Науменко-Порохина А.В. Риторика - файл n1.doc

Науменко-Порохина А.В. Риторика
скачать (522.5 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc523kb.13.10.2012 20:22скачать

n1.doc

  1   2   3   4


Московская финансово-юридическая академия


А. В. Науменко-Порохина



РИТОРИКА



Учебно-практическое пособие




Москва
2000


Науменко-Порохина А.В. Риторика: Учебно-практическое пособие. – М., Издательство МФЮА, 2000.С.71

Настоящее учебно-практическое пособие подготовлено в соответствии с Государственным образовательным стандартом высшего профессионального образования и предназначено для студентов всех форм обучения, а также для аспирантов и преподавателей.
 А.Н.Науменко-Порохина. 2000

 Издательство МФЮА, 2000

ВВЕДЕНИЕ



Риторика – филологическая дисциплина, изучающая отношение мысли к слову.

Риторика (греч.rhetorike – ораторское искусство), по-латыни: элоквенция, - дисциплина, объектом которой являются теория красноречия, ораторское искусство, способы построения выразительной речи во всех областях речевой деятельности (т.е. в разных жанрах письменной и устной речи).

На протяжении всей истории существования риторики видоизменялись ее определения: во времена греческой античности (V – I вв. до н. э.) одной из ведущих была формула: «риторика – искусство убеждать» (в трудах Аристотеля, Аполлодора). В теории римского красноречия была наиболее популярна формула Квинтилиана: риторика – искусство говорить хорошо. Конкретные задачи обучения красноречию лучше других сформулировал Цицерон: оратор должен изобрести, расположить, украсить.

Как предмет систематического преподавания риторика сложилась прежде других филологических дисциплин. Грамматика, поэтика, лексикография, текстология, история литературы, стилистика возникли позже риторики и в течение долгого времени развивались как предметы вспомогательные или подготовительные для изучения риторики.

Общественные задачи риторики состоят:

  1. в воспитании ритора – достойного гражданина, компетентного в публичной речи;

  2. в создании норм публичной аргументации;

  3. в организации речевых отношений, которые составляют базис общества: управление, образование, хозяйственную деятельность, безопасность, правопорядок;

  4. в определении критериев оценки публичной деятельности, на основе которой отбираются лица, способные занимать ответственные должности.

Традиционно риторика подразделяется на частную и общую. Общая риторика изучает историю вопроса, принципы построения целесообразной речи, проблему формирования личности ритора, интегрирующей в себе знания и умения из области философии, психологии, Аристотелевой логики, этики, техники речи, культуры речи и стилистики текста.

Частная риторика изучает конкретные виды речи.

Цель данного пособия – дать представление об истории развития дисциплины с древнейших времен до современности; показать особенности разных школ красноречия; выработать умения и навыки в изобретении и расположении материала в разных видах речей; обучить способам и приемам создания замысла, ведения аргументации, риторического построения и критики высказываний.


1. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ

ОРАТОРСКОГО ИСКУССТВА
На раннем этапе развития риторика (древнегреческая и древнеримская) сложилась как нормативная дисциплина и входила в число семи «избранных наук». Согласно пяти ведущим канонам искусства речи классическая риторика содержала пять важнейших составных частей:

  1. инвенция (изобретение речи);

  2. диспозиция (расположение речевого материала);

  3. элокуция (стилистическое оформление речи, ее выражение);

  4. память;

  5. произнесение.

Искусство красноречия как особый вид творческой деятельности было порождением исключительно греческой культуры и того мировоззрения, которое стало одной из основ европейской цивилизации.

Якоб Буркгард, знаменитый базельский профессор, учитель Ф.Ницше, неопровержимо доказал, что греческий менталитет обладал удивительным свойством, выделявшим грека из окружавших его древних народов. Агонистика (состязание, борьба, бой, судебный процесс) – неудержимое стремление к любым состязаниям во всех сферах общественной жизни и отличительная черта греческого быта - восходит к древнейшим мифологическим представлениям этого народа.

В самых высоких патетических выражениях говорит Аристотель о присущем грекам чувстве соревнования: «…соревнование есть нечто хорошее и бывает у людей хороших…». По словам профессора Петербургского университета Ф.Ф. Зелинского, «все, что только можно было, пронизывает дух агонистики: все полно состязания, от самого низменного и шутливого состязания в скорости выпивания кружки до самого серьезного и возвышенного состязания в красоте созданных поэм и рожденных детей». Не случайно именно в Элладе родились исполненные духом соревновательности и привычные для европейца обычаи – Олимпийские игры, драматические состязания, публичные диспуты мудрецов и философов.

Прежде всего, Древняя Греция была единственной древней цивилизацией, летоисчисление которой велось не от мифической даты рождения Божества, а от Олимпийских игр – придуманных греками состязаний, проводившихся, по мнению ученых, с 776г. до н. э., т.е., к моменту зарождения христианства античное красноречие насчитывало уже более чем двухвековую историю.

Во-вторых, в классической Греции состязательный принцип также лег в основу устройства драматических представлений. Да и само драматическое действо в жанровой основе строилось на том же принципе агонистики, ведь агон – центральная часть классической греческой трагедии и комедии.

В-третьих, сократовская система философии настаивала на наличии абсолютной истины, которая возникает из столкновения кардинально противоположных мнений и лежит где-то посередине. Сократовская школа, вплоть до Платона и Аристотеля, стояла у истоков греческого рационализма, который, в свою очередь, был теснейшим образом связан с идеями софистов – создателей и учителей риторики, людей, сформировавших культуру красноречия и весь стиль политической и правовой жизни демократических Афин.

В раннюю эпоху развития общественной жизни в Греции ораторское искусство занимало важнейшее место. Так, даже герои Гомера Одиссей, Нестор, Феникс были ораторами героического века.

С развитием государственности, после греко-персидских войн в V в. до н.э. в результате политической борьбы усилилось влияние демократической партии, оживилась деятельность народных масс, была создана необыкновенно высокая духовная атмосфера в демократических Афинах, что и способствовало развитию риторики. К этому времени уже существовала древнейшая изустная традиция эпической и лирической поэзии, в собственных целях и жанровой специфике создавшая образцы ораторского искусства. Так, речи царей на собраниях воинов в «Илиаде» Гомера есть не что иное, как фиксированное проявление публичной речи (см. об этом в кн. Козаржевского А.Ч. Античное ораторское искусство: пособие по спецкурсу. М., 1980).

В средневековье риторика развивалась во Франции, Германии, Италии. В Европе происходило переосмысление античного культурного наследия. Как пишет автор «Очерков по истории и теории риторики»(М.,1991), Н.А.Безменова, «доминантой всех европейских национальных элементов развития риторики, начиная с эпохи Возрождения, является ее «литературизация» (с.10). Несомненна связь риторики в это время с господством отдельных художественных направлений и эстетических систем (барокко, классицизм). Особое развитие получили духовное красноречие и жанр так называемой схоластической риторики. Происходило постепенное формирование логического и собственно художественного, стилистического направления в риторике, что определяло ее тяготение, с одной стороны, к грамматике, а с другой – к поэтике.

В средние века европейские риторические идеи через Польшу и Украину проникли в Россию. Развитие русской риторики приобрело особое значение в истории нормализации русского литературного языка.

В историческом аспекте развитие отечественной риторики прошло несколько этапов. Первым памятником, который является предшественником риторик 17в., исследователи считают трактат «О образах», входящий в «Изборник Святославов 1073 года» и приписанный Георгию Хуровскому. Первые занятия риторикой в России были сосредоточены в монастырях – центрах древнерусской книжности. Это четыре центра древнерусской книжности: Вологда с Кирилло-Белозерским монастырем, Ростов Великий, Москва («Риторика» Макария 1617-1619г.г.); Новгород и монастыри, расположенные вокруг него («Риторика» Усачева 1699г.); Выгорецкое общежительство старообрядцев; Киев с Киево-Могилянской академией и Чернигов («Наука короткая альбо способ зложення казання» И.Галятовского).

Особый этап в развитии отечественной риторики составил ломоносовский и послеломоносовский период (середина и последняя треть XVIII в.). Именно в это время сложился канонический тип русской риторики, в которой отражалась и обобщалась практика двуязычия (русский и церковно-славянский языки), которая характеризовалась особым сплавом языковых стилистических элементов – лексико-фразеологических, грамматических, синтаксических – в рамках теории трех «штилей» М.В.Ломоносова. Систему взглядов на красноречие М.В.Ломоносов изложил в двух Риториках – краткой(1743) и «пространной»(1748). В последующий период так и не появилось труда, по научным достоинствам равного ломоносовскому.

В конце XVIII – начале XIX в.в. сложилась риторическая школа российских академиков, а затем и университетская школа красноречия. Наиболее значительные риторики этого времени связаны с именами академиков М.М.Сперанского, А.С.Никольского, И.С.Рижского. В истории развития русской риторики первая половина XIX в. считается наиболее продуктивной. Под влиянием реформы Н.М.Карамзина, ориентированной на сближение с европейской традицией, происходило становление новой стилистической концепции литературного языка, что не могло не отразиться во взглядах на новую риторику – в трудах Н.Ф.Кошанского, А.Ф.Мерзлякова, А.И.Галича, К.Зеленецкого и др. Именно на этот период приходится более шестнадцати риторик широкой теоретической и практической ориентации, основной пафос которых был направлен на определение принципов организации прозаических текстов, всей сложившейся художественно-речевой практики. Учебная риторика, излагающая основы красноречия, существовала в двух формах: общей и частной риторики. Общая риторика обобщала законы изобретения, расположения и выражения мыслей, частная же разрабатывала принципы строения текстов по жанрам красноречия. Наиболее показательны для того времени риторики Н.Ф. Кошанского и К. Зеленецкого. В «Общей риторике» Кошанского в центре внимания автора находится категория стиля, именуемая им как слог. Принципиальная позиция Кошанского в понимании стиля – требование соответствия слога изображенным мыслям, предмету изложения и закрепленность каждого вида «слога» за определенными жанрами.

«Частная риторика» (Одесса, 1849 г.) К. Зеленецкого посвящалась теории отдельных родов прозы. Нововведения К. Зеленецкого касались детальной разработки раздела «О чистоте письменной речи русской в лексическом отношении». Таким образом, риторика все больше продвигалась в сторону практической стилистики и культуры речи.

К концу XVIII века в Европе угасал интерес к риторике, а в России пик расцвета риторики пришелся на первую половину XIX в. Но этот же период стал тем рубежом, который положил начало критическому отношению к общей риторике.

Особые импульсы развитию риторических идей в России были даны в 60-ые годы XIX в., когда происходило становление и формирование русского судебного красноречия, достигшего значительных вершин во второй половине XIX в. Его рождение и бурный расцвет обусловлены судебной реформой 60-х годов. О теории русского судебного красноречия писали К. Арсеньев, А.Ф. Кони, П.С. Пороховщиков.

В наши дни происходит возрождение интереса к риторике; это естественно и гармонично согласуется с возрождением бесценных сокровищ отечественной культуры. Ренессанс риторики, наблюдающийся в отечественной лингвистике(см. труды С.С. Аверинцева, Ю.М. Лотмана, В.П. Вомперского и др.), поддерживается и достижениями неориторики в США и Европе. В современной риторике от прежних риторических учений в основном сохранились два аспекта научного поиска:

  1. организация языкового материала, ориентированная на современные проблемы аргументации. Это направление в зарубежной лингвистике успешно развивается в трудах Х. Перельмана, Х.П. Грайса, Дж.Л. Кинневи и др.;

  2. второй аспект связан с развитием орнаментального раздела риторики (искусством украшения речи), близкого к проблемам художественной стилистики и поэтики. Таковы работы Р. Якобсона, Р. Лахмана, Ж. Дюбуа и др.

Особенно активно стали выходить в свет отечественные книги по риторике сразу после идеологических послаблений 1985г. В них «прорастали» идеи новой риторики в недрах лингвистики текста, теории типов речи, речевой деятельности и психолингвистики. Это: учебник С.С. Гурвич, В.Ф. Погорелко, М.А. Германа «Основы риторики» (Киев, 1988); «Риторика. Учебное пособие» В.И. Аннушкина; «Риторика» Н.Н. Кохтева (М., 1995); «Основы русской риторики» А.А. Волкова (М., 1996); «Основы риторики» А.К. Михальской (М., 1996); «Риторика – искусство убеждать» Е.Н. Корниловой (М., 1998); «Риторика» Д.Н .Александрова (М., 1999) и др.
2. ОРАТОРЫ ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ.

ГЕОРГИЙ, ЛИСИЙ, ИСОКРАТ, ДЕМОСФЕН
Классическая афинская демократия формировалась в конце VI – начале V вв. до н.э. усилиями прославленных реформаторов родоплеменной общины Солона, Клисфена, Эфиальта. Главное демократическое достижение Афин – правовое устройство государства. С приходом к власти Солона – отца-основателя афинской демократии – в Афинах был создан суд присяжных. Это был демократический верховный суд, судьей в котором мог быть любой гражданин Аттики внеимущественного ценза, достигший тридцати лет. Однако Солонов суд не имел современных институтов прокуратуры, следствия и защиты. Обычно обвинителем выступал сам потерпевший, он же выполнял и функции защиты. И только позднее – наемный оратор. Именно поэтому появилась необходимость в людях, умевших убедительно, логично и доказательно говорить в суде, держать себя на публике, что имело немаловажное значение.

Практическое применение ораторское искусство впервые получило в Сицилии. Отцом риторики и учителем софиста-оратора Горгия Аристотель называет Эмпедокла из Агригента. В Сицилии уже наметились основные виды ораторского искусства, получившие распространение в Афинах в V в. до н.э. Это прежде всего политическое красноречие, прославленное именами Фемистокла и, главным образом, Перикла. Не менее распространено было судебное красноречие. Третий вид ораторского искусства – эпидейктическое, торжественное красноречие, в котором особенно искусен был Горгий. Его воззвания, игравшие роль политических памфлетов, отличались цветистым слогом, изобиловали аллитерациями, антитезами, смысловым противопоставлением, метафорами. Разделение речи на равные части, противопоставленные по смыслу, с подобием рифмы в конце известны в античной литературе как горгиевы риторические фигуры. До Горгия так не говорил никто. В результате народное собрание отдало предпочтение этому политическому оратору только за умение красиво выражать свою мысль. Спустя немного времени окрыленный успехом Горгий переселяется в Афины и открывает школу красноречия. Привлекательность речей Горгия для современников заключалась в умении использовать звуковую, музыкальную сторону речи. Он впервые внимательно анализирует звуковую организацию словесных приемов, которые используются в заговорах, молитвах, поэзии, и переносит их в свою речь. Таким образом, Горгий разрабатывает методику воздействия на слушателя, которая заключалась в «волшебном чародействе»: очаровании духа и «обмане мысли». Это вызвало бурную реакцию Платона, обрушившегося на безнравственность и неискренность горгианского риторического учения. Так, с самого возникновения красноречия начинается яростное противостояние риторики и философии, публицистики и науки, не завершенное и по сей день.

Горгий вызывал восторг вовсе не как политический или судебный оратор, а как мастер торжественного красноречия, или эпидейктического (по определению Аристотеля).

Указанные три вида ораторского искусства не развивались независимо друг от друга. Горгий произносил не только хвалебные речи, но и был составителем судебных речей; Перикл – политический оратор, произносил и панегирики, а Антифон, судебный оратор, - политические речи.

Лисий родился в Афинах приблизительно в 435 г. до н.э. Отец его был богатый сиракузянин, который по приглашению Перикла в качестве метека(пришельца) поселился в Афинах, где имел оружейную мастерскую. Лисий принадлежал к демократической партии. В правление 30 тиранов он и его брат были осуждены на казнь, и имущество их было конфисковано. Лисию удалось спастись, он бежал из Афин и вернулся туда уже после падения тиранов. Аристотель рассказывает, что Лисий открыл собственную школу риторики, но, потерпев неудачу, принялся за практическое красноречие, с которым выступил во время преследования им убийц своего брата. О жизни Лисия известно из «Жизнеописаний» Плутарха. Лисий сделался популярным логографом. Он написал более 200 речей, до нас дошли только 34. Большинство из них представляет собой защитительные речи по поводу частных тяжб. Но в них Лисий выражал свое отношение к политическому строю, признавая только власть всего народа. Эти взгляды нашли выражение в ряде его речей, в том числе и в речи против Эратосфена, которая считается его первой речью о суде. Главное в речи Лисия – безыскусственная простота, ясность в соединении с краткостью изложения, выразительность, драматичность – все это имело значение для развития художественного рассказа. Речь против Эратосфена – не просто обвинение обольстителя, она направлена, возможно, против убийцы брата Лисия и против владычества 30 тиранов и, таким образом, приобретает политический характер. Лисий известен, главным образом, как непревзойденный мастер рассказа и в повествовательных частях с ним может сравниться только Геродот.

У римлян Лисию следовали писатели, стремившиеся к древне-аттической простоте и чистоте слога; Цицерон, признавая заслуги Лисия, предпочитал ему Демосфена.

На усовершенствование аттической прозы оказал большое влияние Исократ. Исократ родился в первой половине V в. (ок. 436 г. до н.э.). Он известен главным образом как учитель риторики и составитель эпидиктических речей, хотя в начале своей деятельности писал судебные речи, которые сам считал незаслуживающими внимания. В речи «Против софистов» Исократ передаёт программу своей деятельности. Он доказывает, что нельзя смешивать истинную философию, которую он отождествляет с риторикой, с ухищрениями софистов, считающих ловкость в речах единственным предметом, достойным изучения.

Истинный оратор, по мнению Исократа, должен обладать талантом, быть образованным человеком и упражняться, т.е. кропотливо работать над составлением речей.

Исократ дожил до преклонных лет и был известен как один из выдающихся писателей своего времени. От него остались 21 речь и 9 писем.

После поражения Афин в 404 г. до н.э. Исократ неизменно изображает бедствия Греции, спасение которой он видел в союзе или под руководством Спарты и Афин или даже под властью какого-нибудь правителя, например Филиппа. Его речи издавались как политические памфлеты, воззвания, защищавшие интересы греческого народа и прославляющие Афины. Таков был его «Панегирик» (речь на всеэллинском совещании), над которым он работал около 10 лет.

Большое значение придаёт Исократ искусству выражения мыслей: в этом отношении важная роль принадлежит выбору слов и их сочетанию. Порицая особое пристрастие к метафорам, Исократ считает, что слог вместе с тем должен быть отделанным и возвышенным.

Следуя Горгию в употреблении украшающих средств, Исократ вместе с тем не злоупотреблял ими. По его мнению, важно избегать резких и трудных сочетаний звуков и резкого перехода от одного сюжета к другому. В искусстве делать лёгкие и естественные переходы нет ему равных.

Исократ положил начало закругленному ритмическому периоду, с ритмическим началом и ритмической концовкой. Стиль Исократа нашёл отражение в «Риторике» Аристотеля, в речах Демосфена, а в дальнейшем – в римской литературе у Цицерона.

Моралист и наставник, Исократ создает в 392-352 гг. до н.э. школу красноречия, которая стала крупнейшим риторическим центром Эллады. Глава школы не уставал повторять, что обучение искусству красноречия закладывает фундамент образования, формирует профессиональные навыки для деятельности любого рода. Школа Исократа -–школа нового по сравнению с софистикой периода, в ней утверждаются высокие нравственные аспекты риторики как науки. Благодаря этому Исократ входит в историю как создатель общеобразовательной школы, отличающейся от научных академий и лицеев Платона и Аристотеля.

Классическая греческая риторика V-VI вв. до н.э. увенчана поистине трагической фигурой политического и судебного оратора Демосфена, погибшего в неравной схватке с единовластием, предопределенным самой историей.

В результате распада второго Афинского морского союза Греция оказалась раздробленной и находилась в состоянии глубокого экономического, социального и политического кризиса. Греции угрожали Персия и Македония. Стремясь подчинить Афины, Филипп II использовал слабость между греческими государствами. Среди греков были сторонники объединения Греции под властью Македонии для войны с Персией. Против них выступила антимакедонская партия, вождем которой стал прославленный оратор Демосфен (384-322 гг. до н.э.). Отец Демосфена был состоятельным человеком, владел в Афинах двумя мастерскими - оружейной и мебельной. После смерти отца состояние Демосфена было расхищено опекунами, против которых он написал ряд ранних речей. Уже в них проявляется та сила убеждения, которой отличался Демосфен впоследствии. Составлял он и судебные речи. Но чаще выступает как политический оратор, посвящая свои речи гражданским обязанностям. Известно около 60 речей Демосфена, наибольшей известностью пользуются его политические речи против македонского царя Филиппа и судебная речь «О венке».

Выступая как вождь антимакедонской партии, Демосфен призывает греков объединиться в борьбе против царя Филиппа, а его речи стали называться «филиппиками». В «Олинфских речах» он настаивал на необходимости финансовых реформ, забвения личных интересов во имя общественных нужд. Демосфен использовал всю силу своего ораторского таланта, чтобы призвать афинян к энергичным действиям к созданию коалиции против македонского царя. В страстном призыве к борьбе за свободу демократических Афин против тирании и деспотизма Филиппа звучит голос патриота, который хочет предотвратить гибель государства.

В Херонейской битве, положившей конец независимости Греции, Демосфен лично принимал участие. Ему поручили произнести эпитафию – речь над воинами, павшими в Херонейской битве. Заслуги Демосфена должны были быть отмечены увенчанием его золотым венком. Однако его политический противник Эсхин опротестовал это предложение и настаивал на привлечении Ктесифонта к суду, которого защищал Демосфен. Ответ Демосфена Эсхину «Речь за Ктесифонта о венке» принес победу оратору. В этой речи Демосфен доказывает собранию правильность своих политических действий, продиктованных горячим чувством патриотизма.

Однако доверие к Демосфену пошатнулось, когда он не смог доказать, что истратил на государственные нужды деньги, помещенные под его наблюдение в Акрополе. Демосфен отправился в изгнание и только после смерти Александра Македонского вернулся в Афины, чтобы возглавить антимакедонское движение. Преемник Александра скоро подавил это движение и потребовал выдачи его главарей. Демосфен в отчаянии принял яд.

Демосфен – один из самых выдающихся ораторов древности. Его речи отличались высоким пафосом и большой силой убеждения. Демосфен во многом превзошел своих предшественников Лисия и Исократа. Так, Дионисий Галикарнасский говорил, что Демосфен следовал сжатости и пафосу Фукидида, силе характеристики Лисия, искусному распределению частей Исократа. Гармонично соединив все это, он выработал свой особый стиль речей, которые потрясали слушателей. Особенно поражали тот громадный пафос и та ораторская сила, с которыми он обрушивался на врагов.

В зависимости от содержания и направления речи Демосфен употребляет различный стиль. Если в судебных речах у него встречаются простонародные выражения и поговорки, то в политических он применяет возвышенный стиль. Большое значение придавал Демосфен выбору слов, но «украшательством» речей никогда не занимался. Чаще он прибегал к фигурам мысли. Страстная убежденность его речей связана с силой аргументации, благодаря которой каждый, даже незначительный, эпизод служит убедительным доказательством. Живость речей Демосфена, захватывавшая слушателей, достигалась его умением вводить красочные рассказы, стихи, диалоги, давать блестящие характеристики. Периоды его речи производили гармоническое впечатление, причем особое благозвучие заключалось в клаузулах (заключениях периода).

Античная риторика называла стиль Демосфена «мощным». Цицерон ставил его выше всех других греческих ораторов, называя его «совершенным оратором».
3. АРИСТОТЕЛЬ. РИТОРИКА
Аристотель (384-322 гг. до н. э.) из г.Стагиры, сын придворного врача царя Филиппа Македонского, ученик Платона по Академии, основатель Ликея, воспитатель Александра Македонского, - подлинный энциклопедист античности, самый универсальный ум древности. Аристотель был ученым огромного диапазона: он занимался философией, логикой, этикой, психологией, риторикой и поэтикой, и во все эти отрасли науки внес свой ценный вклад. Хотя Аристотель двадцать лет был учеником Платона, но он проявил большую самостоятельность, выступив против основных принципов идеалистической философии своего учителя. Он утверждал, что существует лишь мир материальный, но не был чужд и идеалистических взглядов.

Аристотель подвел итог развитию классического греческого красноречия в трактате «Риторика». Ученый создал стройное теоретическое учение о принципах достижения прекрасного в области словесного творчества. Он предложил формулу сущности поэтического жанра и свод требований, которым должны «удовлетворять разные аспекты поэтического произведения» (Миллер Т.А. Основные этапы…// Аристотель и античная литературная теория. М., 1978).

В «Риторике» Аристотель сближает красноречие с диалектикой. Опираясь на собственную разработку учения о силлогизме, он оценил риторику глазами логика и признал в ней самым главным учение о доказательстве, т.е. способах убеждения. Собственную задачу он увидел в том, чтобы сообщить оратору сведения, необходимые для составления убедительных заключений. Рекомендации, предложенные Аристотелем, трактовали:

а) предмет, о котором оратору приходится говорить;

б) позу, которую он должен принять;

в) эмоции, побуждаемые в слушателе;

г) стиль произносимой речи.

Этому посвящены три книги «Риторики». Первая рассматривает предмет в системе других наук; в ней обозреваются три вида речей: совещательные, или политические, эпидейктические, или торжественные, судебные. Аристотель сближается с Исократом в вопросе назначения риторики, а также в ее укреплении нравственных ценностей общества. Во второй книге он много места уделяет вопросам о способах доказательства и утверждает, что наиболее употребимы для всех видов речей следующие: преувеличение, умаление, пример, умозаключение. В третьей книге Аристотель говорит о приемах, усиливающих экспрессивность речи. Главное достоинство стиля, как утверждает Аристотель, - ясность и уместность. Реальный путь для достижения этих качеств – в сближении ораторской прозы с разговорной речью.

Теория словесного искусства Аристотеля не века вперед определила многие правила в создании публицистических текстов.

«Для Аристотеля «приятно» в искусстве не волшебное очарование, не утилитарная польза, не абсолютное благо, а удовольствие, получаемое от знания. Вследствие этого в его глазах стали особенно ценны те эмоции и впечатления, которые способствуют познанию: удивление, удобопонимание, ясность. А в прямой связи с этим получили новое толкование и сами изобразительные приемы: их главную задачу Аристотель увидел в том, чтобы доставить слушателю интеллектуальное наслаждение, специфическое для каждого жанра, и признал, что нужный эффект зависит от вполне конкретных приемов композиции, синтаксиса, словоупотребления» см. Миллер Т.А. К истории литературной критики в классической Греции V –IV в.в. до н.э.С.150.
4. ОРАТОРЫ ДРЕВНЕГО РИМА.

ГАЙ И ТИБЕРИЙ ГРАКХИ, МАРК ТУЛЛИЙ ЦИЦЕРОН,

ГАЙ ЮЛИЙ ЦЕЗАРЬ, МАРК ФАБИЙ КВИНТИЛИАН,

ЛУЦИЙ АННЕЙ СЕНЕКА
По сложившейся традиции годом основания Рима, сначала города, затем государства, считается 753 г. до н.э. Но бесчисленные войны с окружавшими племенами за право владычества в регионе надолго по сравнению с Грецией задержали развитие его духовной культуры.

Изначально римское государство было государством землепашцев и воинов, народа, смотревшего на мир глазами рассудочного практицизма и холодной трезвости. Знаменитый греческий культ красоты во всем, восторженное служение ей воспринимались в Риме как некая восточная распущенность, низменное сладострастие и недостаток практицизма. По сравнению с эллинским миром, даже в смысле географии сориентированным на более культурный Восток, Рим был чисто западной цивилизацией прагматизма и напора. Это была культура иного типа, цивилизация индивидуальностей, но не коллектива. Ф.Ф. Зелинский (в кн. История античной культуры. СПб,1995.С.274 ) говорит об этом так : «В противоположность эллину с его агонистической душой, поведшей его вполне естественно и последовательно на путь положительной морали, мы римлянину должны приписать душу юридическую и в соответствии с ней стремление к отрицательной морали праведности, а не добродетели. Идеал положительной нравственности заключается в понятии доблести, переходящим к понятию добродетели, средством его является деятельность, а отдельным проявлением – подвиг. Это идеал античный, общим всем эпохам. Идеал отрицательной нравственности – праведность, ее средство – воздержание, ее отдельное проявление избежание проступка или греха; это идеал фарисейский в объективном смысле слова.

Принцип соревнования, столь характерный для античности, содействовал положительному направлению ее нравственности, побуждая каждого человека к совершению подвига в смысле доблести и добродетели».

Деловой и в то же время «отрицательный» характер римского менталитета определяет характер отношений римлянина с красноречием. Воинственный народ не мог обходиться без полководцев и вождей, обращавшихся к войску и к народу в минуты тяжких испытаний. Но в римской ментальности никогда не присутствует культ чистого слова, звуковой гармонии, наслаждения искусностью говорящего.

Собственно о красноречии республиканского Рима мы знаем, преимущественно, благодаря рассказам Цицерона и немногим цитатам в сочинениях других авторов. Нам известны имена знаменитых политических деятелей (в республиканском Риме – синоним оратора), но речи их до нас не дошли, поскольку вплоть до Юлия Цезаря не было традиции ведения сенатских протоколов. Утилитарность римского красноречия сыграла печальную роль в его истории.

Политическое устройство Древнего Рима требовало развития практического красноречия главным образом в его политической форме. Государственные решения и законы, начиная с 510 г. до н.э., принимались чаще всего коллегиально, на заседаниях сената. Ораторские способности играли заметную роль в продвижении идей во время сенатских прений.

Самым значительным оратором республиканского Рима был защитник плебеев Гай Гракх, прославленный Цицероном, несмотря на противоположность политических взглядов. Интересную сравнительную характеристику ораторской практики аристократов, возглавивших борьбу плебеев за свои права, братьев Тиберия и Гая Гракхов дает Плутарх в жизнеописаниях: « Выражение лица, взгляд и жесты у Тиберия были мягче, сдержаннее, у Гая – резче и горячее, так что, и выступая с речами, Тиберий скромно стоял на месте, а Гай первым среди римлян стал во время речи расхаживать и срывать с плеча тогу… Гай говорил грозно, страстно, зажигательно, а речь Тиберия радовала слух и легко вызывала сострадание. Слог у Тиберия был чистый и старательно сделанный, а у Гая захватывающий и пышный».

Патетический стиль Гая Гракха и его младших современников Луция Лициния Красса и Марка Антония был закономерным проявлением общей тенденции в развитии римского красноречия. Начавшись декларативной простотой, искусство оратора в республиканском Риме должно было стремиться к пышности и изощренности.

Если греческое искусство говорить родилось из восторга неискушенного человека перед красотой и мастерством иноземного (сицилийского) слова, поскольку красота угодна богам, то римляне, строгие и деловые, по-военному не рассуждающие, использовали речь по прямому назначению. Поэтому путь греческой риторики лежал от нагромождения красивостей и сложности к простоте, изяществу и гармонии – определяющим принципам греческой культуры. Простые до наивности души римлян были насмерть поражены греческой красивостью, поэтому их путь противоположен – от упрощения к нагромождению, азианству. Нельзя не отметить и еще несколько отличий римского красноречия от греческого:

  1. в основании политических речей римлян всегда лежала инвектива, черта, характерная для архаических обществ, когда идея еще не отделена от своего носителя: развенчание личности политического противника есть развенчание его идей;

  2. другой отличительной чертой римского красноречия был грубоватый юмор, всегда привлекавший на сторону оратора симпатии толпы;

  3. наконец, речи римских ораторов отличались афористичностью выражений, которые навсегда запомнили потомки (скопление глаголов, риторические вопросы, антитезы, повествование).

Гай Юлий Цезарь (102 - 44 гг. до н.э.)– полководец и один из основателей Римской империи. Автор военно-исторических мемуаров и литературных работ высокохудожественного уровня. Цезарь происходил из патрицианского рода Юлиев, получил ораторское образование на о. Родос у знаменитого оратора Молона. Был сторонником демократии популяров, завоевал симпатии народа.

Как наследник Гракхов и Мария, Цезарь не мог не владеть искусством слова на уровне, сопоставимом с лидерами своих противников – оптиматов, ведущей фигурой среди которых был Цицерон.

Мысль о выдающихся достоинствах Цезаря-оратора и писателя подтверждается практически всеми древними авторами, писавшими о нем. В молодости и в зрелые годы он отдавал дань литературе: античные писатели не раз упоминали о несохранившейся поэме Цезаря о Геракле и трагедии «Эдип», о трактате «Об аналогии», написанном в ответ на риторическое произведение Цицерона «Об ораторе». Светоний говорит и о Цезаре – судебном ораторе, начавшем политическую карьеру с обвинения в лихоимстве одного из столпов сенатской партии Долабеллы.

К сожалению, ни одна из политических речей Цезаря не сохранилась до наших дней. Вероятно, он не считал необходимым обнародовать тексты своих выступлений по случаю, так как, в отличие от Цицерона, не считал их произведениями высокого искусства, а видел в них средство к достижению цели.

Тем не менее, современники запомнили те из них, которые были произнесены в переломные моменты римской истории, как образцы убедительности. Историки Саллюстий, Плутарх, Светоний с нескрываемым удовольствием рассказывают об участии Цезаря в сенатском заседании по делу заговора Катилины, когда он смог убедить сенат в том, что убивать без суда людей несправедливо. Все, выступавшие после него, присоединились к его мнению. Еще один случай стал свидетельством мастерства Цезаря – публичного оратора. Лишь силой своей речи он сам бесстрашно подавил и привел к полному подчинению восставшие в Капуе легионы. Как рассказывает Светоний, «Цезарь, не слушая отговоров друзей, без колебаний вышел к солдатам и дал им увольнение; а потом, обратившись к ним «граждане!» вместо обычного «воины!», он одним этим словом изменил их настроение и склонил их к себе: они наперебой закричали, что они его воины, и добровольно последовали за ним в Африку, хоть он и отказывался их брать». Используя свое блестящее знание солдатской психологии, Цезарь одним «квириты!» вместо «милитас!» добился потрясающего эффекта.

Сам Цезарь, высоко ценивший красоту и силу мысли в речах Цицерона, никогда не пользовался речью ради «искусства для искусства». Для него талант оратора был необходимой составляющей для достижения вполне конкретных политических целей. Поэтому красноречие Цезаря было лишено поэтических красот и ученых изысков, оно преисполнено живостью, естественностью и энергией. Сенатская партия была обеспокоена усиливавшимся авторитетом и военной мощью признанного предводителя демократической партии Юлия Цезаря и предъявила ему ряд серьезных обвинений в беззакониях, нарушении элементарных норм римского права и воинской чести. Преступления, ставившиеся в вину Цезарю сенатом, не являлись в жизни Древнего Рима чем-то из ряда вон выходящим, напротив, грабеж казны и получение взяток консулами были явлениями привычными, а коварство на войне с варварами вполне могло расцениваться как военная хитрость. Но для Цезаря такой поворот был катастрофой. Надо было немедленно развеять утверждения сторонников сената о хищническом управлении провинциями и создать иную картину. Функция создания мифического образа непобедимого и справедливого рачителя интересов римского народа Юлия Цезаря была возложена автором на «Записки о Галльской войне» – произведение в высшей степени тенденциозное, апология самому себе. Однако, будучи тонким психологом, Цезарь сохраняет в своем повествовании иллюзию правдивости и объективности. Он с упоением рассказывает о доблести своих подчиненных, ибо знает: главная опора его могущества – армия. Солдат должен чувствовать свое значение, заботу о себе полководца, и тогда он будет служить верой и правдой. Своим сочинением Цезарь не только удачно опровергает своих политических противников, но и в свою очередь уличает их в сговоре с варварами. Оправдывая свои противозаконные действия, Цезарь приводит аргументы, создающие хоть видимость законности и справедливости. Например, свой переход через Рубикон он, по его словам, совершает «ради блага государства», «чтобы восстановить народных трибунов, безбожно изгнанных из среды гражданства…» Победными оказались не только политические, но и стилистические идеи Цезаря. Его простой, ясный и изящный стиль –
  1   2   3   4


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации