определенные культурные обычаи и нормы потребления. Обычаи и нормы нашего общества представляются нам очевидными только в силу того, что мы хорошо с ними знакомы.

Антропологи обратили внимание на такой аспект потребления как непродуктивное накопление вещей в целях престижа. Такие вещи не всегда используются в повседневной жизни. Более того, именно бесполезность накапливаемых вещей указывает на достаток их владельца.

Различные антропологи (в особенности функционалисты), как правило, отдельно обсуждают феномен показного потребления, обнаруживаемый в ритуалах. Показное потребление — это публичная выставка дорогостоящих предметов либо использование ценных услуг с целью продемонстрировать статус.

Потлачслово, употребляемое североамериканскими индейцами для обозначения праздничной церемонии раздачи или даже уничтожения предметов собственности. Процедура потлача была впервые описана Ф. Боасом в его докладе 1890г., объяснение этому действию позднее предложил М. Мосс.

Из наблюдений над некоторыми меланезийскими и полинезийскими народами, Мосс приходит к выводу, что обмен функционируют там в бескорыстной и в то же время обязательной форме. Согласно Моссу, потлач есть не что иное, как система взаимообмена дарами, но само действие — аффективное и характеризуется страстным соперничеством. Основная цель этого ритуала обмена между главами племен — сделать принимающего дар временным должником. В рамках следующего потлача должник отдаривает предметы, имеющие большую «ценность», чем первый дар, поскольку тем самым он превращает бывшего дарителя в своего должника. Ответный подарок всегда превышает ценность предыдущего дара, происходит частичное обесценивание последнего.

Цель потлачапродемонстрировать на празднике большую щедрость по сравнению с другим вождем, с тем, чтобы усилить свой статус (иногда это выражается не только в расточительстве, но и в уничтожении собственного имущества для пристыжения другого). Потлач держится на трех обязанностях: давать-получать-возмещать. Отвергнуть подарок считается невозможным. Каждая вещь несет в себе дух, который принесет массу неприятностей в случае, если цепочка будет нарушена.

Отказаться дать, пригласить, так же как и отказаться взять, тождественно объявлению войны; это значит отказаться от союза и объединения. Кроме того, дают потому, что вынуждены это делать, потому, что получатель обладает чем-то вроде права собственности на все, что принадлежит дарителю. Эта собственность выражается и воспринимается как духовная связь.9

Потлач всегда требует ответного потлача с избытком, процент общего "избытка" колеблется от 30 до 100 в год. Не отдарить, не совершить ответного потлача – значит потерять лицо и ранг в племени. Все эти институты выражают исключительно один факт, один социальный порядок, одну определенную форму сознания, а именно: все — пища, женщины, дети, имущество, талисманы, земля, труд, услуги, религиозные обязанности и ранги— составляет предмет передачи и возмещения.10

2.2 Производство

Производство как таковое к примитивным обществам относится лишь косвенно. Здесь производительные силы здесь совпадают с производственными отношениями.

Для того чтобы выжить, люди производят пищу, одежду, строят и благоустраивают дома, возводят защитные сооружения и т. д. На производство пищи ориентированы сельскохозяйственные посевы и растениеводство, выпас скота, охота на животных и сбор плодов леса.

В зависимости от характера производства пищевых продуктов социальная антропология выделяет три основных группы экономических систем:

Эти три группы никак не коррелируют ни с этническими, ни с расовыми особенностями людей. Они выступают как механизм, через который люди связаны с географической средой.

Для первой системы характерна экономика присваивающего характера, оседлый или полукочевой образ жизни, большую социальную значимость имеет женский труд. Собирательство начинает быть экономической деятельностью тогда, когда его целью является удовлетворение потребностей не индивида, а коллектива. Большинство собранных продуктов приносится на стоянку и там подлежит строгой процедуре распределения. Очень скоро в первобытном коллективе возникает «разделение труда» — собирательство становятся женским занятием, а охота — мужским.11

Вторая система как форма деятельности складывается в 3-2т до н.э. одна из наиболее ранних форм – паловое земледелие, которое существовало уже в неолите. Характерно: большая роль женского труда, оседлость, домашние животные, одежда из растительных волокон. Скотоводство как форма деятельности формируется в 3-2 т. до н.э.

Древнейшие цивилизации, где формировалось пашенное земледелие – берега Тигра и Евфрата, Нила. Данный вид земледелия предполагает постоянное использование поля посредством применения определенных техник – чередования выращиваемых культур, применения натуральных удобрений (навоз), орошения и осушения почвы, применения плуга, создания террасных полей (Южная Азия и Гималаи) и каналов. Благодаря введению таких техник можно обеспечить пропитанием большое количество людей, проживающих на относительно небольшом участке земли. Разделение труда по половому признаку у крестьян становится более важным.

Огородничество, пашенное земледелие и скотоводство дополняются производством предметов материальной культуры, необходимых для выживания (жилище, одежда, емкости для хранения, оружие для охоты и войны, каноэ, снасти для рыбной ловли и т. п.) либо используемых в ритуальных целях. 12

В каждом обществе производят услуги, поставляемые шаманами, воинами, священниками, такие как коммуникация с духами, защита от врагов. Кроме того создается фольклорная традиция, песни, искусство. Повседневная жизнь неминуемо создает знание, вне длительного процесса накопления знания невозможен прогресс.

Развитие различных типов производства и появление специалистов указывают на самые ранние формы разделения труда внутри социальной группы: труд в доме и за его пределами, труд обычных людей и специалистов. Разделение труда свидетельствует о наличии отношений обмена между производителями пищи, товаров и услуг.13

Экономическая антропология рассматривает факторы производства (природные ресурсы — земля, вода, минералы, растительность, животные и рабочая сила) и средства производства (технические средства). В отличие от западных обществ, где капитал — важнейший фактор производства, для традиционных обществ самый главный фактор — природные ресурсы. Различным методам и средствам производства соответствуют различные производственные навыки, которые передаются из поколения в поколение.14

Антропологи поставили под сомнение точку зрения тех экономистов, которые утверждают, что рациональность определяется стремлением к максимизации доходов и прибыли. Более естественным они полагают мнение, что люди склонны производить ровно столько, чтобы выжить.

Только когда произведена необходимая для выживания работа, активизируются социальные отношения. Однако и труд зачастую социально организован — люди объединяются в рабочие группы, чтобы вместе собирать урожай. В традиционных обществах социальный капитал – важный механизм страхования. В случае необходимости люди всегда полагаются на друзей и родственников.15

2.3 Обмен

Согласно М. Моссу, обмен — это «тотальный социальный феномен», обнаруживаемый не только в экономической сфере. Любые формы взаимного обмена ценностями между партнерами характерны не только для экономики, но могут быть перенесены на все формы деятельности людей.

Основная идея теории обмена – идея взаимности. Характерная черта обмена – это декларируемое бескорыстие и щедрость. Ожидаемый результат связан с неопределенными будущими обязательствами. При этом характер ответного блага не оговаривается. Основные критерии обмена - отсутствие фиксированной цены, возврат дара может быть отсрочен во времени, взаимность не всегда связана с действиями тех же людей, взаимность не обязательно должна измеряться в «той же валюте».

Мосс в своем очерке «О даре» определяет дар как простейшую форму обмена. То, что внешне кажется добровольным актом в ритуальном обмене примитивных обществ, в действительности содержало принуждение получателя дара обмениваться в будущем. Экономически каждый дар может рассматриваться как двусторонняя сделка обмена товаров на услуги.16

Кроме экономической, можно выделить также социальные функции обмена. Взаимное одаривание может быть рассмотрено как установление или подтверждение социального статуса, налаживание социальных связей индивидов или групп и др. Такого рода дар-обмен присутствует также и в рыночных обществах между родственниками и друзьями – взаимные приглашения, подарки по случаю таких социальных событий, как дни рождения, свадьбы и т. п.17

Б. Малиновский описывал процесс обмена у островитян Новой Гвинеи. Параллельно с бартерной торговой системой осуществляется другая система обмена – Кула – церемониальный обмен, представляющий собой самостоятельную сферу обмена. Обмен происходит между общинами, населяющими острова, по траектории напоминающей форму круга, поэтому в литературе чаще встречается название «круг Кула».

По кругу в противоположных направлениях постоянно циркулируют два вида предметов – по часовой стрелке перемещаются ожерелья, изготовленные из красных раковин (сулава); и против часовой стрелки – браслеты, изготовленные из белых раковин (мвали). Продвигаясь в своем направлении, один предмет встречает другой и обменивается на него. Каждое из движений предметов Кула и все детали сделки четко фиксированы.

Лишь ограниченное число людей время от времени, хотя и нерегулярно, вступают в отношения Кула, т. е. они получают определенные предметы, временно владеют ими, а затем обменивают на другие соответствующие направлению движения предметы. Этот обмен основан на длительных отношениях партнерства, которые связывают тысячи людей в пары, тогда как отдельные индивиды, обладающие высоким социальным положением, могут иметь нескольких партнеров по обмену. Подобное партнерство подразумевает различные взаимные обязанности и привилегии. Оно основано на кредите, обеспеченном взаимным доверием и коммерческим уважением. Кула – частично торговый, частично церемониальный. Он проводится ради самого себя, но побудительный мотив к нему – это стремление увеличить социальный (культурный) капитал благодаря участию в Кула и владеть какое-то время высокопрестижным сакральным предметом. 18

Заключение

Экономическая антропология является одним из направлений исследований в культурной антропологии. Ее можно квалифицировать как субдисциплину, изучающую особенности хозяйственной жизнедеятельности в традиционных, доиндустриальных обществах.19

В экономической антропологии существуют два основных направления: формалистское и субстантивистское. Приверженцы первого настаивают на применимости к примитивным обществам инструментария современной экономической теории, сторонники второго направления настаивают на необходимости создания отдельной теории первобытной экономики. Однако дискуссия между представителями двух направлений не привела к однозначному результату. Показав неприменимость маржиналистского подхода к первобытным обществам, субстантивисты тем не менее не смогли предложить подлинно научной теории примитивной экономики.

В процессе развития экономической антропологии, исследователи на обширном эмпирическом материале показали ошибочность многих представлений об экономических отношениях в примитивных обществах. Имеют ли примитивные народы экономику? Если рассматривать экономику как социальную систему обеспечения жизнедеятельности общества, то такая экономика имеет место в примитивном обществе. Сама деятельность по поддержанию жизни также является свидетельством экономики. Первобытные народы имели четкие и безусловные нормы социального взаимодействия, которые регулировали и экономическую деятельность в том числе. Это экономика, «включенная» в общество и им регулируемая.20

Используемая литература

Белик А.А. Экономическая антропология: взаимодействие экономики и культуры.

Веселов Ю.В., Петров А.В. экономическая социология: Учебное пособие. – СПб.: Астерион, 2005г.

Веселов,Ю.В. Экономико-социологическое исследование примитивного хозяйства. Вестник СПб.ун-та.Сер.6,Философия. – 1996г. - №1

Мосс М. Очерк о даре. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии / Пер. с франц., послесловие и комментарии А. Б. Гофмана. М., "Восточная литература", РАН 1996г.

Семенов Ю.И. Экономическая антропология. – Научно-просветительский журнал Скепсис http://scepsis.ru/

Семенов Ю.И. Теоретические проблемы "экономической антропологии". Этнологические исследования за рубежом. – М. Издательство «Наука». 1973г.

Шрадер Х. Экономическая антропология. – СПб.: «Петербургское Востоковедение», 1999 г.


1 Шрадер Х. Экономическая антропология. – СПб.: «Петербургское Востоковедение», 1999 – 7с.

2 Семенов Ю.И. Теоретические проблемы "экономической антропологии" / Этнологические исследования за рубежом. – М. Издательство «Наука». 1973 – 30с.

3 Семенов Ю.И. Экономическая антропология. – Научно-просветительский журнал Скепсис http://scepsis.ru/

4 Семенов Ю.И. Экономическая антропология. – Научно-просветительский журнал Скепсис http://scepsis.ru/

5 Семенов Ю.И. Теоретические проблемы "экономической антропологии" / Этнологические исследования за рубежом. – М. Издательство «Наука». 1973 – 41с.

6 Семенов Ю.И. Экономическая антропология. – Научно-просветительский журнал Скепсис http://scepsis.ru/

7 Семенов Ю.И. Теоретические проблемы "экономической антропологии" // Этнологические исследования за рубежом. – М. Издательство «Наука». 1973г. – 48с.

8 Семенов Ю.И. Экономическая антропология. – Научно-просветительский журнал Скепсис http://scepsis.ru/

9 Мосс М. Очерк о даре. Общества. Обмен. Личность: Труды по социальной антропологии / Пер. с франц., послесловие и комментарии А. Б. Гофмана. М., "Восточная литература", РАН 1996г. – 102с.

10 Там же, 103 с.

11 Веселов,Ю.В. Экономико-социологическое исследование примитивного хозяйства. Вестник СПб.ун-та.Сер.6,Философия. – 1996г. - №1 – 48-59 с.

12 Шрадер Х. Экономическая антропология. – СПб.: «Петербургское Востоковедение», 1999г. – 25с.

13 Шрадер Х. Экономическая антропология. – СПб.: «Петербургское Востоковедение», 1999г. – 26с.

14 Там же – 27с.

15 Там же – 28с.

16 Шрадер Х. Экономическая антропология. – СПб.: «Петербургское Востоковедение», 1999г. – 54с.

17 Там же – 55с.

18 Шрадер Х. Экономическая антропология. – СПб.: «Петербургское Востоковедение», 1999 г. – 59с.

19 Белик А.А. Экономическая антропология: взаимодействие экономики и культуры.

20 Веселов Ю.В., Петров А.В. экономическая социология: Учебное пособие. – СПб.: Астерион, 2005г., 78с.



Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации