Курсовая работа - Нефтяной фактор во взаимоотношениях России и государств Каспийского региона - файл n1.doc

Курсовая работа - Нефтяной фактор во взаимоотношениях России и государств Каспийского региона
скачать (409 kb.)
Доступные файлы (1):
n1.doc409kb.21.10.2012 21:58скачать

n1.doc

  1   2   3   4


Федеральное государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования
СЕВЕРО-ЗАПАДНАЯ АКАДЕМИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

КАФЕДРА

МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ


Курсовая РАБОТА

Нефтяной фактор во взаимоотношениях России и государств Каспийского региона




ДОПУСТИТЬ К ЗАЩИТЕ

студента (слушателя) ____5______ курса

группы _____________52_______________

факультета _Международных Отношений

Ф.И.О.

_________________Клюшниковой Я.А.___

подпись


Заведующий кафедрой д.ф.н., профессор

____________Косов Ю.В._______________

Ф.И.О.

_____________________________________

подпись


Научный руководитель __к.п.н.,доцент___

уч. степень, уч. звание

________________Михеева Н.М._________

Ф.И.О.

_____________________________________

подпись


Нормоконтролер

_____________________________________

Ф.И.О.

_____________________________________

подпись








Рецензент ___к.и.н.., доцент_________

уч. степень, уч. звание

_______Сагалова А.Л._________________

Ф.И.О.



Санкт-Петербург,

2007

Оглавление
Введение 3

Глава I. Столкновение нефтяных интересов России и государств Каспийского региона 10

1. Проблема международно-правовой делимитации Каспийского моря 10

1.1. Каспийская стратегия России и ее позиция по определению международно-правового статуса Каспийского моря 11

1.2. Позиция Азербайджана по определению международно-правового статуса Каспийского моря

12

1.3. Позиция Казахстана по определению международно-правового статуса Каспийского моря 14

1.4. Иранская позиция по определению международно-правового статуса Каспийского моря 16

2. Геополитические аспекты выбора маршрутов транспортировки каспийской нефти 18

2.1. Маршруты транспортировки азербайджанской нефти 19

2.2. Маршруты транспортировки казахстанской нефти 23

2.3. Маршруты транспортировки туркменской нефти 25

2.4. Геополитические и экономические интересы России в условиях изменения выбора путей транспортировки каспийской нефти 26

2.5. Каспийское противостояние ГУУАМ и России 28

Глава II. Анализ многостороннего и двустороннего сотрудничества России и государств Каспийского региона в рамках нефтяного аспекта 31

1. Основные этапы многостороннего сотрудничества России и прикаспийских стран 31

1.1. Первый этап многостороннего сотрудничества: 1991-1994 гг. 31

1.2. Второй этап многостороннего сотрудничества: 1995-1999 гг. 33

1.3. Третий этап многостороннего сотрудничества: 2000 г.-настоящее время 37

2. Основные аспекты двустороннего сотрудничества России и стран Каспия 39

2.1. Двустороннее сотрудничество России и Азербайджана 39

2.2. Двустороннее сотрудничество России и Казахстана 43

2.3. Двустороннее сотрудничество России и Туркменистана 44

Глава III. Влияние третьих стран на геополитику Каспийского региона 46

1. Влияние Китая на геополитику региона 47

2. Политика Турции в Каспийском регионе 49

3. Борьба Соединенных Штатов Америки за энергоресурсы Каспия 51

4. Европейский Союз и геополитика Каспийского региона 52

Заключение 56

Список литературы 60

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы
Выход на международную арену бывших советских республик в качестве самостоятельных государств, поиски Россией своего места в современном мире, определение ее внешнеполитических задач и приоритетов – все это наглядное свидетельство больших изменений, происходящих на постсоветском пространстве.

Каспийский регион за весьма короткий период стал важнейшим внешнеполитическим фактором в российской внешней политике.

Актуальное значение приобретают проблемы регионального взаимодействия государств, которые являются одной из характерных черт современной системы международных отношений. Усилия России, направленные на решение проблем преодоления между новообразовавшимися государствами противоречий, разногласий, - занимают важное место в ее внешнеполитической деятельности.

С распадом СССР претерпели изменения некоторые геополитические ориентиры России. Ныне она лишена почти всех портов на Черном море, за исключением Новороссийска, утратила ряд стратегически важных портов на Балтике. Непросто складывается кавказское направление внешней политики. Таким образом, изменение международного окружения РФ ставит перед ней задачи выработки новых принципов отношений с государствами, появившимися в последние десятилетия на политической карте мира.

Новые независимые государства, в свою очередь, используют разные средства и методы самоутверждения на международной арене. Одним из таких действенных средств является нефтегазовый фактор Каспийского бассейна.

Нефтяной фактор приобретает все большую актуальность по нескольким причинам. Важнейшими из них являются уменьшение запасов углеводородов в мире. Как известно, быстроразвивающиеся экономики требуют увеличения объемов потребления нефти, при том не только как одного из основных и дешевых источников энергии, но и сырья для химической промышленности. Таким образом, очевидно, что экономики ведущих стран мира и экономики молодых быстроразвивающихся стран заинтересованы в получении или осуществлении контроля над добычей и транспортировкой нефти и газа. Одним из крупнейших поставщиков энергоресурсов является и Каспийский регион.

Таким образом, все большую актуальность приобретает нефтяной фактор как способ взаимоотношений России и стран Каспийского региона: Казахстана, Азербайджана, Туркмении и Ирана.

Кроме того, с появлением на карте новых независимых государств, география нефтяных интересов ведущих государств мира значительно расширилась, охватив Центральную Азию и Каспийский регион в частности. Особую стратегическую привлекательность представляет собой геополитическое положение стран Центральной Азии и Кавказа, являющихся зоной жизненно важных интересов России и ее традиционного исторического присутствия. В силу этого стремление США и западных стран закрепиться в зоне, богатой энергоресурсами, затрагивает так или иначе национальную безопасность Российского государства. Поэтому энергетическая безопасность является одним из важнейших пунктов в Концепции национальной безопасность Российской Федерации.

Несомненно, для всех прикаспийских государств освоение нефтяных месторождений имеет первостепенное значение. Но проблема в том, что энергетические ресурсы Прикаспия оказались в центре сложного узла сталкивающихся интересов многих стран. При этом для Азербайджана, Казахстана и Туркмении залежи нефти и газа являются существенным источником для развития и преодоления социально-экономических проблем. Не имея достаточных собственных средств для освоения месторождений, они взяли курс на сотрудничество с западными компаниями. Со своей стороны, Россия заинтересована в том, чтобы развитие событий в Каспийском регионе находились под контролем и при участии Москвы.

Нельзя не принимать в расчет и конфликты, имевшие и имеющие место на постсоветском пространстве, так или иначе влияющие на ход взаимоотношений России и прикаспийских государств: это Чеченский конфликт, конфликт в Нагорном Карабахе, Абхазии.

Сложность внешнеполитических вызовов, незавершенность процессов формирования новых взаимоотношений России с прикаспийскими государствами наталкивают руководство к поиску новых приоритетов, которые, возможно, станут в будущем основой нефтяной стратегии Российского государства.

В новых международных условиях России заново приходится выстраивать свою внешнеполитическую линию в каспийском направлении.

Помимо нефтяного фактора во взаимоотношениях между Россией и Прикаспием существует также большое количество других факторов. Это и собственно экономический, и экологический, и демографический, и многие другие. Масштаб исследования не позволяет рассмотреть все эти проблемы, поэтому в работе мы остановимся только на рассмотрении нефтяного аспекта взаимоотношений. Для создания целостной картины в вопросе о взаимоотношениях обозначенных стран, в работе сначала рассматриваются негативные моменты, возводящие вопрос взаимоотношения России и прикаспийских стран в свете нефтяного аспекта в актуальную проблему, и тот положительный опыт, который существует в практике «нефтяных» взаимоотношений РФ и стран Каспия.


Предметом данного исследования является анализ места и роли нефтяного фактора в отношениях Российской Федерации и государств Каспийского региона .

Цели и задачи работы.

Целью дипломной работы является анализ геополитической ситуации, сложившейся вокруг бассейна Каспийского моря, и влияние энергетического фактора на взаимоотношения России и стран Каспийского бассейна.

Для достижения поставленной цели в дипломной работе были поставлены следующие исследовательские задачи:

  1. выявление основных проблем во взаимоотношениях РФ и стран Каспия, касающихся взаимоотношений в области добычи и контроля над транспортировкой нефти;

  2. выявление положительных сторон, относящихся к сотрудничеству России и прикаспийских стран в нефтяной сфере;

  3. исследование влияния «третьих стран» на геополитическую ситуацию в регионе и на отношения Российской Федерации и стран Каспийского бассейна: Европейского Союза, США, Турции и Китая.

Хронологические рамки работы

Хронологические рамки настоящего исследования ограниченны следующим периодом: с начала 1990-х годов до настоящего времени. Выбор данного периода обусловлен изменением геополитической ситуации в регионе, которое было обусловлено распадом СССР в 1991 году, появлением на карте мира новых независимых государств, проведение ими своей собственной внешней политики в отношении раздела богатств Каспийского моря и выбора маршрутов транспортировки энергоресурсов Каспия к потребителю. Именно в этот период стали говорить о себе интересы третьих стран, главным образом США, которые так или иначе пытаются сыграть свою роль в распределении ресурсов региона.

Немалое внимание в работе уделяется современному состоянию отношений России и прикаспийских стран. Рассматриваются события 2000 года, поскольку именно в этот год произошли перемены в отношениях между РФ и странами Каспия по причине смены руководства Российской Федерации, и, соответственно, смены внешнеполитической ориентации Российского государства.
Теоретические и методологические основы работы

Методологической основой исследования стал метод сравнительного анализа, который заключается в выявлении плюсов и минусов в отношениях РФ и стран Каспия в заданный временной период.

Кроме этого, в ходе работы были использованы эмпирические методы - наблюдение, контент-анализ отечественных и зарубежных СМИ, документов и МИД Российской Федерации, освещающих проблему взаимоотношения стран. Это позволило обогатить работу конкретными примерами взаимоотношений между Россией и странами Каспийского региона, уточнить позиции сторон по ключевым вопросам, а также дать оценку влиянию третьих стран на геополитику Каспийского региона.

Теоретической основой при написании дипломной работы стали труды отечественных и восточных политологов и специалистов-международников В. Гусейнова, С. Жильцова, Протопопова А., А. Бутаева, монографии и другие исследования, подготовленные Институтом энергетической политики, Институтом энергетической стратегии, Центром исследований на постсоветском пространстве МГИМО, российскими и зарубежными энергетическими порталами.

Существенным и необходимым дополнением к теоретической и информационной базе дипломной работы стали работы зарубежных авторов, таких как Рустама Мамедова1, Сохбета Мамедова2, Меджида Керимова3 и многих других.

С целью комплексного анализа современного этапа отношений активно использовались зарубежные энергетические порталы, журнал «Эксперт-Казахстан», а также отечественные периодические издания, такие как «Эксперт», «Коммерсант», «Независимая Газета», журнал «Международная жизнь», «Россия в глобальной политике» и другие.

В качестве правовых источников для написания дипломной работы использовались материалы юридического портала «Международное законодательство»4, содержащие тексты соглашений между Россией и Казахстаном, Россией и Азербайджаном, а также материалы с официального сайта Президента Российской Федерации5.
Степень разработанности темы

Комплексный характер темы исследования потребовал изучения широкого круга источников, работ отечественных и зарубежных авторов по вопросу о правовом статусе Каспийского моря, по вопросу выбора транспортировки каспийской нефти, а также позиции заинтересованных западных стран по изучаемым вопросам.

Следует отметить, что, несмотря на значительное количество публикаций, посвященных проблемам сотрудничества и, напротив, соперничества России и прикаспийских стран, эта тема не является достаточно разработанной в настоящее время. Несмотря на то, что тема чрезвычайно актуальна на сегодняшний момент и взаимоотношения между РФ и Казахстаном, Азербайджаном и Туркменистаном оказывается в центре внимания значительного числа публикаций, можно отметить недостаток широкомасштабных исследований монографического характера по этой теме.

Особое внимание геополитической ситуации в обозначенном регионе уделяется в работе С. Жильцова6. Об экономических аспектах взаимоотношений стран СНГ и России говорится в Работе А. Протопопова7. В работах В. Гусейнова8, А. М. Бутаева9 освещается как тема статуса Каспийского моря, так и проблема выбора маршрутов транспортировки нефти. Этим же проблемам посвящено большое количество публикаций как российских специалистов (Оруджев О.10, Александров Ю.11, Харитонова Н.12, Малашенко А.13 и мн.др.), так и зарубежных (П. Мантре14, С. Эндерлен15).
Научная новизна исследования

Научная новизна работы определяется тем, что, несмотря на наличие большого ряда публикаций, в отечественной и зарубежной литературе вопрос взаимоотношений России и стран Каспийского региона в нефтяном аспекте освящен не достаточно объективно. Это связано с тем, что, несмотря на наличие публикаций, посвященных данной теме, следует отметить отсутствие исследований, рассматривающих комплексно все стороны взаимоотношений Российской Федерации и стран Каспия, учитывающих и положительные стороны, и отрицательные моменты. Свое исследование автор строит, прежде всего, учитывая отмеченные аспекты взаимоотношений, и рассматривает как столкновение интересов России и новообразованных на постсоветском пространстве стран, так и сотрудничество государств Каспийского региона и Российской Федерацией.

Практическая значимость работы

Практическая значимость работы заключается в том, что основные положения и выводы, сформулированные в настоящей работе, могут быть использованы для дальнейших теоретических изысканий учеными, чья научная деятельность так или иначе связана с исследованиями проблем влияния энергетического аспекта на взаимоотношения Российской Федерации со странами Каспийского региона, в частности, с проблемами определения международно-правового статуса Каспийского моря, а также с проблемами транспортировки каспийской нефти и геополитической ситуацией, складывающейся в регионе в настоящее время.

Результаты работы также могут найти практическое применение при подготовке международных соглашений в исследуемой области, при преподавании в ВУЗах дисциплин «Международное право», «Современные международные отношения», а также спецкурсов «Энергетический аспект в международных отношениях», «Геополитика Каспия».

Кроме этого, в настоящее время мы являемся свидетелями процесса появления новых форм взаимоотношений между странами в энергетике, о чем свидетельствуют события, к примеру, мая 2007 года во время всем известного визита президента Российской Федерации В.Путина в страны Средней Азии, и трехсторонний договор о строительства прикаспийского газопровода через, а не в обход территории России, т.е. можно говорить скорее о наращивании сотрудничества и взаимодействия между Россией и государствами региона.
Структура работы

Дипломный проект состоит из вступления, трех глав, заключения и списка литературы.

Во введении определена цель исследования, поставлены конкретные задачи работы.

Первая глава посвящается тем моментам во взаимоотношениях России и стран Каспия, которые приводят к столкновению интересов обозначенных государств: это проблема определения статуса Каспийского моря, а также проблема выбора маршрутов транспортировки каспийской нефти. В отношении вопроса о статусе моря даны приведены различные позиции пяти прикаспийских стран и эволюция подходов к данному вопросу. Также даны несколько вариантов маршрутов добытой на шельфе моря нефти: как в интересах России, так и вопреки им.

Во второй главе поэтапно рассмотрен положительный опыт взаимоотношений России и прикаспийских государств, приведены в пример официальные документы соглашений как пример двустороннего сотрудничества между Россией и Азербайджаном, Казахстаном.

В третьей главе рассмотрена геополитическая расстановка сил вокруг Каспийского региона не только с участием России и Казахстана, Азербайджана, Туркменистана и Ирана, но и третьих стран: какие интересы и цели преследует Китай, Турция, США и Европейский Союз, участвуя в геополитике рассматриваемого региона.

В заключении представлены основные выводы исследования.

ГЛАВА I. Столкновение нефтяных интересов России и государств Каспийского региона
Каспийское море по своим качествам является уникальным – это самый большой на земле замкнутый водоем. На шельфе его находятся залежи углеводородных богатств, помимо естественно присущих морскому дну и толще воды богатств рыбы и минеральных ресурсов. Отношения России с прикаспийскими государствами следует, на мой взгляд, рассматривать прежде всего в том векторе, который связан именно с углеводородами, точнее – с нефтью.

Каспийский регион на сегодняшний день является одним из наиболее перспективных по запасам нефти и газа. Не стоит объяснять, какое значение имеет для близлежащих стран запасы нефти на шельфе Каспийского моря. Внимание «третьих» заинтересованных стран - США, Турции, Китая и стран Западной Европы к региону также усиливается по ряду определенных причин. Западные страны и США заинтересованы в ресурсах Каспийского региона прежде всего потому, как данный регион по некоторым оценкам может стать альтернативой Персидскому заливу. Поэтому в Каспийском регионе с момента образования независимых прибрежных государств и, соответственно, изменения геополитической расстановки сил, появилось множество проблем.



1. Проблема международно-правовой делимитации Каспийского моря
Изначально противостояние прикаспийских государств началось еще в 18 веке после «Персидского похода» Петра I, когда возник вопрос о политико-правовом статусе Каспийского моря. Каспий тогда считался внутренним водоемом Российского государства. В течение долгого времени СССР и Иран были единственными прибрежными государствами Каспийского моря, и, соответственно, статус этого моря определяли советско-иранские договора (1921, 1935 и 1940 года), которые предоставляли исключительные права и СССР, и Ирану в отношении морепользования. Геополитические же интересы других прибрежных стран, до обретения ими независимости, игнорировались.

Проблема приобрела острый характер лишь в XX веке, после распада СССР, когда на карте появились новые суверенные государства. Приобретение независимости странами повлекло за собой изменение геополитической ситуации в регионе. Одним из самых спорных и острых вопросов того времени стал вопрос о правовом статусе Каспийского моря, который со временем превратился в эффективный инструмент реализации интересов как прибрежных государств, так и стран вне региона. Не секрет, что от величины принадлежащего каждому государству участка водоема зависит и количество залежей нефти, и экспортный потенциал данного государства. Таким образом, геополитические изменения вывели проблему межгосударственной принадлежности и делимитации границ Каспия на первый план в отношениях между прибрежными странами.

С 1991 года новые суверенные государства заявили свои права на отдельные части Каспийского моря в одностороннем порядке.

Поэтому в тот момент все прибрежные страны приступили к разработке нового статуса бассейна.

Рассмотрим позиции прибрежных государств в отношении раздела каспийского бассейна.
1.1. Каспийская стратегия России и ее позиция по вопросу международно-правового статуса Каспийского моря.

С распадом СССР временное ослабление позиций России не говорило о том, что данный регион не представлял для нее важного стратегического значения. В первую половину 90-х годов Россия скорее исповедовала политику ситуативного реагирования, нежели предупреждала негативное для нее развитие событий. С середины 90-х ситуация начала меняться. Была сформирована определенная стратегия в Каспийском регионе: прежде всего, была создана рабочая группа по Каспийскому морю, призванная решать проблемы как статуса Каспийского моря, так и вопрос о транспортировке каспийской нефти. Руководство страны понимало, что контроль над нефтяными и газовыми разработками на шельфе моря позволит ей сохранить далеко не последние позиции в мировом производстве нефти и газа, и поможет в какой-то мере отражать вызовы региональной и национальной безопасности.

Что касается вопроса о международно-правовом статусе бассейна, то после распада СССР российская сторона продолжала считать Каспий своим внутренним водоемом, а его правовой режим – регулируемым советско-иранскими договорами. Некоторые авторы даже полагают, что какое-то время после распада Советского Союза России было даже выгодно замалчивать о пересмотре международно-правового статуса Каспийского моря, Москва ссылалась на заключенные ранее договоры.

В начале 90-х позиция РФ по статусу бассейна трансформировалась в следующую: Москва предлагала разделить дно Каспия от срединной линии на национальные сектора, но при общем пользовании акваторией. На практике при реализации такого проекта выигрывали бы скорее Казахстан и Азербайджан, но не Иран. Посредством таких предложений российское руководство стремилось решить две задачи – сохранить контроль над огромными запасами энергоресурсов Каспийского региона и урегулировать проблему территориального раздела Каспия.

Затем мнение российской стороны несколько видоизменилось. Москва стала склоняться к тому, чтобы разграничить дно между сопредельными сторонами и по модифицированной срединной линии, идущих от сухопутных границ, при сохранении в общем пользовании толщи вод.

Такая позиция России была закреплена в 1998 году посредством подписания с Казахстаном двустороннего соглашения, о котором будет сказано ниже, и затем подтверждена 9 сентября 2000 года путем подписания Декларации о сотрудничестве на Каспийском море.

После 2001 года в стране была выработана новая концепция политики на Каспии, в связи с приходом к власти нового Президента В.В.Путина, а также создании новой должности – уполномоченного представителя по Каспийскому морю. Об этом также будет сказано ниже.
1.2. Позиция Азербайджана по определению международно-правового статуса Каспийского моря.

Азербайджан стал первым отвергать принцип действия совестко-иранских договоров 1921 и 1940 годов и с самого начала предлагал разделить Каспийское море на пять секторов, каждый из которых будет представлять собой территориальные воды соответствующего государства. Это противоречило международным принципам, согласно которым наследницей СССР и, соответственно, правопреемницей всех соглашений и договоренностей бывшего Союза является Россия. Российскую Федерацию поддержали Иран и Туркменистан, а также комитет ООН по морскому праву.

К сожалению, Россия не вынесла нужной выгоды из политического статуса: Правительство РФ поддерживало участие российской компании ЛУКОЙЛ в азербайджанских и казахстанских проектах по освоению шельфа моря, что уже само по себе несколько противоречило первоначальным позициям.

Но Азербайджан, занимая стратегическое положение на пути транспортировки нефти, осознавал свое положение в регионе и поэтому добивался пересмотра статуса Каспия. Баку предложил собственный план – разделить Каспий на национальные сектора путем продления сухопутных государственных границ до серединной линии моря. Отсюда вытекало то, что границы морских секторов становятся границами прибрежных государств.

Такой план был не удачен, т.к. многие прибрежные государства теряют общие границы друг с другом (например, Туркменистан с Россией), только Азербайджан сохраняет общие границы со всеми прибрежными государствами. Однако новая Конституция Азербайджана 1995 года, проигнорировав международные морально-этические нормы, объявила азербайджанский сектор «составной частью Азербайджанской Республики»16.

Кроме того, в отношениях нашей страны с Азербайджаном возникали большие разногласия из-за месторождений Центрального блока, находящиеся на стыке Москвы, Астаны и Баку.

В 1997 году между Россией (в частности, компании Роснефть и ЛУКОЙЛ) и Азербайджаном (нефтяная компания ГНКАР) было заключено соглашение о совместной разработке нефти в «азербайджанском» секторе шельфа, включая и спорные между ним и Туркменией месторождения Капяз и Азери. Туркменистан выразил свой протест по этому факту.

Затем Б.Ельцин заявил об аннулировании договора с Азербайджаном. Следующим шагом российской стороны стало следующее событие. В 2000 году был подписан и вступил в силу Указ Президента РФ № 998 «О специальном представителе Президента Российской Федерации по вопросам урегулирования статуса Каспийского моря"17.

Вскоре после своего назначения Калюжный предложил создать Стратегико-экономический центр по Каспию, на что Азербайджан продемонстрировал свою явную неприязнь. Ответом на такую позицию со стороны нашего министра иностранных дел было заявление о сохранении статуса по советско-иранским договорам. Это означало, что на море «имеют равное право» пять прикаспийских государств.

Тогда в январе 2001 года Россия приступила к разработке новой дипломатической стратегии на шельфе Каспийского моря, и основной упор делался на выстраивание отношений с Азербайджаном. Этому повороту предшествовали некоторые события. При принятии предложений Азербайджана и Казахстана Россия и Иран получали бы бедные энергетическими ресурсами секторы. Поэтому новый представитель российского стороны В. Калюжный выступил с новыми предложениями по разделу моря. Такое предложение раздела на национальные сектора поддержали даже Казахстан и Азербайджан. Закрепить предложенное Россией должен был саммит государств СНГ. Но неожиданно Туркменистан и Иран изменили свои позиции. Это свидетельствовало об изменении расстановки сил вокруг энергетических ресурсов Каспия. Ослабло единство России и Ирана в отношении раздела дна моря и его богатств. Для России стали более важны отношения в рамках Содружества Независимых государств, нежели двусторонний формат советско-иранских отношений. Итогами общих интересов стало влияние России в самом регионе и в Закавказье. Одновременно, выдвигая предложения по урегулированию статуса Каспия, выгодные в первую очередь Казахстану и Азербайджану, Россия в обмен на это, надеялась добиться от них лояльности в других, не менее интересных для нее вопросах: например, это касается выбора маршрутов транспортировки каспийской нефти.

Изменение позиции России было связано и с приходом в Кремль нового президента – В.В. Путина. В этот период улучшились отношения России с Соединенными Штатами Америки, а также со странами Западной Европы. С приходом нового президента каспийская политика стала более прагматичной, учитывающей интересы крупного российского капитала.

До 2001 года Азербайджан так и не отступил от своих прежних позиций. Но после визита в 2001 году президента В. Путина Баку неожиданно подхватил и наши инициативы в отношении раздела моря. В 2001 году в Москве состоялся Юбилейный саммит СНГ, где президенты трех стран – Азербайджана, Казахстана и России договорились о разделе дна Каспийского моря.

Новым шагом к определению статуса моря явилась работа специальной группы на уровне заместителей министров иностранных дел по подготовке саммита прикаспийских государств. Это происходило в Туркменистане и на повестке дня стояло подписание «Конвенции пяти».

Саммит состоялся лишь в 2002 году. Мир ожидал прорыва в вопросе определения Каспийского статуса, но никакого общего решения найти не удалось. Стороны снова разговаривали на разных языках, настаивая на принятии собственных позиций. Более того, терпел крах и сам переговорный процесс в рамках пяти. Весь последующий год представители прикаспийских государств так и не собрались в полном составе.

1.3. Позиция Казахстана по определению международно-правового статуса Каспийского моря.

Казахстанский вариант раздела Каспия с 1991 года приближался к азербайджанскому, хотя его позиция была более гибкой. В 1993 году между Казахстаном и Азербайджаном было достигнуто полное взаимопонимание по вопросу минеральных ресурсов. Тогда же Казахстан предложил более «мягкий» вариант – разделить Каспийское море на национальные сектора, но только в отношении дна моря, оставляя водное пространство в общем пользовании. Официально его позиция была обозначена в Указе Президента Республики Казахстан от 24 января 1994 года № 1517 «О международном Консорциуме по оценке нефнегазоносного потенциала казахстанского сектора Каспийского моря»18.

В том же году Москва, Ашхабад и Тегеран отрицали возможность предложенного Баку варианта раздела участков моря и настаивали на добыче каспийской нефти всеми прикаспийскими государствами. Но с 1994 противодействовать Алма-Ате и Баку стало невыгодно в первую очередь России (которая подписала немало соглашений об участии в разработке и транзите Бакинской и алма-атинской нефти через свои территории), Россия стала постепенно отходить от своих первоначальных позиций.

В 1997 году Россия (в частности, компания ЛУКОЙЛ) объявила тендер на разработку месторождений на блоке «Северный». Казахстан выразил протест, на что российская сторона, по большому счету, не отреагировала. Затем в течение нескольких лет велись споры за некоторые нефтегазоносные структуры (Курмангазы и Хвалынское), которые находятся как раз на границе национальных секторов морского шельфа.

Но в 1998 году стороны несколько смягчились, и президенты России и Казахстана сделали заявление о том, что «достижение консенсуса предстоит найти на условиях справедливого раздела дна Каспия при сохранении в общем пользовании водной поверхности, включая обеспечение свободы судоходства, согласованных норм рыболовства и защиты окружающей среды»19. Затем последовало заявление России о готовности разделить шельф моря на национальные сектора, оговорив при этом условия раздела. И, наконец, летом 1998 президенты Б. Ельцин и Н. Назарбаев подписали договор «О разграничении дна северной части Каспийского моря с целью соблюдения суверенных прав на недропользование». Таким образом, Россия приняла казахстанскую позицию по определению статуса Каспия.

Наконец, в Алма-Ате на Евразийском саммите 2002 года страны разделили спорные территории следующим образом: Курмангазы отошло Казахстану, Хвалынское – России. Через месяц, 13 мая 2002 года, В.Путин и Н.Назарбаев подписали Протокол к "Соглашению между Российской Федерации и Республикой Казахстан о разграничении дна северной части Каспийского моря в целях осуществления суверенных прав на недропользование от 6.06.1998 года". Протокол содержал географические координаты проведения модифицированной срединной линии и условия разработки трех пограничных месторождений. 23 сентября 2002 года президенты России и Казахстана подписали договор о разграничении дна Северного Каспия. На Каспии появились первые двусторонние границы.

До сих пор не разрешен также спор о принадлежности островов Малого Жемчужного, Иван-Караула и Укатного. И у Казахстана, и у России есть свои документы, подтверждающие свои права на эти острова.

1.4. Иранская позиция по определению международно-правового статуса Каспийского моря.
Рассматривая позицию иранской стороны по разделу Каспия, следует учитывать тот немалозначимый факт, что у Ирана не было большой необходимости разрабатывать новые месторождения, т.к. помимо того, что он является прикаспийским государством, Иран также является членом организации ОПЕК, которая распространяла свои квоты на месторождения Каспийского бассейна. Скорее, причиной выдвижения своего плана были, во-первых, ирано-иракские войны, которые служили причиной разрушения энергетических мощностей, и то, что Иран не имел достаточного валютного фонда для освоения каспийских месторождений.

Позиция Ирана по вопросу о делимитации Каспийского моря в течение долгого времени совпадала с мнением России. Эта позиция базировалась на признании совестко-иранских договоров.

Позиция Ирана также заключалась в том, чтобы отменить все деления прибрежного водного пространства с тем, чтобы большая часть моря, являющаяся общим достоянием государств, могла бы использоваться по принципу кондоминиума.

Баку и Алма-Ата не поддержали данный вариант. Тем не менее, Иран был готов пойти на переговоры о юридическом статусе, который основывался на разделе моря на сектора.

Теперь Иран настаивает на разделе моря по принципу равных частей. В 2001 году Россия и Иран подписали договор «Об основах сотрудничества между Россией и Ираном, где говорилось о возможности решения проблем внутри Каспия только с согласия и договоренности между всеми прикаспийскими странами.

Официальная позиция Туркмении по вопросу статуса Каспийского моря оставалась неопределенной, и документально не была нигде зафиксирована. Туркмения меняла свою позицию, склоняясь то к азербайджанскому, то к российско-иранскому варианту.

Почему же Россия пошла на уступки Казахстану в таком важном вопросе? На этот счет имеются несколько нюансов.

Во-первых, следует принять в счет нефтяные компании, которые уже имеют свой вес в этом регионе и играют не последнюю роль при формировании политики государств, как это уже было замечено

Во-вторых, российская дипломатия вынуждена была считаться с интересами российских нефтяных компаний, прежде всего это касается ЛУКойла, которая уже участвует в освоении месторождений в Бакинском и Алма-Атинском секторах.
Подведем некоторые итоги по вопросу о статусе Каспийского бассейна.

Почему же с момента приобретения прибрежными государствами независимости страны никак не смогли договориться? Причин этому несколько.

Во-первых, процесс формирования нового правового статуса начался достаточно неожиданно. Не все были готовы к этому процессу в 1991-1992 гг. А начиная с 1993 г. безуспешность начальной стадии привело к замкнутости, проведению странами региона изоляционной политики. Поэтому появились национальные или индивидуальные программы по использованию ресурсов Каспийского моря, которые чаще всего входили в противоречие. Вот почему в процессе переговоров одна сторона часто не понимала или не хотела понимать другую.

Во-вторых, выявилось три подхода к определению будущего статуса Каспия.

В-третьих, не удалось найти точное географическое название Каспию: “море” или “озеро”.

В-четвертых, именно Бакинский нефтяной саммит и подписанный на нем “Контракт века” 1994 г. стали стимулирующими факторами в деле рассмотрения вопроса о международно-правовом статусе Каспия. До принятия этого контракта Россия и Иран не очень стремились решать вопрос о разработке каспийских минеральных и биологических ресурсов, напрямую связывая его с новым статусом.

Были заложены элементы противостояния в геополитической игре больших и малых, старых и новых государств Каспийского моря.

Ирану невыгодно было, чтобы находящиеся по соседству государства ориентировались на Запад, и с помощью зарубежных инвестиций добились более высоких темпов развития. Азербайджан, Казахстан и Туркменистан старались и ослабить свою зависимость от России. Поэтому процесс определения международно-правового статуса Каспийского моря имел не столько юридический и экономический, сколько политический характер. Пока Россия и Иран упорствовали в утверждении своих геополитических приоритетов, в бассейне Каспийского моря стали продвигаться крупные компании США, Великобритании, Норвегии, Франции, Италии, Турции, даже Японии. Китай тоже является потенциальным партнером, учитывая его попытки вкладывать инвестиции в промышленность Казахстана. Все эти новации, происходящие в бассейне, откорректировали международные отношения в прикаспийском регионе. Россия сделала решительный шаг в сторону компромисса. Иран еще более последовательно стал отстаивать идею раздела Каспия на пять равных частей. Казахстан стал союзником России в новом подходе к Каспию, при котором его права на минеральные ресурсы Северного Каспия, наконец, были признаны.
Туркменистан втянулся в конфликт с Азербайджаном.
Азербайджан продолжал упорствовать в признании своего варианта раздела моря.

Такие позиции завели в тупик переговоры по статусу Каспия и обозначили новую фазу конфронтации. Естественно, такая ситуация отодвигает вопрос о пятистороннем договорном закреплении международно-правового статуса Каспийского моря.

Отсюда вытекает другой, не менее важный вопрос, который тесно связан с предыдущим – это выбор маршрутов транспортировки каспийской нефти.

2. Геополитические аспекты выбора маршрутов транспортировки каспийской нефти
Вряд ли будет преувеличением, если сказать, что именно в политико-экономическом сражении за каспийскую нефть решается судьба энергетических ресурсов XXI века. Проблемы, связанные с транспортировкой нефти, с самого начала занимали центральное место. Прежде всего, обозначились важные моменты, влияющие на выбор маршрутов и транспортировку нефтепродуктов.

Официальная позиция России в отношении выбора маршрутов транзита нефти состоит в следующем: Россия выступает за развитие международного сотрудничества в освоении энергоресурсов Каспия, не отвергая при этом ни один проектов строительства трубопроводов. Но при этом должна учитываться не только экономическая, но и политическая составляющая, присутствующая при выборе маршрутов для перекачки нефти. Поэтому российская сторона не намерена оставлять без внимания попытки ослабить ее позиции в Каспийском регионе.

Острая борьба за маршруты транспортировки нефти на рынки Запада началась в 1994 году сразу после подписания Азербайджаном «контракта века». Это была так называемая «ранняя нефть». С тех пор борьба за транзит «большой» нефти, т.е. нефти, ожидаемой в будущем, обострялась. Этому есть объяснение. Контроль над нефте- и газопроводами означала также и контроль над всем коммуникационным узлом мира, его минеральными запасами, возможность влиять на политику как каспийских, так и прилегающих к ним транзитных государств. В связи с этим выросла геополитическая роль новых нефтедобывающих государств региона, которые имеют первостепенное значение в выборе маршрутов каспийских нефтегазопроводов.

Выбор маршрутов перекачки каспийской нефти стал одним из ведущих внешнеполитических вопросов Российской Федерации.

Создание новой системы трубопроводов в обход России способно изменить политическую ситуацию в регионе. К тому же, это был способ ослабления геополитических позиций России. Занимая очень выгодное географическое положение, Азербайджан, Туркменистан и Казахстан имеют возможность выбора новых маршрутов для транзита своей нефти в страны-потребители энергоресурсов. Та страна, по территории которой проходит нефтепровод, получает ощутимые материальные выгоды, обретает контроль над коммуникациями, жизненно важными для нефтяных компаний. Многочисленные варианты маршрутов нефтепровода стали обсуждаться, начиная с 1993 года.

2.1.Маршруты транспортировки азербайджанской нефти.

Вокруг Азербайджана сложилась новая геополитическая ситуация, в свете которой появляются новые формы угрожающей интересам России конкуренции в Каспийском регионе. Традиционными конкурентами России здесь являются Великобритания, Турция, Иран, а новыми – США, Франция, Китай. Дав согласие западным компаниям на участие в разработке новых нефтяных месторождений, руководство страны начало крупную политическую игру, основанную на маневрировании между интересами ведущих стран мира.

Если рассматривать двусторонний формат отношений России и Азербайджана, то на повестку дня в российско-азербайджанских отношениях станут два вопроса: как будет добываться нефть и куда потечет добытая на шельфе нефть. В этом, казалось бы, экономическом вопросе существует не менее значимая политическая составляющая, возводящая проблему экспорта на геополитический уровень. Вопрос, куда направить свой поток нефти – возник одновременно с вопросом определения правового статуса Каспийского моря сразу после приобретения странами независимости. Действующие маршруты транспортировки нефти являются на сегодняшний день причиной политических разногласий на региональном и международном уровнях.

Известно, что нефть из Азербайджана может попасть на мировые рынки через Россию, Грузию, Турцию или через Иран.

Перекачка нефти через территорию России (российский маршрут) предполагает использование нефтепровода Баку – Махачкала – Грозный – Тихорецк – Новороссийск, а также перевозку через Черное и Средиземное моря. Протяженность нефтепровода – 1411 км. Но судьба нефтепровода зависит от некоторых серьезных обстоятельств: это и российско-чеченские взаимоотношения в первую очередь, и российско-азербайджанские отношения, и российско-турецкие.

В декабре 1996 года между правительствами РФ и Азербайджана была достигнута договоренность о пробной перекачке нефти в Новороссийск. Но спустя месяц Чеченская республика заявила о своем несогласии с данной договоренностью и затем – о желании быть самостоятельным субъектом российско-азербайджанской договоренности. Проблема была решена путем подписания в 1997 году трехстроннего договора, в контексте которого Россия и Чечня должны были выработать свой друхсторонний документ об условиях транзита нефти Азербайджана. Но препятствием тут стал вопрос о тарифах.

Россия предложила Чечне 43 цента за транзит 1 тонны нефти на 100 км по ее территории. Чечня же настаивала на тарифе в 2,2 доллара за тонну. Ответом нашей страны было заявление о возможном проложении отдельной ветки по Дагестану и Ставрополю в обход чеченской территории. Такой вариант реален, но лишь для небольших объемов углеводородов. Поэтому мнение об этом варианте транспортировки азербайджанской нефти различно у экспертов и, кроме того, требуют большого финансирования. Чечня не раз закрывала нефтепровод Баку – Новороссийск из-за тарифных споров.

Вопрос о чеченском участке был крайне важен для России, Чеченская республика пыталась обосновать свое право самостоятельно экспортировать свою нефть, в обход России. По этой причине был создан «Каспийско-чеченский консорциум», для транзита каспийской и чеченской нефти в Польшу, Литву, Украину, Германию и Турцию на 20% дешевле, чем по российскому маршруту.

17 января 2000 года перекачка нефти через территорию Чечни была полностью прекращена, был создан огибающий участок, и азербайджанская компания ГНКАР возобновила транзит по Ставрополю и Дагестану.

По поводу российского маршрута компания АМОК выразила свое несогласие. Во-первых, негативно сыграли свое дело чеченские войны. Во-вторых, доставка азербайджанской нефти в Новороссийск не гарантирует её выход в мировые рынки - для этого она должна миновать турецкие проливы Босфор и Дарданеллы. И, наконец, в-третьих, и это главное, - сыграла свою роль политика США в Каспийском регионе, основанная на отстранении России от транзита каспийской нефти.

Серьезным препятствием российского маршрута является Турция. Она могла заблокировать проход большегрузых нефтяных танкеров из Новороссийска и Туапсе через черноморские проливы.

1 июля 1994 года Турция в одностороннем порядке ввела Регламент судоходства в черноморских проливах, ограничивающий проход крупномасштабных танкеров, до этого времени данный вопрос регулировался Конвенцией Монтрё 1936 года.

Факт нарушения международных норм был признан многими государствами и отражен в ряде решений Международной морской организации.

Со своей стороны Россия предприняла несколько попыток смягчить турецкие санкции на проход российских танкеров. Во-первых, она дала обещание Турции увеличить поставки природного газа; во-вторых, Россия заявила о создании российско-болгаро-греческого консорциума для доставки азербайджанской нефти на мировые рынки, минуя черноморские проливы: из Новороссийска до болгарского Бургаса, затем по нефтепроводу до греческого Александрополис.

Второй маршрут – чеченский. В 1996 году республика Ичкерия заявила о своем желании качать нефть по собственному нефтепроводу, в обход России и проливов. Но в 1998 году президент Южной нефтяной компании (ЮНКО) и английский лорд А.Макалпайн учредили Транскавказскую энергетическую компанию и обнародовали новый чеченский маршрут транзита каспийской нефти в Западную Европу: Баку-Грозный-Ростов-Кременчуг - трубопровод Дружба20.

Третий маршрут транспортировки азербайджанской нефти – грузинский. В 1996 году было заключено соглашение о нефтепроводе Баку – Батуми, участниками которого стали Грузинская международная нефтяная корпорация (ГМНК), Азербайджанская международная операционная корпорация (АМОК) и Государственная нефтяная компания Азербайджанской Республики (ГНКАР). Нефтепровод был запущен в 1999 году.

Таким образом, нефть, принадлежащая ГНКАР, шла на мировые рынки через территорию России, а нефть компании АМОК – через Грузию. Грузинский маршрут был более предпочтителен из-за безопасности и в силу разницы между тарифами.

По разным оценкам, к 2010 году Азербайджан планирует довести объем экспорта сырой нефти от 50 до 75 млн тонн в год. За транзит этой будущей, так называемой большой азербайджанской нефти, развернулась отчаянная борьба между Россией, Турцией, Грузией, Ираном и Соединенными Штатами Америки.

Четвертый маршрут – турецкий. Он предполагал, что конечным пунктом в пути азербайджанской нефти будет порт Джейхан. К концу 1998 году был определен наиболее приемлемый путь: это Баку – Тбилиси – Эрзурум – Джейхан, или, как называют проект в Азербайджане – Основной экспортный трубопровод, который далее будем называть ОЭТ БТД. Протяженность маршрута – 1767 км. Проект БТД отвечает всем оптимистичным оценкам благодаря тому, что он позволяет большой азербайджанской нефти выйти не к Черному морю, а к Средиземному, по суше обходя черноморские проливы. Одновременно это позволяло Азербайджану вести независимую экспортную политику.

Политика вокруг нефтепровода в основном диктовалась США, которые тем самым пытались отстранить Россию от участия в геополитике Каспия. А Россия тем временем в очередной раз продемонстрировала свою непоследовательность в Каспийской тематике. В 2001 году компании ЛуКойл было предложено участие в проекте БДТ. В 2002 году компании ЮКОС и ЛуКойл проявили интерес к данному проекту. После этого ЛуКойл согласился принять участие в БДТ, таким образом, действуя наперекор политике страны.

Пятый, болгаро-греческий маршрут предполагал доставку нефти из Новороссийска до греческого порта Александрополис. В 2001 году он был реализован на практике путем подписания соглашения между Россией, Грецией и Болгарией. В 2007 году строительство нефтепровода окончательно было закреплено в Соглашении между Россией, Грецией и Болгарией.

Интересен будет еще один, шестой маршрут. Это маршрут украинский. Тем более актуально будет упомянуть о взаимоотношениях нашей страны, Украины и прикаспийских государств в свете нынешних политических событий. Украина, пожалуй, занимает очень выгодное географическое положение: она находится между продавцом нефти (Россия, Казахстан и Азербайджан) и покупателем – Европой, располагает своей сетью разветвленных трубопроводов и надеется занять свое место в транзите нефти. Как и зависимость прикаспийских стран, зависимость Украины от России до сих очень существенна. Кроме того, Украина является крупным импортером нефти.

Таким образом, стремясь уменьшить свою зависимость, Украина предлагала альтернативу нефтепоставкам. С этой целью была поставлена задача осуществить специальный проект – Одесса – Броды. Первоначально это был трубопровод, который предназначался для прокачки ближневосточной нефти, но нефть так и не пошла по этому пути. Тогда Киев предложил Москве использовать маршрут для транзита российской нефти. Россия посчитала данное предложение неприемлемым и стала искать другие пути. После всех этих неудачных попыток Украина стала делать ставки на азербайджанскую нефть. Строительство нефтепровода было закончено в 2001 году. Но и азербайджанская нефть не пошла. В настоящее время нефтепровод также простаивает. В конце 2002 года Тюменская нефтяная компания (ТНК) выступила с неожиданным предложением - реверсировать трубопровод Одесса-Броды и использовать его для транзита российской нефти в Одессу, а оттуда танкерами перевозить через Босфор. Украина расценила это предложение как провокационное, направленное на ее исключение из евроазиатских потоков углеводородов.

Не смогли не сказаться на энергетической политике обеих стран события в газовой отрасли. Но, тем не менее, сейчас нефтяная и газовая конфронтация стран пошли на убыль.

Теоретически существовал и иранский маршрут, но, учитывая напряженность ирано-американских отношений в середине 90-х годов, он вряд ли мог и может быть использован для перекачки больших объемов каспийской нефти.

2.2. Маршруты транспортировки казахстанской нефти.

На сегодняшний день Казахстан является наиболее перспективным после России государством региона по запасам энергоресурсов. Развитие нефтяной отрасли является важным аспектом развития национальной экономики. Казахстан сегодня относится к тем государствам, которые способны влиять на формирование мировых рынков энергоресурсов. Однако географическая разрозненность между местами добычи и потребления и полная зависимость от России в экспорте нефти ведет к большим проблемам в построении независимой энергетической политики государства. Особенно остро свою зависимость от России Казахстан почувствовал, когда встал вопрос об экспорте тенгизской нефти.

На момент распада СССР и обретения его независимости на территории Казахстана существовало 4,9 тыс. км нефтепроводов. Однако полная зависимость от России в экспорте нефти создает проблемы обретения также энергетической независимости.

Сверхглубокое месторождение Тенгиз было открыто в 1979 году. По запасам нефти он входит в десятку крупнейших месторождений мира. В 1993 году между руководство Казахстана в лице президента Назарбаева и американской нефтяной компаний Шеврон был подписан контракт о создании крупнейшего в СНГ совместного предприятия. Но на пути транспортировки казахстанской нефти по территории России стала экология.

В 1993 году между Алма-Атой и Москвой было достигнуто соглашение о перекачке тенгизской нефти в российские нефтеперерабатывающие заводы и согласована программа действий Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) для доставки нефти. В том же году проект КТК был ратифицирован российской стороной и был закреплен как закон. Однако вскоре встал вопрос об экологичности казахтанской нефти, о чем заговорили российские (самарские) экологи.

Москва сократила в три раза прием тенгизской нефти. Но это, как полагают многие эксперты, было лишь политическим шагом нашей страны в ответ на «самостоятельное» заключение договора между Казахстаном и компанией Шеврон.

Казахстан был вынужден сократить добычу нефти. Тогда созданное совместно предприятие Казахстана и Шеврон стало искать выход из сложившейся ситуации. Российские СМИ стали говорить об отношениях Казахстана и Шеврон. Как утверждали российские СМИ, американская компания Шеврон на самом деле не была заинтересована в наращивании нефтедобычи на Тенгизе. Кроме того, пропорционально увеличению транзита казахстанской нефти, Россия соглашалась увеличить и транзит через свою территорию. В 2002 году было даже заключено соглашение между РФ и Казахстаном о долгосрочном транзите нефти через российскую территорию.

Как и для азербайджанской, так и для казахстанской будущей нефти существуют также проекты транспортировки.

Каспийский трубопроводный консорциум. Как уже было отмечено, проект был создан в 1992 году между правительствами Казахстана, России и Омана для доставки казахской нефти в Новороссийск. Но события вокруг КТК развивались неудачно. Первоначально консорциум был создан на правах паритета. Но практически сразу возникли проблемы с финансированием, и потребовалась реорганизация КТК, что несколько изменило первоначальные паритетные начала. Россия получила наибольший процент акций КТК. Строительство первой очереди проекта было завершено в 2001 году. Российские эксперты расценили запуск проекта как победу России в борьбе за сферы влияния в Каспийском регионе. Но правление компании Транснефть, например, высказало мнение, что эта победа – лишь временное явление, и объясняется это несколькими причинами: во-первых, европейский потребитель может отказаться от российской Urals в пользу более качественной нефти Tengiz, во-вторых, могут возникнуть проблемы на черноморских проливах, когда российская нефть встретит большее сопротивление.

Российский маршрут перекачки казахстанской нефти. 2001 года была сдана в эксплуатацию первая очередь Балтийской трубопроводной системы, которая предполагала прокачку нефти Тимано-Печорского региона, Западной Сибири, Урало-Поволжья и Казахстана. Но у этого пути есть помеха – экология. В последнее время из-за высокой нагрузки на нефтяной терминал Мурманска стали высказывать свою обеспокоенность Дания, Норвегия и Швеция.

Говоря о российско-казахстанских нефтяных отношениях, необходимо подчеркнуть, что Казахстан – самый быстрорастущий конкурент России в этой области. Понимают это российские компании, предлагая Транснефти увеличить транзит своей нефти за счет уменьшения транзита казахской нефти. В этом опять-таки несовпадение интересов государства и нефтяных компаний.

Также в контексте этого вопроса рассматривался азербайджано-турецкий маршрут, морской вариант которого содержал в себе Транскаспийский нефтепровод.

С ним связано в первую очередь достигнутое в 1999 году соглашение между Казахстаном и Турцией об участии первого в проекте Баку – Джейхан.

Чуть позднее, в 2001 году, США поддержали своим грантом функционирование Транскаспийского нефтепровода, который, в свою очередь, полностью отстраняет Россию от участия в транзите казахстанской нефти и наносит значительный удар по маршруту Баку – Новороссийск и Тенгиз – Новороссийск. В ответ Россия предприняла свои действия. Она снова вынесла как контраргумент экологию, предложив прикаспийским странам документ, отражающий изменение дна моря в зоне нефтепровода.

Россия также была осведомлена и о политическом решении о проложении Транскаспийского нефтепровода. В случае преобладания принципов советско-иранских договоров все было бы по-другому – так полагают многие авторы периодических изданий, и Москва просто смогла бы наложить свое вето на строительство ТКНП.

Солидарен с Россией в этом был и Иран. Но в данном случае было слишком серьезное противостояние Азербайджана, Турции, Грузии и, конечно, США, которые настаивали на подключении Казахстана к пути Баку – Джейхан путем строительства ТКНП. Казахстан же окончательно определился в 2002 году. Тогда в Лондоне в посольстве США велось обсуждение Казахстаном и Азербайджаном присоединение первого к проекту БТД.

Еще один важный маршрут для казахстанской нефти – это маршрут китайский. Несомненно, как понимает это и Казахстан, существует большая выгода от выхода казахской нефти на азиатские рынки. Плюсов было очень много: это достаточная экологическая безопасность, общая граница с Китаем, гигантские импортные потребности Китая. В 1997 году начались первые переговоры о создании маршрута из Казахстана в Китай.

В 2001 году казахский президент подтвердил наличие договоренности с Китаем о строительстве такого нефтепровода. В последнее время Пекин стал еще более заинтересован в поставках казахской нефти на свои рынки, что, в свою очередь, не может не сказаться на возрастании конкуренции с Россией.
2.3. Маршруты транзита туркменской нефти.

Экспортная политика Туркмении пока находится на стадии развития. Своей трубопровода у Туркмении пока что нет. Российская компания Транснефть предлагала свои услуги по экспорту нефти в Новороссийск, но пока Туркмения не спешит экспортировать свою сырую нефть. Она первой из бывших стран – участниц СНГ осознала необходимость реконструкции нефтегазодобывающего комплекса.

Зато ряд договоренностей с иностранными инвесторами у Туркмении уже существует. Это, например, соглашение с британской компанией Monument Oil о прокладке нефтепровода вдоль побережья Каспийского моря до Ирана, и далее перевозка должна осуществляться до Персидского залива.

Как считают некоторые эксперты, из всего сказанного можно сделать достаточно определенный вывод.

Отстранение нашей страны от стратегически важных путей добычи и транспортировки каспийской нефти продолжается. Все это осуществляется руками Запада и, несомненно, США, который, в общем-то, выигрывает раунд «большой игры».
2.4. Геополитические и экономические интересы России в условиях изменения выбора основных путей транспортировки каспийской нефти.
По некоторым оценкам, Российская Федерация сегодня – первый нефтеэкспортер мира. В свою очередь, Соединенные Штаты Америки – один из самых крупных импортеров нефти, чья доля в импорте составляет около половины. Тем более, накануне и во время иракской войны США, несомненно, нуждался в поставках нефтепродуктов. С самого начала происходила политическая борьба между двумя путями строительства нефтепроводов, по которым пойдет добытая на Каспии нефть – это российский маршрут (Баку – Новороссийск), и турецкий: Баку-Джейхан.

В настоящий момент разумным представляется тот факт, что проекты «мимо России», а наиболее важный из них – маршрут Баку – Тбилиси – Джейхан – является более выгодным Соединенным Штатам Америки. И строительство маршрута Баку – Тбилиси – Джейхан многие российские аналитики называют сильным ударом по России.

За несколько месяцев до открытия ОЭТ БТД Баку сделал первую попытку транзита в обход России: руководство страны решило перекрыть поставки нефти по маршруту Баку – Новороссийск, чтобы посмотреть на реакцию российской стороны. По оценкам азербайджанских экспертов, российский трубопровод можно было постепенно просто вытеснить из сложившейся геополитической игры. Правительство Азербайджана утверждало, что с экономической точки зрения использование этого российского, северного маршрута просто было невыгодно, несмотря на то, что азербайджанская нефтяная компания ГНКАР лишалась части экспорта. При этом, как заявлял первый вице-премьер правительства Азербайджана Аббас Аббасов, из-за того, что высококачественная бакинская нефть смешивается по пути с российскими сортами, в Новороссийском порту цена продукта снижается на 4–5 долл. В итоге ежегодные потери ГНКАР составляют около 50 млн. долл21. Российской стороне предлагалось либо снизить свои тарифы, либо создать банк качества нефти. Но «Транснефть» не согласилась на такие условия из-за недостаточных объемов азербайджанской нефти.

Официальное открытие нефтепровода состоялось 25 мая 2005 года. «Битва» за него продолжалась более десяти лет. И первоначально проект рассматривался скорее как политический, нежели как экономический, и в 1990х годах, при условии низких цен на нефть, развивался благодаря поддержке США и Великобритании. Кроме того, произошли реальные политические изменения, опять-таки не в сторону России: Казахстан тогда же стал заявлять о возможном присоединении к нефтепроводу. Более того, в ближайшие годы в Азербайджане намечается некоторый спад в добыче нефти, и поэтому важной стратегической задачей для Азербайджана было присоединить к нефтепроводу и Казахстан. А Казахстан, как уже говорилось, на сегодняшний день является наиболее динамично развивающейся нефтяной страной.

Что касается самого Казахстана, встает вопрос о том, есть необходимость для него в присоединении к ОЭТ. Как уже отмечалось, располагая своими нефтепроводами Атырау – Самара и Тенгиз – Новороссийск (КТК), Казахстан все же был намерен увеличить транспортировку нефти. Поэтому, несомненно, также и из политических соображений, Казахстан стремился попасть в азербайджано-грузино-турецкий проект также.

16 июня 2006 года Казахстан подписал с Азербайджаном Договор по поддержке и содействию транспортировки нефти. "Значение только что подписанного соглашения о содействии транспортировки казахстанской нефти через трубопровод Баку-Джейхан на мировые рынки трудно переоценить. Мы получили альтернативный третий путь для реализации наших углеводородов. До 2030 года будут построены все необходимые терминалы и увеличены мощности трубопровода для прокачки нашей нефти. Это соглашение станет важной вехой в истории дружественных отношений двух стран, у народов которых много общего в истории, культуре и корнях"22, - так заявил президент Н. Назарбаев после подписания Договора. Очевидно одно: трубопровод теперь создает значительную конкуренцию проектам «Транснефти» и КТК. Кроме Баку и Астаны, геополитическую победу осознал и Ереван. Объясняется это тем, что Грузия уже долгое время пыталась также ослабить свою энергозависимость, от России в том числе, что после ввода в эксплуатацию маршрута намного увеличит ее шансы.

России же, к сожалению, до сих пор приходится преодолевать свою зависимость в построении нефтеэкспортной политики от иностранных государств: в большей степени от Турции: тут, как и десять лет назад, встает вопрос об облегчении транспортировки нефти через проливы Босфор и Дарданеллы. Поэтому как альтернатива ОЭТ БТД, у России остаются два возможных варианта: украинский и болгаро-греческий маршруты перекачки нефти.

Открытие нефтепровода Одесса – Броды состоялось в 2001 году, но на протяжении трех лет маршрут оставался недействующим. Причиной «простоя» было то, что Украина рассчитывала, что по нефтепроводу поток каспийского «черного золота», но он так и не начался. Транзит значительного объема каспийской нефти по системе компании «Транснефть» фактически устранил потребности региона в отдельном трубопроводе23.

Но в 2004 году произошел сдвиг в отношении данного маршрута. Украинская сторона заявила о начале транспортировки российской нефти по маршруту Одесса – Броды. Это было выгодное решение для обеих стран. Для России оно уменьшало зависимость от условий прохождения танкеров через проливы. Для Украины решающим было в основном получение прибыли и, соответственно, пополнение собственного бюджета.

Еще одним положительным событием для Российской Федерации в борьбе за маршрут стало событие недавнего времени: 15 марта 2007 года Россия, Болгария и Греция подписали трехстороннее Соглашение о строительстве нефтепровода и сотрудничестве при эксплуатации построенного нефтепровода Бургас - Александрополис. Маршрут также удобен тем, что, минуя проливы Босфор Дарданеллы, проходит по территории Греции Болгарии., облегчая тем самым длительный спор России с Турцией о возможности прохода российских судов через проливы, и тем самым, безусловно, уменьшая зависимость российского нефтяного экспорта от Турции.
2.5. Каспийское противостояние ГУУАМ и России.

К событиям вокруг энергоресурсов Каспия можно отнести и активизацию некоторых межгосударственных структур рассматриваемого региона.

Важным событием геополитического масштаба стало образование регионального объединения ГУУАМ. При содействии Европейского Союза и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Грузия, Украина, Азербайджан и Молдова создали ассоциацию ГУАМ. Позднее к ним присоединился и Узбекистан. Создание данного объединения ослабило позиции СНГ в целом и в одном из важнейших регионов его жизненно важных интересов.

Причиной создания объединения были объявлены экономические интересы, в частности, сотрудничество в развитии Евро-кавказско-азиатского транспортного коридора.

Молдова, не особо поддерживая военные аспекты договоров, принимает участие в экономических проектах. В частности, при содействии Европейского Банка Реконструкции и Развития страна начала строительство крупного нефтяного терминала, что позволит принимать азербайджанскую и казахстанскую нефть, идущую через Грузию. В свою очередь, у России с Молдовой есть свои спорные территории: это Приднестровье. На саммите же НАТО в 1999 году США активно обещали оказать поддержку молдавской стороне по приднестровской проблеме.

Азербайджан, стремясь занять ведущее геополитическое положение в регионе и на Северном Кавказе, проводит политику, направленную на расширение своего влияния, делая ставку на «новых» стратегических партнеров: США, Турцию, Израиль. Одновременно власти Азербайджана стали обвинять Россию в противодействии восстановлению территориальной целостности государства.

«Азербайджан владеет уникальной добычей нефти, Украина владеет уникальными возможностями транзита. Почему бы эти усилия не объединить?».24 Речь шла об альтернативных российским энергетических программах, для чего был специально создан Топливно-энергетический Совет. И здесь опять-таки не обошлось без поддержки третьей стороны. И выступили этой стороной, что неудивительно, Соединенные Штаты. Страны ГУАМ оказались в самом центре борьбы за освоение транспортировку каспийских углеводородов. А Москва осталась в стороне. Страна не сумела оказать вовремя нужной поддержки и в решении региональных конфликтов и проблем.

Руководство Грузии, под влиянием политической линии США, Турции и других стран НАТО, также проводит политику, направленную на вытеснение позиций Российской Федерации из Закавказья. Тбилиси стремился обеспечить безопасность функционирования нефтепровода Баку – Супса.

С момента образования государства, Узбекистан взял курс на укрепления своего влияния в регионе. Полагая, что политика России в Центральной Азии препятствует взятому курсу, Ташкент оказывает противодействие любым действиям Москвы, которые каким-либо образом мешают выполнению поставленной задачи. Особое внимание узбекское руководство уделяет подключению к тем проектам, которые позволяют реализовывать транспортировку энергоносителей в обход России.

Украина играет одну из важнейших ролей в ГУУАМ. В Киеве придерживались точки зрения о целесообразности усиления роли Украины в межгосударственном образовании ГУУАМ, а также экономических проектах СНГ без участия России.

А кардинальный перелом в отношениях России со странами региона произошел после начала «газового противостояния» России и Украины.

Следует также иметь в виду, что образование ГУУАМ является только одним из примеров создания масштабной программы создания зоны, отстраняющей Россию от полноправного участия в различных экономических проектах Каспийского региона. При этом, данные проекты одновременно служат инструментом, при помощи которого США и Запад стремятся достичь своих геополитических целей в регионе.

Напрашиваются определенные выводы. Столкновение интересов Российской Федерации и стран Каспия в основном касается двух аспектов: это проблема определения международно-правового статуса Каспийского моря, которая носит, пожалуй, ключевой характер и определяет рамки спора, - кому будут принадлежать наиболее богатые нефтью участки моря; и, несомненно, вопрос о том, как, по какому пути направить потребителю уже добытую на шельфе моря нефть.

И здесь России приходится отстаивать свои не только экономические, но и геополитические интересы. В основном борьба развернулась за два основных маршрута: тот, который выгоден США, и тот, который выгоден России. Ведь страна, по территории которой проходит трубопровод, как уже было отмечено, получает заметные выгоды. Это возможность проводить свою тарифную политику, и контроль над коммуникациями. Поэтому, пожалуй, основной задачей России в рассмотренном вопросе можно было бы назвать удержание своей роли и места в регионе в качестве главного «контролера» нефтепотока потребителю энергоресурсов.


.

  1   2   3   4


Учебный материал
© bib.convdocs.org
При копировании укажите ссылку.
обратиться к администрации